double arrow

Анна Вежбицкая, Клифф Годдард


Заключение

Несмотря на отдельные слабые места бахтинской теории (которые были лишь частич­но отмечены в предлагаемой статье), она обладает большим по­тен­циа­лом. В то время как в лингвистической праг­ма­тике и в теории речевых актов отмечается некоторый застой, дискуссия о ТРЖ получила новый импульс. Это подтверждает целая серия появившихся в 90-х гг. ХХ века трудов, в первую очередь, русскоязычных лингвистов. В них критически осмысляется и развивается данная теория, осуществляется более четкая классификация, уточняется терминология, а также более детально описываются отдельные речевые жанры. Лингвистами активно исследуются такие речевые жанры, как “объяснение в любви” [Галлямова 1999] и “флирт” [Демен­тьев, Седов 1998: 71-80], речевые жанры комического [Дементьев, Седов 1998: 81-94; Карасик 1997; Щурина 1999; Шмелева, Шмелев 1999], речевые жанры “притворство” [Дённингхаус 1999] и “молва” [Прозоров 1997]. Связь между актуальной в настоящее время Gender Studies и ТРЖ пред­ставлена в работе И.А. Стернина [1999]. Данный краткий обзор литературы поз­воляет говорить о том, что содержательный и функциональный диапазон жанро­ведения настолько широк, что лингвистам представляется практически неограни­ченная возможность для дальнейших исследований.

Однако ТРЖ М.М. Бахтина еще не находится в центре внимания лингвистов, особенно западных. В представленной статье нам хотелось не только обратить внимание на теоретический подход М.М. Бахтина, содержащий идеи и концепцию, релевантные для лингвистики, но и внести небольшой вклад в выяснение лингвистического статуса и значимости ТРЖ. Философия языка и ТРЖ составляют лишь небольшую часть культурологической теории М.М. Бахтина. Несмотря на некоторую противоречивость и отсутствие точного определения речевого жанра, эта работа представляет большую ценность.

Одной из важнейших задач в лингвистическом жанроведении является разработка таксо­номии речевых жанров, а также широкое изучение так назы­ваемых пер­вич­ных и вторичных речевых жанров и определение их статуса (по отношению к речевым актам). В любом случае, исследование речевых жанров требует междисциплинарного подхода. Поэтому можно согласиться с высказыванием Б.Ю. Нор­мана о том, что “идеи М. Бахтина продолжают стимулировать научный поиск” [1997: 104]. А это, в полной мере, относится не только к литературоведам, но и к специалистам-языко­ведам.

ЛИТЕРАТУРА

Алпатов В.М. Книга “Марксизм и философия языка” и история языко­знания // Вопросы языкознания. 1995. № 5.

Арутюнова Н.Д. Фактор адресата // Известия АН СССР. Серия лите­ратуры и языка. 1981. 40/4.

Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М., 1986.

Бахтин М.М. Собрание сочи­не­ний. Том 5: Работы 1940-х – начала 1960-х годов. М., 1996.

Бергельсон М.В., Кибрик А.Е. Прагматический “принцип приоритета” и его отражение в грамматике языка // Известия АН СССР. Серия лите­ратуры и языка. 1981. 40/4.

Булыгина Т.В. О границах и содержании прагматики // Известия АН СССР. Серия литературы и языка. 1981. 40/4,

Вежбицка А. Речевые акты // Новое в зарубежной лингви­стике. М., 1985. Вып. 16.

Вежбицка А. Речевые жанры // Жанры речи. Саратов, 1997.

Волошинов В.Н. Марксизм и философия языка. (Основные пробле­мы социоло­ги­ческого метода в науке о языке). Ленинград, 1930.

Галлямова Н.П. Речевой жанр “объяснение, признание в любви” (семан­тико-прагматический аспект) // Русистика сегодня. 1999. № 1-2.

Гольдин В.Е. Имена речевых событий, поступков и жанры русской речи // Жанры речи. Саратов, 1997.

Гольдин В.Е. Проблемы жанроведения // Жанры речи-2. Саратов, 1999.

Дементьев В.В. Изучение речевых жанров: обзор работ в современной русистике // Вопросы языкознания. 1997. № 1.

Дементьев В.В. Фатические речевые жанры // Вопросы языкознания. 1999. № 1. (Дементьев 1999а).

Дементьев В.В. Вторичные речевые жанры: онтология непрямой комму­ни­кации // Жанры речи-2. Саратов, 1999. (Дементьев 1999б).

Дементьев В.В., Седов К.Ф. Социопрагматический аспект теории речевых жанров. Саратов, 1998.

Демьянков В.З. Прагматические основы интерпретации высказывания // Известия АН СССР. Серия литературы и языка. 1981. 40/4.

Дённингхаус С. Под флагом искренности: лицемерие и лесть как специ­фи­ческие явления речевого жанра “притворство” // Жанры речи-2. Саратов, 1999.

Долинин К.А. Речевые жанры как средство организации социального взаимо­­действия // Жанры речи-2. Саратов, 1999.

Жанры речи. Саратов, 1997.

Жанры речи-2. Саратов, 1999.

Карасик В.И. Анекдот как предмет лингвистического изучения // Жанры речи. Саратов, 1997.

Китайгородская М.В., Розанова Н.Н. Речь москвичей. (Коммуникативно-культурологический аспект.) М., 1999.

Кобозева И.М. Основы теории речевых актов: “Теория речевых актов” как один из вариантов теории речевой деятельности // Новое в зарубежной линг­ви­стике. М., 1986. Вып. 17.

Кожина М.Н. Речевой жанр и речевой акт (некоторые аспекты и про­блемы) // Жанры речи-2. Саратов, 1999.

Норман Б.Ю. Понятие высказывания по Бахтину. К формированию науч­ной парадигмы // Bahtin in humanistične vede. (Zbornik prispevkov z med­narod­nega simpozija v Ljubljani, 19-21 Oktober 1995.) Ljubljana, 1997.

Орлова Н.В. Жанры разговорной речи и их “стилистическая обработка”. К вопросу о соотношении стиля и жанра // Жанры речи. Саратов, 1997.

Прозоров В.В. Молва как филологическая проблема // Жанры речи. Саратов, 1997.

Сиротинина О.Б. Некоторые размышления по поводу терминов “речевой жанр” и “риторический жанр” // Жанры речи-2. Саратов, 1999.

Степанов Ю.С. В поисках прагматики. (Проблема субъекта.) // Известия АН СССР. Серия литературы и языка. 1981. № 40/4.

Стернин И.А. Некоторые жанровые особенности мужского коммуника­тив­ного поведения // Жанры речи-2. Саратов, 1999.

Федосюк М.Ю. Нерешенные вопросы теории речевых жанров // Вопросы языко­знания. 1997. № 5. (Федосюк 1997а).

Федосюк М.Ю. Семантика существительных речевой деятельности и теория жанров речи // Русское слово в языке, тексте и культурной среде. Екатеринбург, 1997. (Федосюк 1997б).

Шмелева Е.Я., Шмелев А.Д. Рассказывание анекдота как жанр современной русской речи: проблемы вариативности // Жанры речи-2. Саратов, 1999.

Щурина Ю.В. Речевые жанры комического // Жанры речи-2. Саратов, 1999.

Auer P. Sprachliche Interaktion. (Eine Einführung anhand von 22 Klassikern.) Tübingen, 1999.

Austin J.L. How to Do Things With Words. Oxford, 1962.

Friedrich J. Der Gehalt der Sprachform. (Paradigmen von Bachtin bis Vy­got­skij). Berlin, 1993.

Grice H.P. Logic and Conversation // Cole P., Morgan J. (Hrsg.): Syntax and Semantics. (Vol. 3: Speech Acts.) New York; San Francisco; London, 1975.

Grübel R. (Hrsg.) Michail M. Bachtin. Die Ästhetik des Wortes. (Herausgegeben und eingeleitet von Rainer Grübel. Aus dem Russischen übersetzt von Rainer Grübel und Sabine Reese.) Frankfurt/M., 1979.

Kořenský J., Hoffmannová J., Jaklová A., Müllerová O. Komplexní analýza komunikačního procesu v textu. České Budějovice, 1987.

Kußmaul P. Sprechakttheorie. Wiesbaden, 1980.

Levinson St. Pragmatics. Cambridge, 1983.

Meibauer J. Pragmatik. (Eine Einführung). Tübingen, 1999.

Nicolova R. Zur Stellung der Pragmatik in der linguistischen Beschreibung // Zeit­schrift für Slawistik 1985. 30/1.

Peccei J.S. Pragmatics. London, 1999.

Prucha J. Pragmalinguistics. (East European Approaches). Amster­dam; Phila­delphia, 1983.

Rathmayr R. Pragmatik // Jachnow, H. (Hrsg.). Handbuch der sprach­wissen­schaftlichen Russistik und ihrer Grenzdisziplinen. Wiesbaden, 1999.

Schlieben-Lange B. Linguistische Pragmatik. Stuttgart, 1975.

Searle J.R. Speech Acts. Cambridge, 1969.

Searle J.R. Was ist ein Sprechakt? // Schirn M. (Hrsg.): Sprachhandlung – Existenz – Wahrheit. Stuttgart, 1974.

Searle J.R. Intentionality. (An Essay in the Philosophy of Mind.) Cambridge, 1983.

Vološinov V.N. Marxismus und Sprachphilosophie. (Grund­legende Probleme der soziologischen Methode in der Sprachwissenschaft). Frankfurt/M.; Berlin; Wien, 1975.

Wunderlich D. (Hrsg.) Linguistische Pragmatik. Wiesbaden, 1972


ÌÌ Переводы ÌÌ

Дискурс и культура[28]

Изучение дискурса и культуры

В различных обществах люди не просто говорят на различных языках и диалектах, но используют их для совершенно разных целей. В некоторых культурах, например, для беседы характерно несогласие коммуникантов, беседа ведется “на повышенныхтонах”, дается выход эмоциям. В других культурах говорящие избегают несогласия, используют мягкие и ровные интонации и стараются не высказать то, что чувствуют в глубине души. В одних странах считается очень неприличным перебивать собеседника, в то время как в других это естественно. В некоторых культурах шутят и употребляют бранные слова по отношению к одним людям и в то же время за всю жизнь не произносят ни одного такого слова по отношению к другим.

Описание и объяснение таких культурно-специфических особенностей речевого общения — задача исследования “дискурса и культуры”. Это проблема, которую можно решать исходя из разных точек зрения, пользуясь различными методами, но большинство ученых едино во мнении, что подобное исследование лежит за рамками простого описания речевых моделей в бихевиористских терминах. Гораздо более интересным и сложным представляется показать связи между способами поведения и национальной культурой коммуникантов. Безусловно, такой подход требует установления релевантных культурных ценностей и приоритетов независимо от самих речевых моделей. Такой материал может быть получен из разных источников, включая исследования или информацию о системе ценностей, наблюдения за практикой детского воспитания, пословицы и поговорки, характерные для данной культуры, семантический анализ ключевых слов данной культуры и более широкие культурологические исследования.

Так же, как в любом межкультурном исследовании, важнейшей методологической проблемой является проблема этноцентризма, то есть существует опасность того, что наше понимание дискурсивных реализаций в других культурах будет искажено, если мы будем рассматривать их через призму собственных культурно-специфических реализаций дискурса и концептов. Очевидно, необходимо найти универсальный, независимый от конкретного языка подход к изучению структуры дискурса и культурных ценностей.

В этой статье мы сначала обсуждаем разнообразие подходов к изучению культуры и дискурса, затем детально рассматриваем культурные аспекты дискурса в пяти не связанных друг с другом культурах (японской, малайской, польской, янкунитьятьяра, эве). Это позволяет нам выделить некоторые из основных аспектов межкультурных различий в дискурсе.


Сейчас читают про: