double arrow

АГРОНАУКА В XVIII веке. против «клевероутомления», и применение гипса стало распространяться. Но одного гипса было недостаточно, а кроме того, однолетнее пользование было

АГРОНАУКА В ХУП1 веке


против «клевероутомления», и применение гипса стало распространяться. Но одного гипса было недостаточно, а кроме того, однолетнее пользование было экономически не выгодно.

Новые системы земледелия, разработанные в XVIII, обречены были существовать без опоры на результаты организованной исследовательской работы. Большинство нововведений и усовершенствований были сделаны самими земледельцами и землевладельцами.

Норфолкский севооборот практиковался на значительной части вос­точных, южных и центральных районов Англии до середины прошлого сто­летия. По арендному договору арендаторам запрещалось изменять чередова­ние культур, продавать на сторону солому или распахивать постоянные се­нокосы и пастбища. Эта система функционировала нормально и при ее тща­тельном соблюдении обеспечивала хорошие урожаи благодаря сохранению питательных веществ, которые возвращались в почву с навозом. Она обога­щала почву дополнительным азотом благодаря клеверу, а также азотом, фос­фором и калием благодаря покупным кормовым средствам для скота. Дан­ный севооборот позволял также подавлять развитие болезней и сорняков, по­тому что ни одна культура не выращивалась чаще одного раза в четыре года.

Позднее Ротамстедская станция в какой-то степени тоже участвовала в корректировке этой устойчивой системы земледелия. В частности, Д. Лооз доказал возможность бессменного выращивания отдельных культур - пше­ницы в Бродболке, ячменя в Хусфилде и мангольда в Барнфилде. Он поло­жил начало производству удобрений, благодаря которому можно восполнять потери питательных веществ растений за счет поступления их с покупными кормовыми средствами.




Арендатор был освобожден от обязательства вести хозяйство, так как этого требовал землевладелец, целой серией парламентских актов, первый из которых был, однако, издан только в 1874 г. Однако неблагоприятные погод­ные условия и изменение цен, гораздо эффективнее способствовали ликвида­ции прежней системы земледелия, чем какой-либо из парламентских актов. В результате снижения цен на продукты растениеводства и на мясо большие площади пахотных земель были превращены в лугопастбищные угодья. До­рогая система кормления овец и крупного рогатого скота, связанная нор-фолькской системой стала нерентабельной, посевы под корнеплодами сокра­тились, а интенсивное животноводство сконцентрировало усилия на произ­водстве не мяса, а молока.



Научные опыты послужили прочным основанием для изменения харак­тера норфольского сельского хозяйства в соответствии с требованиями вре­мени. Они показали, что и в Норфолке основой полеводства может служить товарная культура - сахарная свекла вместо кормовых корнеплодов - брюк­вы, турнепса и мангольда. Свекла дает столько же корма для животных в ка­честве побочного продукта, как и культуры, которые она заменила.

Площадь под кормовыми корнеплодами сократилась, и эту освободив­шуюся площадь стали занимать корнеплоды, выращиваемые для продажи (главным образом сахарная свекла).




Уже в XVIII в. перед учеными встал вопрос: как упорядочить разнооб­разие живого. В известной сказке «Золушка», злая мачеха заставила Золушку разобрать смесь гороха и чечевицы по сорту зерен. Мачеха даже не подозре­вала, что ставит перед падчерицей задачу из классической систематики. На Земле же живых существ многие миллиарды и триллионы, их классификация гораздо более сложная задача. Автор первой естественной всеобъемлющей системы классификации животных и растений - шведский натуралист Карл Линней (1707-1778) назвал свой труд «Система природы». Он ввел в класси­фикацию организмов иерархический принцип: виды, роды; семейства; по­рядки (у растений) и отряды (у животных; классы; типы). В итоге получается «лестница существ», которую специалисты называют иерархической систе­мой организмов.

Карл Линней решил еще одну задачу классификации - проблему на­званий видов, или номенклатуры (перечень имен»). Линней предложил да­вать видам двойные имена (имя и фамилию). Самый простой способ дать на­звание организму - присвоить ему наименование, которым когда-то пользо­вались древние римляне.

Не всем животным и растениям хватило народных древнеримских на­званий. Поэтому некоторым организмам давали такие научные названия, ко­торые бы отражали их сходство с каким-либо предметом или другим орга­низмом. Некоторые организмы получили имена богов из мифов, которые по мнению ученых схожи с представителями описываемых родов и видов. На­пример, тезками легендарного Геракла стали представители рода борщевиков (Heracleum) - мощное травянистое растение семейства Сельдерейных. Мно­гие путешественники, описывая новые виды в малоисследованных местах, нередко превращали местные названия в научные. Начало такому способу положил К. Линней. Например, Tr. Polonicum (пшеница польская) Линней описывал по гербарию, в котором местонахождение этой пшеницы была на­звана Galicia. Это дало повод думать о происхождении ее из Польши, но провинция Galicia имеется и в Испании, где действительно встречается эта культура.

Интересно, что крупный вклад в развитие учения о растениях, так или иначе, внес немецкий поэт, ученый, философ и общественный деятель Иоганн Вольфганг Гете (1749-1832). В работе «Опыт о метаморфозе растений (1790) он стремился рассматри­вать природу как единое целое. Автор высказал предположение, что все органы растения и их части - стебли, корни, лепестки и тычинки цветка - есть видоизменные побеги. Именно с этого труда ученого и поэта начинается вся современная анатомия и морфо­логия растений. Конечно, Гете преувеличил роль листа, однако в целом его догадка оказа­лась верной. Сейчас принято практически все органы растений рассматривать как видо­измененные побеги, а лепестки и тычинки действительно «ведут род» от листьев.

В 1761 г. шведский химик Валериус опубликовал гипотезу о том, что растения пи­таются гумусом. Эта гипотеза отвечала практическому наблюдению о высоком плодо­родии почв, богатых гумусом, но совершенно неверно исходила из якобы прямого усвоения корнями этого сложного органического вещества. Однако она была подхвачена другими исследователями.








Сейчас читают про: