Студопедия


Авиадвигателестроения Административное право Административное право Беларусии Алгебра Архитектура Безопасность жизнедеятельности Введение в профессию «психолог» Введение в экономику культуры Высшая математика Геология Геоморфология Гидрология и гидрометрии Гидросистемы и гидромашины История Украины Культурология Культурология Логика Маркетинг Машиностроение Медицинская психология Менеджмент Металлы и сварка Методы и средства измерений электрических величин Мировая экономика Начертательная геометрия Основы экономической теории Охрана труда Пожарная тактика Процессы и структуры мышления Профессиональная психология Психология Психология менеджмента Современные фундаментальные и прикладные исследования в приборостроении Социальная психология Социально-философская проблематика Социология Статистика Теоретические основы информатики Теория автоматического регулирования Теория вероятности Транспортное право Туроператор Уголовное право Уголовный процесс Управление современным производством Физика Физические явления Философия Холодильные установки Экология Экономика История экономики Основы экономики Экономика предприятия Экономическая история Экономическая теория Экономический анализ Развитие экономики ЕС Чрезвычайные ситуации ВКонтакте Одноклассники Мой Мир Фейсбук LiveJournal Instagram

Художественная публицистика




Полнота создаваемых образов, яркость конкретных деталей сюжета и композиции, психологизм часто демонстрируют стремление автора к худо­жественной типизации. «Фоновые» функции развернутых деталей, выра­зительных черт характера, сюжетно-бытовых живописных сцен вырастают до самостоятельных единиц отражения действительности, сочетаясь со стремле­ни­ем автора использовать образное мышление и образно-экспрессивную лексику. Эти признаки позволяют исследователям вычленить группу худо­жественно-публицистических жанров, в которых образы проявляют не просто индивидуальные особенности человека, а черты, характерные для наших современников в целом. Художественная публицистика как бы стоит на стыке собственно художественной литературы и научной, социально-политической прозы.

Поскольку художественный метод отражения действительности заклю­чается в безграничном применении авторской фантазии, вымысла, которые дают необходимую для творца свободу создания художественного образа и выявления через него правды жизни в целом, то в журналистике используют­ся лишь некоторые его элементы, связанные, прежде всего, типизацией образа, образно-экспрессивной лексикой, применением услов­ностей при реконструкции событий. Публицистика ограничивает создаваемый образ прав­дой факта, заменяя вымысел домыслом, содержащим в себе авторские допущения, смоделированные на основе реальных фактов.

Принято вычленять три жанровые подгруппы художественной публи­цистики: очерковая публицистика, сатирическая публицистика, философская публицистика. Они различаются, прежде всего, по способу отображения действительности. Сущность очерковой журналистики во многом предопре­делена синтезом репортажного, наглядно-образного, и исследовательского, аналитического, начал. Доминирование одного из них, в свою очередь, предопределяет преимущественно-художественную или преимущественно-теоретическую концепцию отображения предмета. Сатирическая публицис­тика нацелена на осмеяние определенных человеческих пороков. Характер публицистического осмеяния действительности создает определенные жанро­вые подвиды сатирической публицистики: добродушный смех – порождает юмор, а смех обличительный – сатиру. И, наконец, философская публицис­тика являет собой попытку актуализации общественно значимого социально-политического или культурного феномена как повода для отражения в журналистике его содержательных характеристик, важных для осознания момента, и личностно-персонифицированных раздумий о закономерности его развития.

Одним из предметов отражения художественной публицистики стано­вится человеческая индивидуальность. Через призму человеческой индивиду­аль­ности, возведенной до образно-символьного прочтения, публицист может рассмотреть любое проявление действительности, ситуативно выражающееся в актуальной проблеме. Типизируя личность, создавая образно-символьное прочтение реальных фактов, событий, явлений, художественная публицис­тика выходит на новый уровень авторского обобщения действительности. Документализация художественной литературы пока еще стала предме­том специального изучения теоретиков журналистики. И все же это совсем не новое в отечественной публицистике явление не раз уже ста­новилось предметом споров в литературоведческих трудах. Безусловно, эта группа публицистических жанров сродни жанрам биографичес­кой прозы, основанных, также как и литературно-художественные, на монтаже документов личного происхождения и глубоко личностной их интерпретации.




Предметом анализа публициста становится внутренний мир, система ценностей, привычек, установок человека, его мировоззрение и восприятие окружающей действительности. Через глубоко личностные ощущения, через внутренний мир журналист пытается показать напряженность ситуации, сложившейся во внешнем мире. Автор исследует пристрастия человека, необычные возможности личности, высокие профессиональные качества героя, его физиологические особенности, примеры служения нравственным ценностям, преданности идеалам или человеческие пороки.

Ни в коем случае журналисту не следует выдвигать на первый план одно лишь желание представить героя перед аудиторией во всей наготе своего внутреннего мира, – главная его цель в том, чтобы заявить о своей нравственной позиции, о своем понимании добра и зла через оценку личности героя.



Как созидающая личность журналист противится абсолютной иден­ти­фикации индивида с обществом, поддерживает его эмоциональный отказ «следовать вместе со всеми» и желание развивать собственные творческие потенции. Ибо реальная основа понятия «внутренней свободы» как раз и обозначает личное пространство, в котором человек имеет возможность оставаться самим собой. В индустриальную эпоху технологическая реальность вторгается в это личное пространство и сводит его на «нет». С помощью аналитической журналистики читатель получает возможность попытаться разобраться в происходящем, в процессах внутреннего и внешнего мира, что помогает ему снять эмоциональное напряжение, избежать стрессов, вызванных непомерной нагрузкой на нервную систему.

Все это журналист иллюстрирует примерами из жизни героя, приот­крывая занавес над интимнейшими ее сторонами. Понятно, что искренность и фактическая достоверность такого материала могут быть определены только ее автором. Только он имеет право окончательно решить вопрос о разумной достаточности материала, в данном случае – о воплощении смысла событий в цельном образе внутреннего мира, души героя.

В конечном итоге перед читателем предстает теоретизированная фан­тазия, отличительными признаками которой становятся относительная не­досказанность, фрагментарность, принцип монтажа, стилевой синкретизм. Система доказательств, если таковая присутствует, конструируется из цитат, чье авторство определено поколенческой, мировоззренческой при­надлеж­ностью героя, а весь внешний мир рассматривается исключительно через призму его внутренних переживаний.

Основными жанровыми моделями художественной публицистики, отражающей человеческую индивидуальность, справедливо полагаются очерк (портретный, путевой или проблемный), публицистический рассказ, житейская история, легенда, исповедь.

Часто предметом отражения художественной публицистики становятся нелепости жизни, находящие воплощение в комическом отображении действительности. В основе комического лежит противоречие между новым и старым, нарождающимся и отмирающим. Комическая ситуация вовсе не исключает резкого осуждения тех явлений, которые вызывают смех, выявляя несоответствие между тем, чем должна быть жизнь по мнению публициста, и ее случайной, нелепой или недостойной формой проявления. Вопрос о комическом в числе других вопросов эстетики еще в древности привлек к себе внимание философов. Так еще в IV веке до нашей эры Аристотель указывал на внутреннюю несообразность как причину комического характера явлений и определял комедию как воспроизведение худших людей. В сатирической публицистике наблюдаются все оттенки и разновидности комического: юмор, ирония, сарказм, сатира.

Юмор – наиболее жизнеутверждающая и сложная по оттенкам форма комического. В нем серьезное высказывается с усмешкой, в незначительном и даже ничтожном всегда просматривается важное и глубокое. Юмористи­чес­кий смех лишь подчеркивает несовершенство отражаемого жизненного явления.

Ирония – более резкая, чем юмор, отрицательная оценка предмета или явления через его осмеяние в иносказательной форме – придает художествен­но-публицистическому изображению особую окраску, своеобразно раскрывая неудовлетворенность автора окружающим миром. Это – художественный принцип, из которого исходит публицист, стремящийся с особой остротой подчеркнуть всю серьезность, порой даже трагичность положений и ситуаций.

Сарказм – еще более едкая, язвительная, обличающая, горькая насмешка. В отличие от иронии, сарказм использует прямую форму насмешки, внешне соответствующую ее сути: если сущность иронии в иносказании, в тонком намеке, то в сарказме главное – крайняя степень эмоционального отношения, высокий пафос отрицания, переходящий в гневное негодование.

Сатира – наиболее беспощадно осмеивающий несовершенство мира и человеческие пороки вид комического. Она не оставляет надежды на исправление критикуемых жизненных явлений. Отличительные признаки сатиры – подчеркнутая тенденциозность, сознательное заострение жизненных проблем, смелое нарушение пропорций в изображаемых явлениях. Поэтому сатирический образ всегда условен, герой для автора – прежде всего носитель опасного общественного зла.

Основные модели сатирических жанров художественной публицистики, использующих эти приемы комического отражения действительности – фельетон, памфлет, пародия, эпиграмма, эпитафия, анекдот, шутка, афоризм, публицистическая сказка, сатирический комментарий.

Целями обращения к аудитории с юмористическими и сатирическими произведениями могут служить поддержание жизненного тонуса, обогащение эмоциональных реакций, психологический тренинг, побуждение к искорене­нию зла и активизация влияния на социальные процессы.

Стремление человека к истине, создание абстракций высших уровней и объединение их в различные концептуальные схемы находит свое вопло­щение в художественно-публицистическом творчестве. Понимание, как длительный и сложный процесс, включающий в себя интерпретацию, реинтерпретацию, конвергенцию, дивергенцию, конверсию и ряд других операций, формирует предмет отражения философской публицистики – личностно-персонифицированные раздумья о закономерности развития общества.

Содержанием этой жанровой подгруппы становятся размышления о смысле бытия, о развитии общества, о жизни и смерти, о познании истины, о добре и зле, обсуждающиеся в рамках особой духовной деятельности, которую со времен античности принято называть философией, и выража­ющие глубоко личное индивидуальное знание о бытии, отличающееся крити­ческо-творческим отношением к миру и прежней системе взглядов на мир.

Будучи аналитической по сути, философская публицистика не ставит перед собой цель проанализировать актуальную проблему, требующую неотложного решения. Ее интересы сосредоточены на глобальных пробле­мах общественного бытия, которые не могут быть решены одномоментно. Ведущей здесь стала разработка бытия триады "человек, человечество, человечность" – поистине глобальная проблема настоящего и будущего.

И рассматривается она, прежде всего, через нравственные категории, моральный уровень современного общества. Поэтому к этой жанровой под­груп­пе чаще всего обращаются философы, культурологи, искусствоведы, историки, – одним словом, специалисты в области общественных наук.

Глубина проникновения в материал и широта освещения действи­тельности целиком зависят от способности публициста воспринимать духовные ценности общества, от уровня его научного мировоззрения, вклю­чаю­щего в себя научную картину мира, обобщенные итоги достижений человеческого познания, принципы взаимоотношения человека с естествен­ной и искусственной средой обитания.

Публицист афиширует свой субъективизм, стремление постигнуть гло­баль­ность происходящего, показать социально-психологический срез общест­ва. И в этой всеохватности ядром, своеобразной линзой преломления фактов становится сам автор материала. Никакие силы не могут заставить читателя продолжить чтение, как только он поймет, что его собственный интеллект превышает интеллект публициста.

Восприятие духовных ценностей носит творческий характер. Каждый по-своему осмысливает, интерпретирует воссозданные автором образы и чувства. Любой человек переживает духовные ценности через призму собственного опыта, но это всегда творческая работа души и ума человека. Философская публицистика становится особым видом деятельности двух взаимосвязанных творческих личностей – автора и читателя.

Уровень образования и общей культуры каждой из этих двух личностей непосредственно влияет на возникновение специфического диалога, одновре­мен­ного духовного потребления и духовного творчества.

Цели обращения к аудитории с философско-просветительскими текстами многообразны. Здесь и прояснение существа явления, и расширение поля социальной активности читателя, и побуждение к воссозданию ассоциатив­ного ряда и сопоставлению интерпретаций, и интеллектуальное, эмоциональ­ное, нравственное обогащение. Исследователи выделяют среди основных жанровых моделей философской публицистики философско-публицисти­ческую сказку, публицистический рассказ, проповедь и эссе.

В последнее время усиливается тенденция к смешению, к взаимопроник­но­вению жанров. И потому некоторые исследователи делают ошибки, выделяя как новые жанры те, которые объединили в себе черты двух или более уже давно известных. Жанр – категория сравнительно устойчивая, не теряющая своих формообразующих качеств на протяжении веков. Наполня­ясь новым, актуальным содержанием, жанр приобретает новые черты, но формальные, жанрообразующие признаки серьезных преобразова­ний не пре­тер­пе­вают. Со временем некоторые новые видовые образования могут вы­крис­тал­лизовываться в отдельные жанры. Среди таких, например, – уже упоминавшийся нами жанр эссе.

Он рожден интересом рассмотреть морально-этические, историко-политические и эстетические проблемы через персонификацию, через конкретную личность. Поэтому этот жанр – личностный, позволяющий наиболее полно высказать и обосновать авторское мнение, воплотить в нем личные чувства и личные эмоции. Ему одновременно присущи и философско-аналитический взгляд на предмет, и художественная типизация образа.

Теория жанров отличается чрезвычайной сложностью, многоаспект­ностью, однако журналисту-практику важно разбираться в специфике видов и жанров публицистики, ведь только активное использование всей палитры жанрового многообразия и позволяет ему ярче проявить свое мастерство.





Дата добавления: 2013-12-28; просмотров: 3609; Опубликованный материал нарушает авторские права? | Защита персональных данных | ЗАКАЗАТЬ РАБОТУ


Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Лучшие изречения: Да какие ж вы математики, если запаролиться нормально не можете??? 8346 - | 7275 - или читать все...

Читайте также:

 

35.171.146.16 © studopedia.ru Не является автором материалов, которые размещены. Но предоставляет возможность бесплатного использования. Есть нарушение авторского права? Напишите нам | Обратная связь.


Генерация страницы за: 0.003 сек.