double arrow

Тональность как компонент модели речевого жанра


Т.О. Багдасарян

(на материале речевого жанра “угроза”)

Функционально-прагматическое направление в исследовании текстовой деятельности рассматривает текст как единство трех компонентов — когнитивного, модального и текстуального.

Когнитивный компонент показывает, как фрагмент действительного (или возможного) мира отражается в сознании коммуникантов. Он может быть представлен в виде фреймов или схем. Модальный компонент воплощает способ передачи информации. Он основывается на ценностных параметрах отражения действительности. Коммуниканты формируют свое отношение к тексту в зависимости от их установки описать мир (эпистемическая модальность), изменить мир (деонтическая модальность) и дать ему оценку (аксиологическая модальность). Текстуальный компонент структурирует текст, обеспечивает его связность и цельность, организуя, таким образом, его когнитивный и модальный компоненты.

Модальные отношения, возникающие в процессе коммуникации, следует рассматривать с точки зрения автора и реципиента. Автор как активное творческое начало выбирает модальности, максимально отвечающие его интенциям. Реципиент же вычленяет новую информацию, сравнивает ее со своей индивидуальной когнитивной системой (ИКС — термин А.Г. Баранова), а затем частично или полностью включает ее в ИКС или отвергает ее. Субъективность, являющаяся одним из основных свойств коммуникации, может быть выражена с помощью цепочки зависимостей когнитивных, поведенческих и коммуникативных функций языка.

В текстоцентрической концепции субъективные модальности представлены тремя типами:

· межличностными (эпистемическая, деонтическая и аксиологическая модальности);

· личностными (эмотивные, эпистемические, деонтические и композитивные модальности);

· тональными (характеризующими отношения как формальные, шутливые, иронические, враждебные, снисходительные и т. д.) [Баранов 1994: 22].

Любое высказывание сводится к формуле М (Р), где пропозиция выступает как когнитивный компонент, а модальная рамка — как коммуникативный. Пропозиция, лингвистически представляющая предметы и их связи, является более стабильным членом формулы. Модальная рамка более подвижна и может варьироваться. Поскольку текст формируется из высказываний (но не является их механической суммой), то он обладает модальностью и, следовательно, тональностью как ее составляющей. Тональность присуща текстам всех речевых жанров, независимо от социо- и этнокультурной принадлежности их авторов. Конечно, в научном или официально-деловом стиле варьирование тональности ограничено рамками институциональности, но позиция автора, тем не менее, просматривается.




Под тональностью мы понимаем способ представления текста автором, при котором он выражает свое отношение к тексту, реципиенту, действительности и к себе самому в дополнительных характеристиках, окрашивающих пропозицию в соответствующие тона с учетом сферы общения и личностных качеств коммуникантов. Тональность характеризует способ передачи пропозиции и описывает ее в регистрах шутливо, иронично, официально, презрительно, враждебно и т. д.

Текст любого речевого жанра имеет в своей основе некий эмоционально-когнитивный фрейм. А. Вежбицка выделила такой фрейм некоторых речевых жанров через последовательность простых предложений в рамках своей теории элементарных смысловых единиц (“semantic primitives”). Эти элементарные единицы могут быть выделены в различных языках, и в результате анализа текстов одного и того же речевого жанра в английском и русском языках мы пришли к выводу, что элементарные составляющие жанра одинаковы в обоих языках. Вот как представлен, например, речевой жанр просьбы:

· хочу, чтобы ты сделал для меня нечто хорошее (Х)

· говорю это, потому что хочу, чтобы ты это сделал

· не знаю, сделаешь ли ты это, потому что знаю, что ты не обязан делать то, что я хочу, чтобы ты делал [Вежбицка 1997: 104].

Как видно из модели, в ней присутствуют элементы модальности, но даются они в самом общем виде. Подобным же образом они представлены и в моделях других речевых жанров: “знаю”, “думаю”, “говорю”, “хочу”, “чувствую себя”. Тональность конкретизирует этот аспект модальности, внося множество нюансов.



Модель каждого речевого жанра обладает своей модельной тональностью.Следуя сложившимся в данном социуме нормам поведения (в том числе и речевого), а также в результате их многократного повторения, коммуникант знает, что просьбу следует произносить “вежливо” и “заинтересованно”. В его ИКС также имеется информация о том, что угроза должна звучать “серьезно”, “сердито”, “угрожающе”. Например:

1) The last order, grotesque in its urban familiarity, produced a gust of anger. “I’ll hurt you”, he said, sobbing with emotion. “By Heaven, I’ll hurt you. Leave me alone!” (H.G. Wells)   Последний приказ, напомнивший ему большой мир и поэтому прозвучавший так гротескно в этой стране слепых, вызвал у него приступ гнева. – Я ударю тебя, – сказал он, всхлипнув от нахлынувших эмоций. – Клянусь Богом, я ударю тебя. Оставь меня в покое.

Угроза субъекта выглядит вполне реальной. Ее повтор, а также указание на переполнявшие коммуниканта эмоции (“a gust of anger”, “sobbing with emotions”, “by Heaven”) подтверждают серьезность его намерений.

2) Володя. Ты тут довольно-таки неумело старался испортить мои отношения с Наташей. Я рассчитываю, что на этом ты и закончишь свои упражнения. Заметь, очень на это рассчитываю. Дураков ищи в другом районе. (К. Финн)

Володя “очень рассчитывает” (повтор с усилением), что адресат “закончит свои упражнения” (заниженная оценка) и прекратит попытки поссорить его с девушкой. Слово с негативной, иронической экспрессией “дураков” усиливает угрозу.

Модельная тональность полностью соответствует пропозиции речевого жанра. Она не несет дополнительной смысловой нагрузки и воспринимается как естественная.

Речевой жанр реализуется через тексты соответствующего типа. Тексты также могут быть сведены в самом общем виде к вышеназванной формуле. Следовательно, модальность, а вместе с ней и тональность, было бы правомерно ввести в модель речевого жанра. Только при соединении пропозиционального содержания и модальной рамки, частью которой является тональность, модель речевого жанра будет представлена наиболее полно. К тому же, именно в таком виде модель жанра приблизится к общепринятой форме высказывания.

Тональность определяется контекстом и придает индивидуальность каждому речевому произведению. Она помогает автору выразить свои намерения, а адресату — распознать их. Данное положение справедливо даже для тех случаев, когда автор стремится скрыть свои истинные намерения.

Следует отметить, что в арсенале тональности имеются не только лексические и синтаксические средства. Она может также быть выражена интонационно и с помощью жестов и мимики. Интонация, высота голоса, темп, тембр, логическое ударение, а также значимые для данной ситуации жесты и выражение лица “выдают” отношение автора, его оценку события. Перечисленные факторы делают речь более яркой и выразительной. Однако сфера их действия ограничивается устным общением, когда имеет место непосредственный контакт партнеров по коммуникации.

В распоряжении автора письменного текста имеются ремарки, пунктуационные знаки, курсив, разреженное написание, облегчающие реципиенту процесс восприятия. Но, как правило, автор не вводит все средства в свое описание.

Несомненно, интонационные и поведенческие характеристики должны учитываться при анализе речевого произведения. Но они не являются обязательными и присутствуют не во всех типах текстов. На этом основании мы считаем нецелесообразным вводить фонетический и поведенческий компоненты в состав модельной тональности.

На практике коммуниканты не всегда однозначно придерживаются модели. И чаще всего изменениям подвергается тональность. Как ситуативно-зависимый компонент, она изменяется в зависимости от намерений автора текста. Такая отличная от модельной тональность будет переакцентуированной, а само рече-жанровое явление — переакцентуацией. Впервые о переакцентуации заявил М.М. Бахтин. Он отмечал, что “например, жанровую форму приветствия из официальной сферы можно перенести в сферу фамильярного общения, то есть употребить с пародийно-иронической переакцентуацией, с аналогичной целью можно нарочито смешать жанры разных сфер” [Бахтин 1979: 259].

Как правило, модельная тональность частично присутствует в текстах наряду с переакцентуированной. Кроме того, в текстах достаточной протяженности сосуществуют несколько тональностей при одной-двух доминирующих.

Выбор той или иной тональности обусловлен индивидуальными чертами языковой личности, а также конкретной коммуникативной ситуацией. Многообразие ситуаций обусловливает столь же многочисленный набор тональностей. Наиболее часто встречающейся переакцентуацией, как показало наблюдение, является ирония. Приведем несколько примеров переакцентуированного речевого жанра угрозы. При модельных тональностях “серьезно”, “агрессивно” угроза может звучать:

1) “слабо”, “понарошку”:

Mrs. Gibbs. I’ll come and slap the both of you, – that’s what I’ll do. (Th. Wilder) Миссис Гиббс. Я приду и отшлепаю обоих, вот что я сделаю.

Угроза матери звучит “как будто строго”, ее цель — остановить расшалившихся детей. Вербальное повторение намерения вместо его реализации свидетельствует о притворной угрозе, о недовольстве, выраженном ворчанием.

2) “шутливо”:

If I wasn’t the most good-natured man on earth, Tommy Chadwick,” said Paul Ford, “I should write to the tram company to-night, and you’d get the boot tomorrow.” “All I say is,” persisted the singular conductor – “all I say is – she’s a lady, she is – a regular real lady! She chooses her company – and quite right too! That I do say, and nobody’s going to stop my mouth.” (A. Bennett) Если бы я не был самым добродушным человеком на земле, Томми Чадвик, – сказал Поль Форд, – я бы сегодня же написал в трамвайную компанию, а завтра тебя бы вышвырнули оттуда. – А я говорю, – настаивал необычный кондуктор, – я говорю, что она леди, самая настоящая леди! Она выбирает себе попутчиков и делает это совершенно правильно. Именно это я хочу сказать, и никто не закроет мне рот.

Пассажир решил посмеяться над напыщенным кондуктором, который ставил себя выше простых рабочих. Поэтому и угроза звучит шутливо. Сослагательное наклонение, употребленное пассажиром, говорит о том, что угроза нереальна.

3) “раздраженно-иронично”

Ухов. Я понимаю, тебе в свое время не довелось подурачиться вволю. Так ты решила наверстать теперь? Мало того, своими фантазиями морочишь голову сестре. Погоди, жизнь еще стукнет дубинкой по ее одаренному лбу. Самобытный талант! (А. Володин)

Презрительная характеристика действий адресата — “подурачиться”, “фантазии”, “морочишь голову” демонстрирует раздражение говорящего. А пренебрежительная оценка качеств третьего лица — “одаренный лоб”, “самобытный талант” — придают угрозе коммуниканта саркастический оттенок.

В письменном тексте тональность определяется: 1) авторскими ремарками, данными эксплицитно, 2) личностными характеристиками коммуникантов, 3) оценкой их действий, 4) стилистическими приемами. Вместе с тем во многих текстах маркеры тональности отсутствуют, и для ее определения необходим макроконтекст. Заметим, что в произведениях русских авторов часто встречаются ремарки, характеризующие именно тональность события. В произведениях английских и американских авторов в основном дается описание действий, которые сопровождают интеракцию.

Таким образом, можно сделать следующие выводы:

1. Тональность как компонент субъективной модальности присуща любому тексту независимо от его жанра, а также от социальной и этнической принадлежности его автора. Функция тональности состоит в передаче субъективного отношения автора к действительности, его стремлении воздействовать на адресата.

2. Модель речевого жанра обладает модельной тональностью, которая полностью согласуется с темой соответствующего речевого жанра и является инвариантом.

3. На уровне конкретного текста тональность может отклоняться от модельной, т. е. реализоваться с различными переакцентуациями, привносящими дополнительную смысловую нагрузку. Все переакцентуированные тексты, однако, находятся в пределах предметно-тематической области речевого жанра. Изменяется лишь место текста в поле жанра.

ЛИТЕРАТУРА

Баранов А.Г. Динамическая стилистика (контекстуализм VS актуализм) // Разновидности текста в функционально-стилевом аспекте. Пермь, 1994.

Бахтин М.М. Проблема речевых жанров // Эстетика словесного творчества. М., 1979.

Вежбицка А. Речевые жанры // Жанры речи. Саратов, 1997.

И.Н. Борисова

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: