double arrow

Вопрос 1. Проблема справедливого распределения в рыночной экономике

Нам уже хорошо известно, что в любой хозяйственной системе общество сталкивается с необходимостью решения трех задач: Что, Как и Для кого производить. В настоящей главе мы обратимся к последней из них. Проблема «Для Кого производить» является проблемой распределения произведенных благ. Говоря о социальной политике государства,мы подразумеваем действия правительства, направленные на распределение и перераспределение доходов различных членов и групп общества. Так можно определить социальную политику в узком смысле слова. В широком смысле социальная политика - это одно из направлений макроэкономического регулирования, призванное обеспечить социальную стабильность общества и создать, насколько это возможно, одинаковые «стартовые условия» для граждан страны. По замечанию М. Фридмена, равенство возможностей нельзя толковать дословно. Истинный смысл этих слов, считает основатель монетаризма и ярый приверженец либерализма, лучше всего отражается выражением «талантам все пути открыты». Открытые перед человеком возможности должны определяться «только его способностями - а не происхождением, национальной принадлежностью, цветом кожи, религией, полом или иными несущественными в данном отношении факторами». Об этом пойдет речь в последующих параграфах настоящей главы.

Вначале же мы обратимся к теоретическим микроэкономическим основам социальной политики.

Рыночное распределение доходов на основе конкурентного механизма спроса и предложения на факторы производства приводит к тому, что вознаграждение каждого фактора происходит в соответствии сего предельным продуктом. Этот принцип известен нам из раздела «Микроэкономика» (см. гл. 10). Естественно, указанный механизм не гарантирует равенства в распределении доходов, и в реальности в странах с развитой рыночной экономикой наблюдается значительное неравенство в их распределении.




В рамках позитивной экономической теории ответа на вопрос, какое именно распределение доходов справедливо, просто не существует. Вспомним, что критерий Парето-эффективности не может дать нам теоретическую основу решения проблемы справедливости. Мы не раз отмечали, что одним из проявлений фиаско рынка является невозможность справедливого распределения доходов, поскольку рынок - социально нейтральный механизм. Математически можно определить эффективность по Парето (см. гл. 15), но понятие справедливости - это нормативное суждение. Вот почему вопрос справедливого распределения доходов не оставляет равнодушными ни политиков, ни простых граждан: здесь затрагивается моральная, этическая проблема.



Принято различать функциональноеи персональноераспределение доходов. Функциональное распределение означает распределение национального дохода между собственниками различных факторов производства (труда, капитала, земли, предпринимательства). В этом случае мы интересуемся, какая доля «национального пирога» приходится на заработную плату, процент, рентные доходы, прибыль. Персональное распределение - это распределение национального дохода между гражданами страны, независимо от того, владельцами каких факторов производства они являются. В этом случае мы анали­зируем, какую долю национального дохода (в денежном выражении) получают, например, 10% наиболее бедных и 10% наиболее богатых семей.

Итак, поскольку эффективность по Парето не дает нам никакого критерия для ранжирования точек, лежащих на известной нам из гл. 15 кривой потребительских возможностей (кривой достижимой полезности), мы не можем сказать, что распределение в точке А справедливее, чем в точке В (рис. 24.1).

На рисунке изображена кривая достижимой полезности в обществе, состо­ящем из двух известных нам из гл. 15, § 2 индивидуумов - Ани и Васи.

Мы можем утверждать, что, если происходит перемещение из точки К в точку М, то наблюдается улучшение по Парето. Произошло увеличение полезности и Ани, и Васи. Но перемещение из А в В или наоборот, т. е. скольжение вдоль кривой достижимой полезности, не может ничего нам сказать о более предпочтительном (с точки зрения справедливости) положении каждой из указанных точек.

Что же означает понятие «справедливость»? Справедливость согласно определению известного словаря современной экономической теории Макмиллана - это честность, беспристрастность. Если же рассматривать справедливость в контексте известной нам теории экономики благосостояния, то справедливым можно было бы считать распределение, соответствующее двум условиям: во-первых, оно должно быть равноправным, т. е. ни один из субъекта общества не предпочитает товарный набор другого лица своей собственному товарному набору. Во-вторых, оно должно быть эффективным по Парето. Одновременно и равноправное, и эффективное по Парето распределение можно трактовать как справедливое. Вообще социальная справедливость в экономической теории - это проблема приемлемой степени неравенства в распределена, доходов. И здесь надо сразу сказать, что единого ответа на этот вопрос у экономистов-теоретиков не существует. Мы рассмотрим наиболее известные концепции справедливости, или справедливого распределения доходов: эгалитаристскую, утилитаристскую, роулсиамскую и рыночную.

Эгалитаристская концепция считает справедливым ypaвнительное распределение доходов. Логика рассуждений здесь такова: если требуется разделить определенное количество благ между людьми, одинаково этого заслуживающими, то справедливым было бы распределение поровну. Проблема заключается в том, что понимать под «одинаковыми заслугами»? Одинаковый трудовой вклад в общественное благосостояние? Одинаковые стартовые условия в смысле владения собственностью? Одинаковые умственные и физические способности? Единого ответа на этот вопрос мы, очевидно, не получим, потому что опять обращаемся к нравственным суждениям. Но здесь представляется важным подчеркнуть, что эгалитарный подход не столь примитивен, как его иногда представляют в журналистских статьях бойкие авторы: взять и поделить все поровну, как предлагал персонаж знаменитой повести Михаила Булгакова «Собачье сердце» Шариков. Ведь речь идет именно о равном распределении благ между равным образом заслуживающими этого людьми.

Утилитаристская концепция(ее разработал во второй половине XVIII века английский экономист и правовед Иеремия Бентам) считает справедливым такое распределение доходов, при котором максимизируется общественное благосостояние, представленное суммой индивидуальных полезностей всех членов общества. Математически это можно выразить в виде формулы, отражающей утилитаристскуюфункцию общественного благосостояния:

W(u1, и2,............... ,иn) = (1)

где W - функция общественного благосостояния, а и - индивидуальная функция полезности. В нашем условном примере, когда все общество состоит из двух лиц, Ани и Васи, формула примет вид: W (иА, ив) = иА+ ив

Приведенная формула (1) требует некоторых пояснений.

Во-первых, утилитаристский подход предполагает возможность межличностного сравнения индивидуальных функций полезностей различных членов общества. Во-вторых, функции индивидуальной полезности, согласно утилитаристскому подходу, могут быть:

а) одинаковыми у всех людей,

б) различными у различных членов общества. В последнем случае мы подразумеваем различную способность людей извлекать полезность из их дохода (денежного или натурального). Трудно не согласиться с тем, что для богатого предельная полезность его денежного дохода вовсе не такая, как у бедного человека. Поставьте себя на место миллионера, а затем на место скромного конторского служащего: у кого будет выше предельная полезность дополнительной денежной единицы дохода? Очевидно, у последнего из названных субъектов.

Тогда предполагается, что уменьшение полезности, например, у Васи, должно компенсироваться в ходе распределения не точно таким же, а большим приращением полезности у Ани Такой вывод не должен показаться странным, если, напомним, речь идет о максимизации суммы индивидуальных полезностей.

На рис. 24.2 мы можем дать графическое пояснение этого подхода. Для этого используем известную нам из гл.15 общественную кривую безразличия. Напомним, что общественная кривая безразличия показывает множество комбинаций полезностей различных членов общества, каждая из которых означает одинаковый уровень благосостояния общества. Форма общественной кривой безразличия может иметь различную конфигурацию, а не только ту, которая приводилась в гл. 15. На графике (рис. 24.2) общественная кривая безразличия означает множество сочетаний полезностей, которые могут извлекать указанные субъекты из своего дохода, представленного в денежной или натуральной форме. Все комбинации, лежащие на общественной кривой безразличия, одинаково удовлетворительны для общества.

Если утилитаристская общественная кривая безразличия имеет линейный вид, причем ее наклон равен -1, как в случае а, то снижение полезности Васи будет компенсироваться точно таким же приращением полезности Ани. Индивидуальные полезности дохода, следовательно, у этих двух членов общества совершенно одинаковы. Если же общественная кривая безразличия выпукла к началу осей координат (вариант б, то мы видим, что уменьшение полезности для Васи должно компенсироваться более, чем равным, приращением полезности Ани, поскольку только таким образом остается неизменной суммарная полезность общества в целом. Это означает, что члены общества имеют не одинаковую функцию индивидуальной полезности. Таким образом, согласно утилитаристскому подходу, общество может считать справедливым как равное, так и неравное распределение доходов, в зависимости от представлений о характере индивидуальных функций полезностей разных членов общества. Нетрудно заметить, что в случае а утилитаристская концепция совпадает с эгалитаристской: поскольку все люди обладают совершенно одинаковой способностью извлекать предельную полезность из своего дохода, то справедливым будет его уравнительное распределение.

Роулсианская концепцияоснована на утверждении, что справедливым будет считаться такое распределение, которое максимизирует благосостояние наименее обеспеченного члена общества. Для обоснования своего подхода Джон Роулс, американский философ, чье имя дало название рассматриваемой концепции, использует специфическую мысленную конструкцию, известную в экономической теории под названием «вуаль неведения»(veil of ignorance). «Вуаль неведения» означает, что при формировании принципов справедливого распределения нужно абстрагироваться от возможных последствий для своего личного благосостояния. Другими словами, если бы была возможность устранить все, что является результатом случая или традиции, какое бы общество мы бы выбрали, если бы были свободны выбирать все, что угодно? И если бы мы осуществляли свой выбор во взаимодействии с другими, такими же свободными и равными людьми? Например, принимая решение о правилах справедливого распределения доходов, вы лично должны набросить на себя «вуаль неведения» и не принимать в расчет, кем вы станете в результате принятия таких правил: нефтяным магнатом, кинозвездой, почтальоном, учителем, бомжем и т. д. Что предпочел бы в таком случае каждый член общества? Роулс утверждает, что в условиях «вуали неведения» каждый предпочел бы застраховаться от возможного падения в пропасть бедности, и потому одобрил бы такое распределение доходов, при котором общество было бы озабочено максимизацией доходов наименее обеспеченных членов общества.

Роулсианская функция общественного благосостоянияимеет следующий вид:

W(u1, u2............... un) = min{u1, u2.... ип) (2)

или для нашего гипотетического общества из двух лиц:

W(иА , ив) = min{uA , uB)

Речь идет о решении задачи «максимина», т. е. максимизации благосостояния лица с минимальным доходом. Другими словами, подход Дж. Роулса означает, что справедливость распределения дохода зависит только от благосостояния самого бедного индивида. Роулсианская общественная кривая безразличия будет иметь следующий вид (рис. 24.3).

Мы видим, что никакое приращение благосостояния одного индивида не оказывает влияния на благосостояние другого (сравните: конфигурацией индивидуальной кривой безразличия в случае жесткой взаимодополняемости двух товаров из гл. 5, § 9). Общественное благосостояние, по Роулсу, улучшается только в том случае, если повышается благосостояние наименее обеспеченного индивида.

Дж. Роулс критикует утилитаристскую концепцию по несколько направлениям.

Во-первых, утилитаризм в его первоначальном виде дает простейшую и наиболее прямую концепцию права и справедливости, т. е. максимизацию блага, но не особенно обращает внимание на то, как эта сумма полезностей распределяется между индивидами (каким именно образом выигрыши отдельных индивидов компенсируют и перекрывают потери других).

Во-вторых, полагает Роулс, спорна аналогия между индивидом и обществом. Получается, что так же, как индивид может выбирать оптимальное сочетание между определенными потерями и выигрышами (заниматься по сложной учебной программе, чтобы позднее занять высокое положение; принять участие в определенных непривлекательных видах деятельности, ведущих к выгоде в будущем), так и общество может проявлять терпимость к определенным видам потерь (неудобства для отдельных индивидов), если они приведут к росту общего выигрыша (большее благо для большего количества индивидов).

Но проблема утилитаристского подхода, согласно критическим взглядам Роулса, заключается в том, что он нарушает право отдельных индивидов в рамках общества, т. е. использует одних субъектов как средство для достижения цели других. Характерный пример: существование рабовладельческой системы на юге США перед гражданской войной, вполне возможно, отвечало интересам нации в целом (дешевая рабочая сила, позволяющая развивать текстильную промышленность, что обеспечило США лидирующее положение на мировом рынке). Однако трудно себе представить, как это можно было бы совместить с основами справедливости. Или, например, жертвы, приносимые во имя будущих поколений: существенное понижение уровня жизни или удлинение рабочего дня, ложащиеся на плечи живущего сегодня поколения, безусловно, ведут к увеличению уровня благосостояния будущего поколения (типичный аргумент сталинской пропаганды: жертвуйте сейчас для будущего процветания общества!). Но вряд ли это, по Роулсу, является справедливым.

На противоречия утилитаризма обратил внимание и Амартия Сен, лауреат Нобелевской премии по экономике (1998 г.). Дело в том, что стремление к максимизации полезности индивидуума, сопровождающееся Парето-улучшенивм, может прийти в противоречие с принципом личной свободы. Это и есть так называемая теорема о невозможности паретианского либерала, выдвинутая А. Сеном. Допустим, есть два субъекта - Сластолюбивый (С) и Пуританин (П). Перед ними стоит выбор - кто из них будет читать книгу непристойного содержания (Сен пишет о романе «Любовник леди Чаттерлей»')? В соответствии с принципами либерализма, каждый принимает свое собственное решение. Тогда возможны 4 варианта: (1) С. читает книгу, а П, - не читает ее. (2) П. читает книгу, С. -не читает. (3) Оба читают книгу, (4) Оба отказываются от чтения. Казалось бы, в соответствии со свободой индивидуального выбора, должен пройти вариант (1). Однако, с точки зрения максимизации удовлетворения (принципа утилитаризма), скорее всего, реализуется случай (2). Объяснение таково: Сластолюбец предпочел бы сам отказаться от чтения, лишь бы с удовольствием понаблюдать, как Пуританин, читая роман, избавляется от своей стыдливости. В свою очередь, Пуританин, с неохотой читая роман, будет удовлетворен тем, что Сластолюбец не сможет потворствовать своим неблагопристойным вкусам, лишившись чтения этой книги. Произошло улучшение по Парето (увеличение суммарной полезности) в соответствии с утилитаристскими принципами, но нарушена свобода следования своему выбору не-зависимо от желаний и вкусов другого лица.

Рыночная концепциясчитает справедливым распределение доходов, основанное на свободной игре рыночных цен, конкурентном механизме спроса и предложения на факторы производства. Распределение ресурсов и доходов в рыночных условиях производится безличностным процессом. Этот способ никем не придумывался и не создавался. В этом смысле и надо понимать слова Хайека, вынесенные в эпиграф главы: «Эволюция не может быть справедливой». Следовательно, по мысли этого выдающегося представителя либерализма, «при подавлении дифференциации, возникающей в результате везения одних и невезения других, процесс открытия новых возможностей был бы почти полностью обескровлен».

Итак, последняя из рассмотренных концепций справедливости вновь заставляет нас задуматься о том, следует ли государству вмешиваться в процесс перераспределения доходов, если блага в свободном рыночном хозяйстве достаются только тем, кто обладает «денежными голосами»? Правительства промышленно развитых стран не стали дожидаться окончания теоретических споров относительно справедливого распределения доходов, тем более, что в дискуссии по вопросам нормативного характера некому вынести суждение, обладающее статусом абсолютной истины. Практика показала, что существование обширных зон нищеты чревато многими отрицательными последствиями для стабильного и устойчивого роста экономики, правопорядка, морального здоровья и т. п. В сущности, это очевидно в рамках здравого смысла и политического прагматизма лидеров, не желающих социальных потрясений в обществе.






Сейчас читают про: