double arrow

Нападение на ОМОН в Грозном


Место: Чечня, Грозный

Дата: 3.03. 2000

Организация: неизвестно

Тип нападения: вооруженное нападение

Орудия нападения: гранатометы, пулеметы

Зона нападения: дорога вне города

Объект нападения: автоколонна

Жертвы: 20 убито

Количество нападавших: неизвестно

Участь нападавших: скрылись.

В Чечне в результате нападения на отряд ОМОНа погибло до 20 бойцов. Нападение было осуществлено мобильным отрядом чеченских повстанцев и произошло в непосредственной близости от Грозного, в 10 км от штаба Объединенной группировки федеральных войск. В последующем было объявлено о задержании нескольких боевиков, участвовавших в нападении. (http://www.ПОЛИГ2 -ru.htm)

Информационный жанр в газете не следует анкетному представлению теракта, более насыщен информацией личностного свойства, предположениями. Это видно на примере информационного сообщения, взятого из United Press International:

Passengers may have Saved Third Terror Target

PITTSBURG, Sept. 12 (UPI) — Just minutes before his plane crashed Thomas Burnett phoned his wife. Telling her the flight had been hijacked but that he and several other passengers were determined to “do something about it”, the Pittsburgh Post Gazette reported Wednesday.

“I love you honey”, were Burnett's last words to his wife Deena. Before United Flight 93 crashed about 60 miles southeast of Pittsburgh with 45 people aboard.

Authorities don't know exactly what caused the plane to crash at 10 a.m. EDT, Tuesday, but it appears that Burnett, 38, of San Ramon, Calif., and several other passengers were determined to tackle the hijackers.

Тексты жанра аналитического рассуждения — это аналитическое обобщение ситуации. Здесь дается не только фактуальная информация — описание теракта(ов), но и выражение мировоззрения автора: понимание, система взглядов, оценка. Главная цель автора — добиться, чтобы адресат встал на его точку зрения, принял его систему оценок. Авторами текстов в этом жанре выступают журналисты, сотрудники различных государственных институтов. Рассмотрим особенности жанра аналитической статьи английского “террористического” дискурса на примере статьи С. Слауна Terrorism: How Vulnerable is the United States?, изданной военным колледжем института стратегических исследований США в мае 1995 г.

Анализируемая проблема рассматриваемого текста четко выражена заголовком, который предопределяет проблему: насколько защищены США перед будущими угрозами и актами терроризма. Текст имеет рубрикацию, отражающую тематическую составляющую пропозиционального компонента когниотипа: Introduction, The Analytical Framework, The International Environment, Technological / Operational Changes, Changes in Terrorist Motivations and Goals, How Vulnerable is the United States and what are the Terrorist Goals, Conclusion. Форма изложения безличная, что характерно для научного стиля изложения. Неопределенность описываемой проблемы и стремление автора к объективности проявилась в использовании повторяемых модальных конструкций: is likely to be viewed, might be an effort, could undertake, etc. Модальность текста поддерживается также метафорой и каламбуром (что несвойственно русским аналитическим текстам): If there is a “fog of war”, there is probably a more dense “smog of terrorism”; if indeed terrorism is “theatre” and the people are the audience, the stage is changing. Характерно использование закавыченных иностилевых слов и выражений (явление чужого слова): “human jungle”, “good old days”, “It cant happen here” syndrome, etc.

Сравнивая особенности жанра аналитической статьи в русском и английском языках, следует отметить следующие общие характеристики: идентичность структуры, безличность изложения. Стилеразличительными факторами являются нейтральность лексики в русском тексте и использование метафорических средств и иностилевой лексики в английском. Для английских текстов аналитического жанра характерна рубрикация по разделам.

Опираясь на понятие сверхтекста [Купина, Битенская 1994: 215] и понятие политического нарратива [Шейгал 2000: 300], мы рассматриваем явление “террористического” нарратива, под которым понимаем совокупность дискурсных образований разных жанров институциональных и личностных (деонтических, эпистемических, аксиологических; информационных, описательных, аналитических), сконцентрированных вокруг определенного террористического акта, например теракта, совершенного 11 сентября 2001 г. в США. В этой статье мы хотели бы подчеркнуть ярко высветившуюся модальную особенность данного “террористического” дискурса: эмпатию. В текстах разных жанров в рамках данного “террористического” нарратива четко определяется эмпатическая идентификация с жертвами террористического акта (подавляющее число текстов), с одной стороны, и идентификация с террористами, проявляющаяся в прямом одобрении теракта и ликовании по этому поводу (некоторые люди, организации и представители СМИ в мусульманских странах), некоторые аналитические статьи в европейских и других странах, в которых косвенно выражается идентификация с террористами.

Анализ “террористического” дискурса позволяет сделать некоторые обобщения, касающиеся ментально-лингвистических характеристик текстовой деятельности и интерактантов. Когниотип — это такой формализм, который представляет собой инвариантную когнитивную составляющую массива текстов некоторой предметной области. В таких границах он имеет социокультурный статус и может использоваться для сопоставительного анализа этноспецифичности текстовой деятельности, исследования закономерностей межкультурной коммуникации и т. д. Исследование текстовой деятельности отдельного индивида или группы лиц позволяет выйти на уровень индивидуального (группового) когниотипа, который всегда — часть социокультурного, что открывает возможности для исследования языковой, вернее, семиотической личности (Homo signans) в разных аспектах: в плане определения социокультурной развитости, обучения (способности к порождению и пониманию текстов), воздействия, лечения и т. д.

В методологическом плане когниотип как теоретический конструкт может рассматриваться в качестве имманентного формализма текстовой деятельности, очерчивающего пределы свободной импровизации в интерпретации текстов, прежде всего художественных, которая так мила французским пост-структуралистам, что вызывает возражения даже в их среде [Eco 1990: 21].

ЛИТЕРАТУРА

Баранов А.Г. Когнитивные формализмы текстовой деятельности // Вестник ПГЛУ. Пятигорск. 1999. № 2.

Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М., 1979.

Гаспаров Б.М. Язык, память, образ. Лингвистика языкового существования. М., 1996.

Жинкин Н.И. Язык – речь – творчество. (Избранные труды). М., 1998.

Карасик В.И. О категориях дискурса // Языковая личность: социолингвистические и эмотивные аспекты. Волгоград, 1998.

Кибрик А.Е. О “невыполненных обещаниях” лингвистики 50–60 годов // Московский лингвистический альманах. Вып. 1: Спорное в лингвистике. М., 1996.

Купина Н.А., Битенская Г.В. Сверхтекст и его разновидности // Человек – Текст – Культура. Екатеринбург, 1994.

Мароши В.В. Что есть дискурс? // Дискурс, № 2. Новосибирск, 1996.

Налимов В.В. Вероятностная модель языка. О соотношении естественных и искусственных языков. М., 1979.

Серио П. Как читают тексты во Франции. Вступительная статья // Квадратура смысла: Французская школа анализа дискурса. М., 1999.

Степанов Ю.С. Париж – Москва, весной и утром... Предисловие // Квадратура смысла: Французская школа анализа дискурса. М., 1999.

Цейтлин Г.С. Тезисы выступления на Круглом столе // Московский лингвистический альманах. М., 1996. Вып. 1.

Шейгал Е.И. Семантика политического дискурса. Волгоград, 2000.

Beaugrande, R. de. Text Linguistics in Discourse Studies // Handbook of Discourse Analysis. V. 1.

Dijk T.A. van. Introduction: Discourse Analysis as a New Cross-Discipline // Handbook of Discourse Analysis. V. I Disciplines of Discourse. – London, Orlando, ... 1985.

Schank R. with Childers H. The Cognitive Computer. On Language Learning and Artificial Intelligence. Ready (Mass.), 1984.

Eco U.. The Limits of Interpretation. Bloomington & Indianopolis: Indiana Univ. Press, 1990.


Сейчас читают про: