double arrow

Мертвые

Книга Третья: Темная Сторона……………………………………299

Глава Шестая: Тень………………………………………………...262

Глава Пятая: Черты………………………………………………...173

Книга Вторая: Перерождение………………………………………...138

Глава Третья: Правила……………………………………………...124

Книга Первая: Смерть………………………………………………...22

Глава Первая: Вступление…………………………………………….27

Глава Вторая: Сеттинг……………………………………………….45

Глава Четвертая: Персонаж………………………………………....143

Глава Седьмая: Повествование……………………………………….304

Глава Восьмая: Система………………………………………..……356

Глава Девятая: Драма………………………………………….…....387


Добро пожаловать, дорогой читатель...

С точки зрения общей сути вещей с момента написания моего последнего письма прошло лишь немного времени, но я вновь испытываю желание поделиться с тобой своими мыслями. Конечно же, я мог бы сказать, что великие и поразительные изменения в землях мертвых подвигли меня на то, чтобы несколько изменить и дополнить мой предыдущий труд, но, на самом деле, это будет лишь частью истины. Произошли изменения, и я отчаянно надеюсь на то, что они будут продолжаться – хотя, пока что, они остаются лишь слабым подобием того, на что мы могли бы надеяться. Они напоминают первый лучик света, вырвавшийся из-под темной крышки подвала, который, в то же время, дарует надежду на то, что в этом мире есть нечто кроме беспроглядной темноты.

На самом деле, источник моего вдохновения во многом связан с тем воздействием, которое мое последнее творение оказало на земли, лежащие по эту сторону Савана. Таковым был страх Владык Смерти, вызванный тем, что я осмелился нарушить их ужасный Диктум Мортум – их проклятый закон, запрещающий какие-либо отношения с теми, кто еще может дышать – таковой была их безумная ярость, с которой они стремились найти и уничтожить меня, и таковым было то ужасное наказание, которому они поклялись подвергнуть вашего покорного слугу, что я не смог побороть искушение и вновь вступил на этот смертельно опасный путь. До этого я никогда не чувствовал себя более сильным, более радостным...более живым, если уж на то пошло, если, конечно же, не считать тех солнечных дней, когда спесивые аристократы Англии стремились сокрушить меня из-за моих сочинений, считая, что таким образом они спасают своих детей от развращения и порока.

И потому, благодаря моей извечной любви к разброду и насмешкам над спесивостью и чопорностью, а также той растущей легкости, с которой я учусь управляться с вашими электрическими пишущими машинами, я вернулся для того, чтобы выворотить еще один камень из фундамента Иерархии. Мой друг Эрнест предсказывает, что если я буду продолжать избегать ее мстительных прислужников, то этот странный опиум непокорности и мятежа вскоре заставит меня писать каждую неделю, и ему придется сделать из меня газетчика. В свою очередь я поклялся, что лучше сам брошусь в Забвение, чем стану производить такую сухую, скучную и неизящную прозу, которую он называет "результатом работы репортера". Тем не менее, несмотря на все это, он является отличным спутником, и мы соглашаемся друг с другом практически во всем, если, конечно же, не считать литературы. Мы должны продолжать вместе щипать Владык Смерти за носы, пока у нас есть такая возможность, пускай даже каждый из нас будет делать это по-своему.

Только подумайте, я сам научил его печатать. Судя по всему, я действительно создал монстра.

Смерть всегда была величайшей загадкой жизни. Это абсолютно неизведанная страна, из которой до сих пор не возвращался ни один странник, вызывающая в равной степени как страх, так и острое любопытство. Некоторые пытаются не думать о ней; другие посвящают свои жизни попыткам понять, что же в действительности может лежать за гранью смерти.

Как бы то ни было, всегда остается вопрос – на самом ли деле смерть является настолько загадочной? Конечно же во всех культурах, начиная с самого начала времен, существовали истории, повествующие о мертвых, которые возвращались в мир живых, влекомые какой-либо незавершенной задачей, обеспокоенные благополучием своих любимых или стремящиеся к отмщению врагам. Кроме того, всегда существовали и те, кто обладали (или, во всяком случае, утверждали, что обладают) особым даром, который заключался в том, что они были способны видеть тени мертвых и общаться с ними. К их числу можно было бы отнести великое множество людей, начиная Сивиллами древности, и заканчивая вращателями столов и самопровозглашенными медиумами относительно недавних дней.

Почему же тогда смерть остается настолько пугающей и практически неизвестной? У нас практически нет причин для того, чтобы усомниться в том, что у живых было предостаточно возможностей побеседовать с призраками знакомых им при жизни людей, определив при этом их состояние и природу мира, в котором они оказались. Но, вместо этого, основная масса задающихся вопросов содержит в себе минимальное количество смысла и, в большинстве своем, связана с местонахождением пропавшей брошки или тем, насколько нравится умершему тот мир, в котором он оказался.

Смерть пугает людей. То, что наступает после смерти, пугает их еще больше. Они не задают рациональных или логичных вопросов потому, что они боятся ответов. Как правильно заметил Джордж, гораздо легче просто не думать об этом. Кроме того, у Иерархии есть закон, именуемый Диктум Мортумом, основной задачей которого является воспрепятствование чрезмерному общению мертвых с живыми. Поэтому неудивительно, что живым известно так мало. В противном случае, нам бы не пришлось писать то, что мы сейчас пишем. Я говорю "мы", так как я надеюсь, что Джордж все же предоставит мне возможность ввернуть пару словечек в том или ином месте. В конце концов, должен же хоть кто-то ограничить словесные возлияния Милорда. В противном случае, он просто утопит нас в своей засахаренной прозе.

Во имя Сафо и Катулла, метафора! Клянусь, мой дорогой Эрнест, мое общество очень положительно влияет на тебя. Ты даже очень неплохо выразил то, что нужно было сказать (хотя, на мой вкус, это можно было бы сделать чуточку элегантней), и я считаю, что ты абсолютно прав, возвращая меня к основной теме нашего изложения. Основной моей задачей является раскрытие истинной природы тех мертвых теней, которых мы называем призраками, их различных состояний и деятельности тех сил, которые направили их в эту юдоль скорбей и продолжают удерживать здесь, зачастую, против их собственной воли. Именно этой задаче я и собираюсь посвятить себя, ничуть не отклоняясь при этом от основного русла моего рассказа.

Джордж, не отклоняющийся от основного русла? Пожалуй, я поверю в это только тогда, когда сам увижу подобное чудо.

Прежде всего, знайте, что души, которые становятся теми, кого мы называем призраками, являются теми же самыми людьми, которые покидают Мир Живых. Этот факт не распространяется на все последующее посмертие, но, скорее, свидетельствует о фактическом нарушении путешествия души в Вечность – какой бы эта Вечность ни была. Как ни странно, но искатель ответов на вопросы, связанные со Смертью, вряд ли найдет их, миновав Саван, и, скорее, его ждут лишь новые загадки. Однако, на этом я бы хотел остановиться чуточку позже.

К числу тех вещей, которые приводят души в сумрачный мир этих Земель Смерти, относится то, что призраки привыкли называть Страстями и Оковами. Хотя ты вряд ли знаком с этими названиями, дорогой читатель, ты уже не раз должен был сталкиваться с ними в тех или иных формах, так как сложно вспомнить хотя бы одну историю о призраках, в которой их не было бы.

Именно Страсть является тем, что препятствует душе спокойно погрузиться в благословенный покой смерти и заставляет ее влачить горестное существование призрака. Стремление убитого мужчины отомстить своему убийце, забота родителей о любимом ребенке – все это, как, впрочем, и многое другое, относится к числу Страстей. Более того, предположение о том, что существует столько же различных Страстей, сколько и самих призраков, вряд ли можно назвать чрезмерно преувеличенным.

В свою очередь, Оковы являются материальными предметами, от которых не может отречься призрак, и которые привязывают его к Землям Теней. Если вы хотите обратиться к более простому, но и более грубому определению, то Оковы являются предметом, в котором воплощается Страсть призрака – золото скряги, любимая женщина или просто какое-то дорогое ему место, в котором прошла большая часть его жизни. Только тогда, когда душа сама сможет преодолеть силу этих Оков, привязывающих ее к Миру Живых, у нее появится надежда на то, что ее скорбное существование в обличье призрака подойдет к концу.

Только что переродившиеся Анфаны, как обычно называют новорожденных призраков, появляются по эту сторону Савана практически такими же беспомощными, как и живые младенцы, рождающиеся в Мире Живых. До тех пор, пока они остаются покрыты Оболочкой, состоящей из плазмы, их чувства остаются приглушенными, разумы пребывают в смятении, а сами Земли Теней кажутся каким-то безумным сном. Некоторым из числа особенно стойких и уверенных в себе душ удается разорвать Оболочку изнутри, освободившись своими собственными силами, но большинство новоприбывших ожидает неотвратимое Невольничество.

Души, в сути своей, могут выполнять функции как пищи, так и денег среди призраков, пополняя, в то же время, общее их количество, в результате чего пленение Анфана путем освобождения его из Оболочки способно в немалой степени обогатить пленителя. Многие Невольники влачат столь же жалкое существование, как и большинство живых рабов на протяжении всей человеческой истории, хотя, при этом, они нередко избегают наихудшей доли, которую мог бы представить себе живой разум, что объясняется их немалой ценностью.

На самом деле, ситуация складывается очень по-разному. Есть хорошие хозяева, и есть плохие хозяева. Некоторые являются жестокими садистами, а другие думают только о деньгах. Находятся и те, кто действительно хотят помочь. Невольник, который принадлежит могучему призраку, оказывается в безопасности от других призраков и может спокойно разобраться с основными законами этого мира. Некоторые рабовладельцы считают себя не столько хозяевами, сколько учителями. Некоторые из них со временем даже отпускают своих Невольников на свободу. Тем не менее, работорговля в сути своей продолжает оставаться бизнесом. Некоторые вещи не изменяются даже по эту сторону Савана.

Конечно же, достаточно многие Невольники предпочитают наполненное опасностями существование Лемуров. Так называют те души, которые, в силу тех или иных обстоятельств, сумели сами освободиться от своих Оболочек, а также смогли избежать последующего порабощения. Удерживаемые в Землях Теней своими Страстями, они все еще остаются достаточно молодыми и слабыми, что, в свою очередь, делает их легкой добычей для более старых и сильных призраков, которые время от времени решают устроить небольшую охоту. Тем не менее, Земли Теней всегда заполнены Лемурами, число которых приблизительно соответствует числу мышей, живущих в большом городе – кроме того, подобно этим мышам, они являются маленькими и слабыми поодиночке, но, в то же время, их практически невозможно извести и они существовали и будут существовать всегда.

Тем не менее, даже Невольники и Лемуры не являются низшими из призраков. На последней ступени социальной иерархии находятся Трутни, которых некоторые вообще не считают призраками, именуя отголосками ряби, расходящимися по воде, или звуками далекого эхо, ибо эти существа сохраняют определенную схожесть с призраками, но, при этом, лишены как их сущности, так и сознания. Эти жалкие и безвольные создания способны лишь цепляться за свои Страсти, бесконечно повторяя одно и то же действие, подобно заточенному в клетке льву, который расхаживает взад-вперед в зоологическом саду. Эти несчастные настолько тесно связаны со своими Оковами, что они существуют на самом краю Савана, и потому живые видят их гораздо чаще, чем каких-либо других призраков.

Оковы могут быть как хорошей, так и плохой вещью. Трутни слишком тесно связаны со своими Оковами и способны думать только о них. Но, в то же время, при отсутствии Оков, призрак вообще не сможет находиться в Землях Теней. Несмотря на все здешние недостатки, это далеко не самое худшее место по эту сторону Савана.

Помимо них существуют Домемы – призраки, утратившие связь с Землями Теней, в результате разрыва или уничтожения своих Оков – которым приходится отчаянно искать для себя какую-то безопасную нишу или же оказаться на грани Забвения. Многие из них обретают эту нишу в лице Иерархии, которая – чтобы о ней ни говорили – является достаточно неплохим образцом стабильности. Другие присоединяются к тем культам Еретиков, которые кажутся наиболее близкими их наклонностям и взглядам. Тем не менее, для того, чтобы пережить утрату своих Оков, призрак должен быть очень сильным.

Возможно, наиболее могучими из призраков являются те, кого именуют Костяками. Сохраняя некоторые из своих Страстей, и, при этом, оставаясь достаточно сильными для того, чтобы не бояться покидать пределы Земель Теней, они способны путешествовать практически куда угодно, и делать то, что они захотят. Подобная свобода, в свою очередь, порождает немалое почтение, так как всем приходится признать силу, которая стоит за этой свободой. Хотя многих обитателей Земель Мертвых боятся гораздо больше, чем Костяков, только Перевозчики пользуются большим уважением. Что же касается самих Перевозчиков, то я хотел бы остановиться на них несколько позже, ибо их лишь отчасти можно назвать Мертвыми и, вполне возможно, они в действительности являются чем-то абсолютно иным.


Сейчас читают про: