double arrow

Тема «исторической памяти» в прозе В. Распутина, В. Белова, Ч.Айтматова, В. Чивилихина и других


Распутин.
В согласии с традициями русской литературы, Распутин не отка­зывается от роли духовного учителя. Неравнодушие писателя-патриота находит яркое воплощение в его творчестве. Во многих произведениях Распутина очень важным является соотношение текста и подтекста. При этом подтекст, как правило, не аллегоричен, а имеет глубинную символическую приро­ду. На поверхности идет повествование о безымянных и поименован­ных деревнях и их жителях, о семейной жизни, о взаимоотношениях поколений и т. п., а подспудно вызревает художественное обобщение и возникают такие высокие понятия, как Россия, русская идея, рус­ская душа, русская судьба. Соответственно глобализируется и пробле­матика повестей и рассказов Распутина. Распутин осознавал наибольшую свободу и нравственную силу писательского слова и постепенно в качестве прозаика. Дебютный его рассказ «Я забыл спросить у Лешки» опубликован в литературном альманахе «Ангара» в 1961 г. А через шесть лет в Иркутске вышла первая книга — «Человек с этого света». В нее вошли ранние рассказы. Но свое тридцатилетие писатель обозначил и другой внушительной вехой – созданием повести «Деньги для Марии».
Одной из лейтмотивных черт поэтики у Распутина является прием контраста. Очень любопытно проследить, как использует его писатель в названии своей первой повести. Деньги – то, что несет страдание и одновременно – надежду на избавление от него для главной героини и ее семьи. Главная героиня несет в себе важнейшие черты национального характера: доброту, бескорыстие, простодушие, способность к состраданию и самопожертвованию. Не имея на то необходимых способностей, Мария начинает торговать в деревенском магазине. Страх за себя и четверых своих детей отступает перед мыслью о том, что односельчанам придется совершать многокилометровые поездки, чтобы купить необходимое. По христианскому обычаю она послужила миру. Но когда ревизия обнаружила недостачу, мир отвернулся от Марииного горя3 . Председатель колхоза, агроном, старики Гордей и Наталья да друг мужа Василий – вот и все «сочувственники». Дает деньги и директор школы Евгений Николаевич (автор его, «особенного» человека, для которого должность стала сутью, величает, как и деревенские, – по имени-отчеству), но этот одолженные сто рублей превращает в гимн своему благородству.
Главная боль Распутина: о спасении честного человека, попавшего в беду, деревня (а в подтексте – русский мир) не помышляет. Народная нравственность пребывает в кризисном состоянии – таков диагноз писателя. Не случайно муж Марии Кузьма видит во сне машину, которая едет по деревне в кромешной тьме: все спят – спит совесть народная. Освещаются фарами (светом совести) лишь те редкие дома, где готовы прийти на помощь.Символичен также другой сон Кузьмы. В колхозном клубе собираются жители деревни. Но Кузьма их поначалу не узнает: «Мария, – испуганно шепчет он, – посмотри: народ-то не наш, чужой» (в подтексте: Россия – та же, а русские люди изменились, стали неузнаваемыми, чужими друг другу). Лишь после того, как герой понял, что перед ним свои, они оказываются своими на самом деле: каждый отдает Марии вполне посильные пять рублей, и собрание завершается общим смехом.
Но это во сне. Наяву же Кузьма едет в город к брату, который уже семь лет не был на родине и давно успел стать чужим4. У повести открытый финал – муж Марии у порога, за которым неизвестность: «Сейчас ему откроют». Откроют не только дверь, но и подлинную суть русской души – изменившейся, и еще живой ли? Среди героев произведения мы не видим нравственных монстров, но Распутин то и подчеркивает: чтобы свершилось зло, не обязательно его разжигать, достаточно быть нейтральным по отношению к добру. Всеобщее равнодушие, разделение горя на свое и чужое и есть главное зло для русских. О спасительной сплоченности в повести ведут речь только дед Гордей и председатель. Дедова память еще сохранила православную старину, а председатель пережил нечто подобное тому, что, возможно, предстоит Марии: в тяжелые послевоенные годы за незаконную покупку бензина для общего дела – ради завершения уборочной страды – отбыл семь лет лагерей. А деревня не сумела заступиться. Но он обиды на людей не держал и, когда снова позвали возглавить колхоз, согласился. Историческая память в лучшем случае и горе – в худшем учат русских совести и взаимовыручке– вот вывод Распутина.
«Последний срок», апокалиптическое название.
На первый взгляд— печальная семейная по­весть. Узнав о предстоящей кончине матери, съезжаются ее дети. Их восприятие траурного события, их отношения между собой, их мыс­ли и воспоминания образуют основной массив повествования. Но еще важнее то, о чем и как говорит, думает и вспоминает умирающая. Это целая народная философия, затрагивающая кардинальные про­блемы: жизнь и смерть, прошлое и настоящее, повседневное и веч­ное. Исследователи с полным правом соотносят повесть Распутина с такими произведениями, как «Смерть Ивана Ильича» Л. Толстого и «Худая трава» И. Бунина. Отмечают они также внутреннюю близость образов старухи Анны и солженицынской Матрены. Обе праведницы, у обеих трудные судьбы и непростые отношения с родственниками, обе, хотя и по-разному, покидают этот мир. Присутствие среди главных героев Распутина женщин преклон­ного возраста — мудрых, аскетичных, стоящих на пороге вечности — является знаковой чертой его прозы. Это не просто деревенские ста­рухи, хранительницы духовной культуры, а сама старая Россия, ухо­дящая Русь. Умирающая мать — старуха Анна в «Последнем сроке» — образ-символ умирающей Родины-матери, матушки-России6. И то, как к ней относятся ее дети, тоже символично.Сыновьям автор дает имена святых: Ильи-пророка и Михаила Ар­хангела, подчеркивая, что на русских мужиках лежит миссия спасе­ния Отечества. Однако они далеко не соответствуют этой миссии. Ожидая материнской кончины, закупают ящик водки и, не утерпев, начинают пьянствовать (в подтексте: Россия умирает, а русские му­жики пьют; и другой оттенок: оттого что они пьют, она умирает; пьян­ство как симптом и одна из причин упадка России).
Илья, несомненно, печалится о матери. Но вместе с тем — не стес­няется шутить по поводу ее состояния. Чего стоит его ироничное «приглашение», последнее, что от него услышала старуха Анна: «При­езжай, мать. В цирк сходим. Я рядом с цирком живу. Клоуны там. Обхохочешься». Тут каждая деталь существенна: и то, что в далекий го­род прикованного к постели человека приглашает, а взять к себе жить не захотел, и то, что в цирк, посмеяться, зовет. В большом городе, считает автор, и есть — «рядом с цирком», оттуда смерть России анек­дотом кажется, если там живут люди, оторванные от своих корней.
Ключевые для повести «Последний срок» проблемы исторической памяти и отчуждения ставятся Распутиным в зависимость от близос­ти героев — прежде всего духовной — к отчему дому. Дело здесь сов­сем не в том, кто из детей Анны ближе к деревне или к городу. Забыть и отторгнуть свое можно и там, и там; просто в деревне их родина, а выбрасывая из памяти родные места, где бы они ни находились, нрав­ственно перерождаешься. Михаил остался в деревне. Он досматривает мать (остальным это в тягость), ссорится с ней, пьянствует, и ему, единственному из детей, суждено проводить ее в последний путь. Умирает и его деревня. Поля не засеваются, потому что жители разъехались по городам и ушли на «выгодные» заработки в леспромхоз, не задумываясь о том, что станет с ними и их детьми после того, как лес будет выкорчеван и «доходное предприятие» перекочует в другие места8 (Россия останется без кормильца, бьет тревогу Распутин). «Я теперь в родной деревне многих не знаю, кто они такие есть. Вроде и сам чужой стал, в незнакомую местность переселился», — жалуется Михаил, и так эта жалоба перекликается со словами Кузьмы о «чужом народе» (повесть «День­ги для Марии»). Теперь самое время поговорить о названии повести. Соблазни­тельно думать, что она — об умирании, о смерти. И старухи Анны, и России. Отчасти это так. Но главный смысл произведения — в пред­остережении: настал последний срок, осталась последняя возмож­ность для русских подумать о ставших чужими родных и близких, вспомнить о своих истоках, позаботиться о погибающей Родине. Зав­тра будет поздно.

Айтматов
Как и в предыдущем романе “И свыше возраста длится день”, в “Плахе” писатель поднимает проблему исторической памяти, разрушение которой принесет непоправимые беды и катастрофы - духовные, моральные, экологические. Осмысливая подвиг Христоса, притворы его измены Иудой, пилатовский выбор “умывание рук”, Авдий Калистратов, который в собственном “богоискательстве”, старании утвердить, благо терпит поражение за поражением, придет к выводу, что в текучести возрастов добро и зло как вечные антиподы переходят из поколение у поколение в бесконечности времени и просторную, поэтому память этих поколений должны обязательно сохранить в себе лучшие духовные императивы и опыт прошлого, ведь “если завтрашние забудут о сегодняшних, это беда для всех”.Секуляризированный мир, где под высокопарными фразами происходит общественная деградация и разрушение дарованных Творцом естественных богатств, обреченный на гибель - физически и морально. Так считает смещенный воображением во времени и просторные Авдий, перенесенный в Гефсиманию с желанием спасти Спасителя, жертвы которого не воспримут да и не способны понять люди, соблазненные тратой материального, гордыней научных поисков, чтобы стать выше самого Бога: “Так будут думать те поколения, которым твой подвиг будет казаться мало не бессмысленным, которые к тому времени постигнут строение материи к ее первоначальной сути и, преодолев земное тяготение, ступив в космические сферы, будут соревноваться за вселенную один с другим , стремясь к галактическому господству, и хотя и бесконечное пространство, но им и вселенной будет мало, так как, чтобы отомстить за неудачу на земле, они готовые будут на угождение своим амбициям саму планету развеять на порох, планету, на которой Ты старался объявить культ милосердия. Это Ты подумай, что для них Бог, когда они себя выше за Бога считают, что им чудак, который повис на кресте, когда, уничтожив всех вместе, они память твою сотрут с лица земли”.Тревожный монолог человека в апокалипсическом предверье. Человека, который, потерялся в стараниях изменить мир в лучшую сторону, в попытке преодолеть зло будет в скором времени замученная самая в степи новейшими мучителями - исполнителями преступных планов.Иллюзией окажется счастье с журналисткой Ингой - так нежданно найденной любовью. Милосердие и приязнь дарят Авдееве часто случайно встреченные люди (на железнодорожной станции, в больнице). Инга тоже хочет бороться с социальным злом - наркоманией. Для нее это проблема, прежде всего экологическая. Авдий, в отличие от нее, сознает, что в основе этого бедствия лежит, прежде всего, духовно-моральная проблема, что обществу вообще необходимое покаяние. Ведь в основе всех общественных, естественных, моральных катаклизмов лежит греховность человека. Об этом говорит Христос Понтию Пилоту во вставной новелле, которая (как, кстати, “Легенда о Большом Инквизиторе” из “Братьев Карамазовых” Ф.Достоевского) является ключом к полному выяснению идейно-философского содержания романа Ч.Айтматова.“Итак, знай, правителю римский, конец мира не от меня, не от стихийных бедствий, а от враждебности людей придет. От той враждебности и тех побед, которые ты прославляешь в увлеченности государственной…” - заявляет Христос прокуратору перед смертной казнью. Логически усматривать здесь авторские аллюзии относительно современного режима с его вождям и самоуверенной непогрешимости пройденных путей и иллюзорно очерченных, призрачных стратегий. Можно уверенно утверждать, что роман “Плаха” Ч.Айтматова антиатеистическое произведение, которое своими смело поставленными проблемами разбегался с официальной государственной материалистической идеократиею.

Много земных и космических проблем никогда не могут быть доступными для освоения наукой (она может исследовать лишь материальную сферу),потому, что таят в себе множество мистических загадок, недосягаемых человеческому уму, опыт поколений показывал, что “утвердить идеи добра и справедливости возможно только их объединением с источником этих идей - с Богом. А кого Бог отбрасывает, но старается сохранить те идеалы, уподобляется тем, кто хочет сохранить лучи, погасив их источник. В этом и заключается главная идея романа “Плаха” Ч.Айтматова.


Сейчас читают про: