double arrow

АГРОНОМИЧЕСКАЯ НАУКА В XX ВЕКЕ. По его мнению, травопольная система предполагает разделение терри­тории хозяйства на водоразделы, склоны и долины. Область водораздела должна быть облесена,

АГРОНОМИЧЕСКАЯ НАУКА В XX ВЕКЕ


По его мнению, травопольная система предполагает разделение терри­тории хозяйства на водоразделы, склоны и долины. Область водораздела должна быть облесена, долины и склоны - разграничены. Один севооборот охватывает склоны, а второй - долины.

Ученый считал, что максимальная эффективность внесения удобрений может быть достигнута при достаточном количестве в почве продуктивной влаги. Самое благоприятное сочетание водного и воздушного режимов обес­печивается в структурной почве. Поэтому В. Р. Вильяме полагал необходи­мым формирование водопрочной структуры путем посева многолетних трав. Главную задачу их он видел в восстановлении этой прочности. Травы следу­ет возделывать в течение 2 лет, а когда структура будет создана, сложатся условия для одногодичного использования многолетних трав. Целесообразно использовать смесь бобовых и мятликовых многолетних трав. Корневая сис­тема мятликовых располагается преимущественно в верхнем слое с малым содержанием кальция. У бобовых же, наоборот, она находится в более глубо­ких слоях почвы, откуда сильнее поглощает кальций. Поэтому мятликовые и бобовые многолетние травы дополняют друг друга.

В.Р. Вильяме рассматривал животноводство и земледелие как два эле­мента сельскохозяйственного производства, взаимосвязанных и взаимозави­симых. Его взгляды нашли отражение в теории и практике современных сис­тем земледелия, предусматривающих как обязательное условие наиболее полный учет всего комплекса природных ресурсов, особенностей почвенного покрова с целью правильной организации территории и рационального соче­тания всех отраслей аграрного производства.




В учении В. Р. Вильямса имеется и ряд спорных положений. Так, он выступал против применения некоторых почвообрабатывающих орудий (бо­роны, катка), недооценивал роль озимых культур, пропагандировал вспашку травяного пласта только глубокой осенью. Широкое применение травополь­ных севооборотов в различных районах страны выявило, что они экономиче­ски выгодны в Нечерноземной зоне и совершенно неэффективны в степных засушливых районах Европейской части России.

Травопольную систему нельзя считать практическим достижением Вильямса. Ее успехи в одних хозяйствах перекрывались убытками в других и причины этих убытков были самыми разными, включая и догматически по­нятые положения, на которые опиралась система. Но Вильяме достиг дейст­вительно больших практических успехов. Среди них надо отметить создание научного луговодства и разработки теории сохранения и использования лу­гов. Не менее впечатляет другое практическое достижение Вильямса. Он первым построил в России «поля орошения» - сооружения, основанные на очистке почвой бытовых вод больших городов. Люберецкие поля орошения, спроектированные Вильямсом, просуществовали почти век, спасая Москву от ее же сточных загрязненных вод. Сейчас этот метод нейтрализации сточ­ных вод заменен более эффективными методами, но идея биологического очищения вод используется наряду с другими подходами. Можно считать, что это важное направление очистки коммунально-бытовых отходов заложе-






но В.Р. Вильямсом.

Оценивая научное наследие В.Р. Вильямса (ученые Кауричев, Кирюшин, Карпачев-ский, Соколов, 2003) отмечают, что его идеи обогатили почвоведение, способствовали развитию нашей науки. В то же время высказанные им ошибочные мысли не принесли вреда. Они стали вредными уже после смерти Вильямса, когда были использованы дог­матически, без творческого анализа его апологетами, а то и просто случайными людьми, не знавшими ни почвоведения, ни земледелия, а просто делавшими свою карьеру. Теперь, в XXI веке можно сказать, что в лице В.Р. Вильямса российская наука имела крупного уче­ного, внесшего большой вклад в её развитие, и даже его ошибочные положения и мысли послужили толчком для такого движения. Творчество В. Р. Вильямса еще раз показало, что науку развивают как индуктивный, так и дедуктивный методы. При этом обилие фактов, опытных данных далеко не всегда дают ответ на поставленный вопрос. В то же время гипотеза сокращает путь познания, даже если она и ошибочна. В. Р. Вильяме использовал дедуктивный метод и добился с его помощью больших успехов. Вильяме не участвовал в репрессиях и не виноват в том, что творили от его имени его апологеты.

Несмотря на то, что период с 1917 по 1947 гг. ознаменовался идеологи­ческим давлением на агрономию, но одновременно формировался и социаль­ный заказ, с почти неограниченным финансированием. В системе Академии наук создается Почвенный Институт им. Докучаева.

Крупнейшими представителями почвенной науки выступают академики В. И. Вер­надский и Ф. Ю. Левинсон-Лессинг - непосредственные ученики Докучаева, ушедшие в другие сферы науки. Лидером почвоведения остается К. Д. Глинка, его неустанные лич­ные труды и успехи тесно сопрягаются с ростом авторитета советского почвоведения. На первый Международный конгресс почвоведов (1927 г.) в США было командировано 18 человек сроком 2 месяца во главе с К. Д. Глинкой. В период до 1930 г. определяющими фи­гурами в отечественном почвоведении был также С. С. Неуструев, во всей полноте раз­вернулось научное дарование К. К. Гедройца. В 1924 г. возобновилось, благодаря тщаниям А.А. Ярилова, издание журнала «Почвоведение», который вновь объединил отечествен­ных ученых.

В этот период почвоведы стали решать многие важные для сельскохо­зяйственной практики вопросы. Существенное развитие получили также ис­следования в области лесного почвоведения. Выявлена специфика пестроты почвенного покрова под пологом леса как следствие эволюции лесных био­геоценозов. Многолетние комплексные исследования в долинах рек Русской и Западно-Сибирской равнин позволили установить генетические, экологи­ческие и геохимические особенности пойменного почвообразования, сфор­мулировать принципы рационального использования почвенно-растительных ресурсов в долинах рек.

Глубокое развитие получило мелиоративное почвоведение, особенно его эколого-гидрологическое и почвенно-геохимическое направления. Ре­зультаты этих исследований нашли практическое применение в ороситель­ных мелиорациях на черноземах, в дельтах рек аридных районов Европей­ской России и Средней Азии.

Более 20 лет возглавлял старейшее научное учреждение - Шатилов-скую опытную станцию А.Н. Лебедянцев (1878-1941). В агрономической науке того времени отсутствовали данные об удобрении черноземов цен­тральной России. Считалось, что внесение удобрений на них неэффективно-но. Для изучения эффективности навоза и фосфорных удобрений (суперфос-








Сейчас читают про: