double arrow

СРАЖЕНИЕ


Когда Нелли осталась жить в лесу, травница сразу начала учить её готовить целительные отвары из кореньев, толочь грибы и орехи для порошков, нахо­дить лечебные травы и цветы.

– Это пустырник, – говорила она. – Он от нер­вов. А это девясил – от кашля. А если что заболит, сваришь мяту. Жмёт сердце – не забудь про по­лынь. А весной сорви ландыш… А вот специально для твоего отца: баране́ц называется… Меньше Рэнк по харчевням шататься будет… И еще запомни: сушить траву нужно не на солнце, а только в тени!.. – Так ежедневно раскрывались Нелли всё новые секреты и тайны.

Однажды со стороны города донеслись грохот и выстрелы.

– Не пойму я, – сказала бабушка Божена, – то ли идёт гроза, то ли какое-то сражение.

– Сейчас посмотрю! – сорвалась с места Нелли и поднялась над лесом.

– Ну, чего там?!.. – задрала голову зеленщица.

– Гвардейцы стреляют по какому-то летающему страшилищу! – кружа над соснами, крикнула ей Нелли.

– Бежим в город! – махнула рукой бабушка Божена.

…На площади было пусто, как, впрочем, и во всём городе.

– Ни одного гвардейца! – возмущался Рэнк. – Вот так защитники!.. Испугаться какой-то курицы!




– Странно, что опустел город, – ответил Тофер.

– Да ничего он не опустел! Сидят по домам и дро­жат от страха.

– Именно это и странно… – с горечью сказал художник.

Рэнк вдруг принюхался: до его ноздрей долетел запах табачного дыма.

Из-за кучи камней поднялась странная фигура. Мужчина это или женщина – невозможно было опре­делить. Странное существо было в разорванной одеж­де и с белым лицом, как у клоуна в цирке. В руках оно держало уцелевший блокнот столичной Ассис­тентки, а в зубах курительную трубку.

– Привет! – сказало существо голосом Клариссы.

– Ваша светлость! – изумился Рэнк. – Боже ж ты мой! Что это с вами?!..

– Со мной всё в порядке, – бодро ответила Кларисса. – А вот что со всеми нами – просто ужас!.. Вот, полюбуйтесь: эта птеродактилиха сожрала всю Королевскую Комиссию!..

– О, Господи! – перекрестился Рэнк.

– Конец карьере! – вздохнула Кларисса.

– О какой карьере вы говорите?! – возмутился Рэнк. – Это конец всему городу!

Внезапно огромная чёрная тень надвинулась на площадь.

– Она летит сюда! – схватилась за сердце Кларисса.

Железная птица застыла в небе, словно примеря­лась, на кого же ей пасть.

Кларисса пошатнулась и, присев на кучу камней, закрыла лицо руками.

– Ваше превосходительство! – раздался неподалёку чей-то пронзительный голос. – Мадам! Сударыня!

Бледная Кларисса обернулась.

Из окна мастерской Тофера махал белым платком Филин. Но махал не ей – законному мэру – а Желез­ной Курице:

– Мадам! – кричал он. – С вашей крылатой силой и моими крылатыми идеями мы живо наведём порядок в городе!.. Мадам! По всей стране! Выменя слышите?! В целом мире!



– Он свихнулся! – воскликнул Тофер.

– Предатель! – сплюнул Рэнк. – Чтоб не сказать хуже!

А Филимон орал всё громче:

– О вас должна узнать вся страна! Чтобы через триста, ух-ух, нет! через пятьсот лет благодарные потомки помнили «Время Авис Беатитудо», при которой все были, ух-ух, как счастливы! Мы добьёмся всеобщего блага и справедливости! Слава Авис Беатитудо!.. Эй, куда же вы?!.. Мадам! Возьмите меня с собой!..

Курица с шипящим свистом исчезла за гори­зонтом.

– Э-эй!.. Ваше величество! И я с вами!.. – Фили­мон вскарабкался на подоконник, замахал руками, желая взлететь, и – шагнул в пустоту!..

Он упал на булыжную мостовую и уже не шеве­лился.

– Убился… – прошептала Кларисса.

Все на площади потрясённо молчали. А тело Филимона стало вдруг быстро уменьшаться и у всех на глазах превращаться в живую растрёпанную ночную птицу. Протяжно ухая, филин полетел в сторону леса.

– Туда тебе и дорога, – сказал Рэнк, перекрес­тившись.

– Нужен герой! – пришла в себя Кларисса. – Именно героя нам не хватает!.. Надо немедленно объ­явить конкурс! За крупное вознаграждение герой дол­жен явиться!

– Пока дождёмся героя – пропадём совсем, – пока­чал головой Рэнк, и вдруг, резко развернувшись, сор­вался с места.

– Куда ты?!.. – крикнул ему Тофер.

– За оружием! Как-никак, я был награждён тремя медалями за отвагу!

И, высоко держа голову, он заспешил домой.

– Славный старик! – умилилась Кларисса.

Бабушка Божена и Нелли обошли полгорода и, наконец, вышли к руинам Дворца. Под державшейся на одном гвозде вывеской:







Сейчас читают про: