double arrow

Продолжение истории третьей


Работа над установлением личностей, названных Юрой Микитенко, велась Максимом из Печерского РУ и Олегом из райуправления Голосеевского. Паша и Серега стали почему-то терять интерес к проблемам моего товарища. «Нам пока нечего сказать ему», – заверял меня Паша при наших встречах. Да и не до того ему было сейчас. С утра и до обеда он проходил медицинскую комиссию в госпитале МВД на предмет получения инвалидности, а после обеда допоздна сидел в родном отделе ДВБ – по его словам, в связи с приходом нового руководства МВД, уничтожали и приводили в порядок секретные документы.

– Слышал, как Луценко на Майдане кричал, что взять правительственные учреждения ему просто, «как два пальца об асфальт»? – спросил меня Паша. И, получив утвердительный ответ, продолжил: – Да мы ему хоть всю руку!.. Прошло немного времени, и Паша стал проситься ко мне на работу. Оказалось, что его вызывают в Генеральную прокуратуру.

– Зачем? – не понял я.

– Так я же в «наружке» служу, и это моего шефа объявили в розыск, а второго арестовали. По делу Гонгадзе. Так мы сейчас всем отделом договариваемся, чтобы в Генеральной прокуратуре говорить одно и то же. Думаю, меня уволят…




Круг замкнулся. Передо мной стоял, возможно, один из участников похищения журналиста. Но еще неясно было, как можно украсть человека среди бела дня, да еще чтобы он не сопротивлялся. Вскоре Паша и Серега своим примером показали, как это делается.

Я продолжал надоедать дуэту своими вопросами относительно расследования кражи у моего товарища. Мы с Пашей поменялись местами: ему нужна была работа, и он стал более откровенным со мной. Единственная его просьба была: не говорить о наших взаимоотношениях Сереге. Итак, они все просчитали. Насобирали компрометирующих материалов на указанных Юрой Микитенко людей, имевших криминальное прошлое, да и настоящее не такое уж безупречное. Организовали за ними слежку, прослушивали их телефоны, записывали SMS-сообщения. Зачем им было возвращать моему товарищу деньги, когда всю сумму можно было забрать себе! «Ласковое телятко двух маток сосет!», – откровенно заявил опер Олег.

Паша был менее откровенен, увлеченно рассказывая о том, что сотрудники Печерского уголовного розыска не могут найти воров, потому что они находятся в бегах.

– И вообще, пусть твой товарищ забудет и о краже, и о преступниках! Дело гиблое! – уверял Данила.

Но мы уже знали, что события развивались следующим образом. Паша Данила и Серега Болдырев обратились к одному из коронованных воров в законе за помощью. Избитый и изнасилованный Юра Микитенко еще в Печерском райуправлении указал на Валерия Грубича и своего брата, Максима Микитенко. И сорганизованная бригада, состоящая из сотрудников милиции, спецслужб и бандитов начала действовать.



Сначала поехали в пригород Киева к выпущенному на свободу Юре Микитенко. Увидев на улице своих мучителей, тот бросился бежать и попал под машину. Тогда Данила и Болдырев два дня следили за передвижениями Грубича. На третий день, едва Валерий вышел из дома, Паша и еще один бандит блокировали Грубича. Паша сунул ему под нос удостоверение милиционера. Пока удрученный Валера соображал, что происходит, ему надели наручники, и тут же подрулил Болдырев на своей «девятке». Грубича вбросили в машину, натянули на глаза, чтобы никого не видел, спортивную шапку, и вывезли за город, в поле. Везли, не опасаясь, что остановит милиция: служебные удостоверения Данилы и Болдырева обеспечивали им полнейшую свободу передвижений. Серега по привычке записывал на диктофон ход переговоров между Грубичем и противоборствующей ему стороной.

Для начала Валера получил несколько ударов в живот. Угрозы убить и уговоры продолжались в течение нескольких часов. В итоге стороны достигли консенсуса: Валера и его товарищи отдают «браткам», как ему представились Серега, Паша и компания, 66.000 долларов. Или, если захотят, чтобы «братки» закрыли их прошлые грешки с «ментами», – 80.000 долларов. Эта компания явно не мелочилась. А уже сегодня вечером Валера должен был отдать «браткам» первые 10.000 долларов.



Вечером Паша и Серега подъехали к назначенному месту, подошли под окна квартиры, где проживал Грубич, и тот с балкона (чтобы вновь не попадать в их лапы), выбросил им перевязанную пачку зеленых банкнот. Серега, поймавший эти деньги, пока шел через двор к машине, вытянул 1.000 «баксов». Уже в автомобиле, пересчитывая деньги, позвонил Грубичу и попенял ему на непорядочность. «Но не поднимать же шум из-за тысячи долларов», – сгладил ситуацию Паша. Как потом рассказывал мне Данила, в тот момент они больше всего боялись, как бы Грубич не пожаловался в милицию, и как бы их не арестовали при получении денег. Но обошлось. И Данила с Болдыревым лично отвезли бандитам половину из заработанного, то есть 4.500 долларов. А потом решили заработать сами.

И взялись за Максима Микитенко.

Из прослушивания его переговоров, переговоров его жены, Болдырев узнал, что она летает стюардессой на международных авиалиниях. Коронкой Сереги является подбрасывание ничего не подозревающим людям наркотиков (в скобках замечу, что он не гнушается и поджогом автомобилей неугодных; лично мне он хвастался, что одному недругу поджигал автомобили аж три раза!) – он даже адвоката Оксану шантажировал возможным развитием аналогичной ситуации. Для начала сказали, что подбросят Максимовой жене несколько пакетиков героина.

– Ты веришь, что мы это сделаем? – спросил Сергей.

– От вас всего можно ждать! – откровенно ответил Максим.

И дуэт назначил Максиму привезти через несколько дней 5.000 долларов. Встречались в кафе на улице Леонтовича. Их страховали Пашины «беркутята». Удостоверившись, что Микитенко привез деньги, Серега отрепетированно посмотрел на Пашу:

– Полномочия имеем?

– Имеем! – подтвердил Данила. – Раз уж ты привез деньги и не прячешься, 6.000 долларов тебе прощаем.

Они могли прощать, потому что за якобы недоданную 1.000 долларов взяли с Грубича 2.000 штрафа, забыв сказать об этом штрафе подельникам-«браткам». Хотя те и дали им, по наивности, указанные выше полномочия. Потом встречались на Харьковском массиве. Потом еще раз там же. В итоге, кроме упомянутых 9.000 долларов, Паша и Серега получили еще 40.000 долларов. Куда они их дели? По словам Паши, 10.000 долларов отдали Максиму из Печерского райуправления. Потому что после второй отдачи денег Максимом Микитенко, Паша сказал:

– Завтра у тебя и твоих соратников будет обыск.

На следующий день у них троих действительно были обыски. Естественно, ничего не нашли. Но формальность милиционерами была соблюдена. Остальные деньги потратили:

– ремонт квартиры Сереге, потому что до этого он несколько лет не в силах был сделать мало-мальский марафет жилья;

– постройку гаража Сереге;

– слегка изменили внешний вид Серегиной «девятки», потому что опасаются мести со стороны вывезенного на ней в поле Грубича, а живут они с ним в одном микрорайоне;

– прибарахлились.

Паша уже присмотрелся к новенькой «десятке».







Сейчас читают про: