double arrow
Информационные жанры

Литература

Бекасов Д.Г. Корреспонденция, статья – жанры публицистики. – М.: Изд-во МГУ, 1972.

Беневоленская Т.А. Композиция газетного очерка. – М.: Изд-во МГУ, 1973.

Беневоленская Т.А. О языке и стиле газетного очерка. – М.: Изд-во МГУ, 1973.

Газетные жанры. – М., 1976.

Гребенина А.М. Обзор печати: Некоторые проблемы теории жанра. – М.: Изд-во МГУ, 1980.

Жанры международной журналистики. – М.: Изд-во МГИМО, 1995.

Журбина Е.И. Теория и практика художественно-публицистических жанров. Очерк. Фельетон. – М.: Мысль, 1969.

Информационные жанры периодической печати. – Казань: КГУ, 1995.

Колосов Г.В. Критерии деления публицистики на жанры // Журналистика: Вып.5/7. – Алма-Ата, 1975.

Колосов Г.В. Поэтика очерка. – М.: Изд-во МГУ, 1977.

Кожинов В.К. К проблеме литературных родов и жанров // Теория литературы. – М., 1964.

Пельт В.Д. Взаимодействие жанров – средство повышения эффективности печати // Слово во имя дела: Актуальные проблемы советской журналистики. – Баку: Азернешр, 1985.

Пельт В.Д. Дифференциация жанров газетной публицистики. – М.: Изд-во МГУ, 1984.

Пельт В.Д. Жанры советской газеты. – М.: Изд-во МГУ, 1987.

Пельт В.Д. Информация в газете. – М.: Изд-во МГУ, 1980.

Прохоров Е.П. Обзор печати. – М., 1963.

Прохоров Е.П. Публицистическое обозрение. – М.: Изд-во МГУ, 1963.

Прохоров Е.П. Эпистолярная публицистика. – М.: Изд-во МГУ, 1966.

Симкин Я.Р. Сатирическая публицистика. – Ростов-н/Д: Изд-во Рост. ун-та, 1976.

Стрельцов Б.В. Основы публицистики. Жанры. – Мн.: Университетское, 1990.




Тертычный А.А. Аналитическая журналистика: познавательно-психологический подход. – М.: Гендальф, 1998.

Тертычный А.А. Жанры периодической печати. – М., 2000.

Ученова В.В. Метод и жанр: Методы журналистского творчества. – М., 1984.

Ученова В.В. Творческие горизонты журналистики: К проблеме профессиональ­ных методов. – М., 1986.

Черепахов М.С. Заметка и корреспонденция. – М.: Изд-во МГУ, 1954.

Черепахов М.С. Проблемы теории публицистики. – М., 1973.

Шостак М.И. Журналист и его произведение. – М.: Гендальф, 1998.

Шумилина Т.В. Не могли бы вы рассказать?.. – М.: Изд-во МГУ, 1976.

Андрей Ардер

Откуда есть пошла «Чуча»

Музей кино проводит летний фестиваль музыкального фильма

В залах кинотеатра «Салют» на улице Кедрова (метро «Академическая») начался показ симпатичного цикла фильмов, где значительную роль играет музыка. Открылся он чаплинскими «Огнями большого города» и балетом «Ромео и Джульетта» с участием Галины Улановой.



В субботу в 18.30 зрителей ждет культовый фильм «Серенада Солнечной долины» 1941 года, благодаря которому прославился у нас джаз-оркестр Гленна Миллера. И потом, надо же знать, откуда есть пошла «Чуча» в этом мире! И дальше июль пойдет нескучно: Антонио Гадес в «Кармен» Карлоса Сауры (12), Пласидо Доминго и Тереза Стратас в «Травиате» Франко Дзеффирелли (13), неувядаемые «В джазе только девушки» Билли Уайлдера (15).

В цикл вошли также наши фильмы «Под крышами Монмартра» по Кальману (19) и «Мы из джаза» (20); великий мюзикл «Моя прекрасная леди» с Одри Хепберн (22), «Шербурские зонтики» с Катрин Денев (26), «Волшебство «Куин» в Будапеште (27) и «Кабаре» (29).

Музей кино всегда славился своими экстраординарными программами, и придет еще время, когда у него будет много залов, наперебой предлагающих один фильм лучше другого. Других таких кинотеатров в России, а может, и мире, просто нет.

Александр Федосов

Дети цезия

Почему 70 тысяч детей, проживающих в зараженных радиацией районах Брянщины, брошены на произвол судьбы?

У 7-летней Ани Лаврухиной из села Добродеевка недавно родился братик. Девочка не понимает, что значит слово "фенилкетонурия", произносимое мамой в разговоре со взрослыми, но они с братиком уже не раз побывали у врачей.

Наталья Лаврухина в недоумении: "Доктор сказал, что это наследственное заболевание, но у меня в роду ничего подобного не было". Медики установили, что тяжелое поражение нервной системы, или фенилкетонурия, возникает в результате мутации гена. В Добродеевке уровень радиации высок, но медицина не торопится с ответом на то, какие болезни подстегнул Чернобыль. Единственное, что официально уже почти признали, это рост заболеваний щитовидной железы.

У 3-летней Насти Покрашенко обнаружили опухоль в брюшной полости. После двух операций, которые сделали московские врачи, она пережила временную парализацию. Мать девочки Галина Покрашенко в отчаянии. Врачи говорят, что им нельзя оставаться в родной деревне Ширяевке, которая входит в зону отселения. Но куда податься студентке с больным ребенком на руках? Где брать деньги на лечение, если одна операция обошлась в 150 тысяч рублей? Новое "чернобыльское законодательство" освободило государство от нужды помнить о последствиях той страшной катастрофы. Дети цезия остались заложниками зоны.

По словам председателя Новозыбковского горсовета Михаила Трофимова, уровень радиации снова начал расти. С чего бы? Асфальт, который укладывали после аварии на ЧАЭС, уже износился, а поля не удобряют так, как рекомендовали ученые.

– Две трети доз наши жители получают за счет употребления зараженных продуктов. Молоко из многих хозяйств "светится", а его пьют дети. И вот получается, что у наших ребятишек уровень заболеваемости в 2,5 раза выше, чем в целом по стране. У взрослых – в 2 раза выше. Теперь вот правительство хочет вообще вывести Новозыбков из зоны отселения. Дескать, у вас плотность радиации снизилась до 12,4 кюри.

Но даже 12 кюри – это уровень, превышающий дочернобыльский в десятки раз, – и об этом будто забыли. Представитель Роспотребнадзора Вячеслав Пархоменко, ссылаясь на исследования немецких специалистов, подсчитал, что в самых неблагоприятных условиях живут около 2 процентов жителей чернобыльской зоны. Из их организмов нужно выводить радиацию, но самое главное – им нельзя употреблять зараженные продукты. Особенно детям. Главный врач Климовской районной больницы Анатолий Галькевич уже не может не возмущаться выводами высоколобых профессоров из питерских и других медицинских институтов:

– Они подсчитали что, если питаться чистыми продуктами и вносить в почву нужные удобрения, радиация будет снижаться. Но проверили – цезия еще больше. Сказал об этом в Минздраве, а они удивились. Не верят, что мы не получаем чистые продукты, как было сразу после катастрофы. Бедность не позволяет питаться хорошо. Контроль на пищевом рынке ослаблен, санитарные учреждения в радиационных районах закрыли, хотя мы сопротивлялись. А попробуй из Климова в Новозыбков каждый день повози пробы продуктов. Минздрав, правительство ушли от обследования жителей зоны. Вводят новые методики, из-за чего мы не можем сравнить получаемые данные с теми, что зафиксированы 20 лет назад. Москва денег на оборудование не дает, все тянет на себе только область. Хотя не мы взрывали атомную станцию. Замечаем рост раковых заболеваний кожи – это уже беспокоит больше, чем щитовидка.

По данным депутата областной Думы Раисы Желдак, в юго-западных районах Брянской области 5 – 8 процентов детей рождаются инвалидами. По сравнению с дочернобыльским временем частота патологий выросла в 16 раз!

– Наши ребята 20 лет назад получили сильнейший гормональный удар. Теперь на первые места выходят врожденные патологии органов, психические расстройства и неврологические заболевания. На загрязненных территориях живут более 70 тысяч детей. Раньше почти всех их удавалось оздоравливать летом. Но 122-й закон все изменил. В прошлом году только каждый пятый ребенок летом смог выехать за пределы области. А ребят 16-18 лет вообще забыли. Скажите, что это за национальный проект, который не позволяет на 3 недели вывезти детей за пределы радиационных районов? Если радиация не выводится, она накапливается в костях. И девочкам, и мальчикам грозит бесплодие! Во все колокола надо бить!

С 1992 года ни в одном детском саду Новозыбковского района не проводилась дезактивация территории. А там есть места, где плотность загрязнения равна 200 кюри. При этом правительство закрыло программу "Дети Чернобыля".

– Настала пора не просить, а требовать, – убеждена председатель экологического комитета Брянской областной Думы Людмила Комогорцева. – Ко мне стекается вся информация об ужасах зоны. Волосы встают дыбом. Сегодня стоит задача проверить накопление доз у 300 тысяч брянских детей. Им нужны препараты, выводящие радиацию из организма. На эти цели правительство должно тратить не копейки, а миллиарды.






Сейчас читают про: