double arrow

Что будет с курсом евро к доллару?


Июль начался с падения евро до $1,186 – самого низкого уровня с мая 2004 года. Спекулянты забыли о грандиозном внешнеторговом дефиците США и помнили только о том, что ФРС подняла процентную ставку до 3,25% годовых. Они решили, что уже в обозримом будущем ставка будет поднята до 4% и, таким образом, в два раза превысит существующую в еврозоне. Соответственно, долларовые активы будут в два раза более доходными, чем активы в евро. Преодоление психологически важного рубежа в $1,20 произвело на всех такое впечатление, что ожидался штурм рубежа в $1,175 – самого низкого уровня, достигнутого в 2004 году.

Штурма, однако, не последовало, и 12 июля за евро давали уже $1,22. Формальным поводом служило ожидание данных об американском внешнеторговом дефиците (который должен был оказаться больше ранее прогнозируемого), а также решение ОАЭ перевести часть своих золотовалютных резервов из долларов в другие валюты. Впрочем, никто особенно не скрывал, что главной причиной является желание многочисленных спекулянтов, играющих на повышение доллара, зафиксировать прибыль от предыдущего падения единой европейской валюты.




К концу месяца в евро все в очередной раз разочаровались, и 26 июля за него снова давали меньше $1,20. Судьбе единой европейской валюты явно не помогали бюджетные проблемы европейских стран: у Италии, например, дефицит в этом году составит 4,3% ВВП, а у Португалии вообще превысит 6%. И министры финансов еврозоны ничего с этими нарушителями норматива в 3% ВВП (принятого как раз для стабилизации евро) сделать не могут, лишь дают им время исправиться – до 2007 года.

Наш прогноз: евро в августе будет слабым, но окажется дороже $1,16

Агентство журналистских расследований

Цена жизни

Новая версия причин убийства Вероники Черкасовой

Прошло полтора года после гибели известной журналистки Вероники Черкасовой. Следствие за это время не продвинулось вперед ни на шаг. Все попытки "повесить" убийство на сына погибшей Антона провалились, хотя 16-летнего парня не раз пытались запугать. В отличие от следователей, за прошедший год журналисты Творческой мастерской «Агентство журналистских расследований» сумели добыть новые факты, которые указывают на то, что убийство Вероники могло быть связано с ее профессиональной деятельностью. У нас появилась еще одна версия возможных причин убийства. Если она верна, то цена жизни белорусской журналистки составила ни много ни мало около 32 миллионов долларов.


Черный день календаря

20 октября 2004 года вошел в историю Беларуси как день, когда в нашей стране журналистов стали не только похищать, но и убивать. Убивать жестоко и без оглядки на последствия. В этот день в редакции газеты "Салiдарнасць" готовился в печать очередной номер. Ника сдала свой материал накануне, но все же планировала заехать на работу. В редакции она так и не появилась.



К вечеру сотрудники газеты, обеспокоенные тем, что мобильный и домашний телефоны Ники не отвечают, связались с ее подругой, которая, в свою очередь, позвонила родителям Черкасовой. В 22.20 отчим журналистки Владимир Мелешко и ее сын Антон открыли дверь квартиры Вероники и увидели жуткую картину.

Независимые СМИ не единожды пытались доказать, что убийство журналистки вряд ли связано с бытовыми разборками. Основные доводы такие:

Согласно данным МВД, раскрываемость бытовых убийств в стране составляет более 99%, поскольку сам характер совершения подобного преступления способствует тому, что убийца не успевает подумать о сокрытии следов своих деяний. При участии в таком преступлении подростка, обладающего минимумом жизненного опыта и не имеющего ни малейшего представления о работе органов правопорядка, раскрытие убийства становится и вовсе пустячным делом.

В то же время преступник, лишивший жизни Веронику, не оставил ни одного следа, который мог бы его идентифицировать. Он инсценировал бытовую ссору, нанеся жертве 43 ножевых ранения и уже после убийства разбрызгав кровь по стенам – об этом однозначно говорят опытные эксперты-криминалисты. Преступник незаметно прошел мимо десятка людей, постоянно снующих утром в доме №28, и даже наложил на глаза следователей темную повязку, через которую те до сих пор не видят иной версии происшедшего, кроме бытовой.







Сейчас читают про: