double arrow

ЯВЛЕНИЕ II. СЮЗАННА. Иди скорей, дружок! Ее сиятельство сгорают от нетерпения!


Фигаро, Сюзанна, Графиня сидит.

СЮЗАННА. Иди скорей, дружок! Ее сиятельство сгорают от нетерпения!..

ФИГАРО. А ты, моя маленькая Сюзанна? У ее сиятельства нет никаких оснований для тревоги. В сущности говоря, что произошло? Ничего особенного. Графу приглянулась вот эта девушка, он намерен сделать ее своей любовницей, - все это вполне естественно.

СЮЗАННА. Естественно?

ФИГАРО. Затем он дал мне место дипломатического курьера, а Сюзон назначил советником посольства. Это с его стороны весьма предусмотрительно.

СЮЗАННА. Да перестанешь ты?

ФИГАРО. А так как Сюзанна, моя невеста, от этого назначения уклонилась, то он решил оказать поддержку Марселине, - опять-таки что может быть проще этого? В отместку людям, которые расстраивают наши планы, спутать в свою очередь их карты, - так поступают все и так надлежит поступить и нам. Ну, вот пока и все!

ГРАФИНЯ. Как вы можете, Фигаро, так легко относиться к замыслу, который всем нам сулит несчастье?

ФИГАРО. А почему вы так думаете, сударыня?

СЮЗАННА. Чем бы посочувствовать нашему горю...

ФИГАРО. Вашим-то горем и заняты мои мысли, разве этого не достаточно? Итак, будем действовать с не меньшею последовательностью, чем его сиятельство; прежде всего умерим его аппетиты насчет нашей собственности, вселив в него подозрение, что и на его собственность посягают.

ГРАФИНЯ. Это хорошо сказано, но как это осуществить?

ФИГАРО. Это уже сделано, сударыня. Ложный донос на графиню...

ГРАФИНЯ. На меня? Вы с ума сошли.

ФИГАРО. Нет, пусть уж сойдет с ума его сиятельство.

ГРАФИНЯ. Такому ревнивцу!

ФИГАРО. Тем более. Чтобы такой человек, как он, был всецело у вас в руках, нужно лишь слегка взволновать ему кровь - женщины умеют это делать изумительно! Вот он уже доведен до белого каления, тут сейчас, небольшая интрижка - и делайте с ним, что хотите: в Гвадалквивир кинется не задумываясь. Я передал Базилю через одного человека анонимную записку, в которой его сиятельство уведомляется, что некий поклонник будет сегодня во время бала искать свидания с вами.

ГРАФИНЯ. И вам не стыдно играть честью порядочной женщины?

ФИГАРО. Я почти ни с одной женщиной себе этого не позволю: боюсь попасть в точку.

ГРАФИНЯ. Благодарю за лестное мнение.

ФИГАРО. А разве вам не представляется заманчивым - устроить графу такой денек, чтобы он вместо приятного времяпрепровождения с моей женой вынужден был, проклиная все на свете, ходить по пятам за своею собственной? Он уже и сейчас сбит с толку. Помчаться за той? Выслеживать эту? Глядите, глядите: вон он, в расстройстве чувств, несется по полю и травит ни в чем неповинного зайца. Между тем час нашей свадьбы приближается с неумолимой быстротой, за это время никаких шагов против нас ему предпринять не удастся, а в присутствии графини он ни за что не отважится помешать нашему бракосочетанию.

СЮЗАННА. Он - нет, но умница Марселина отважится непременно.

ФИГАРО. Гм! Вот этого я действительно опасаюсь. Дай знать его сиятельству, что вечером ты выйдешь к нему в сад.

СЮЗАННА. Вот ты на что рассчитываешь?

ФИГАРО. Ну, а как же! Поверьте мне, что люди, которые ничего ни из чего не желают сделать, ничего не достигают и ничего не стоят. Вот мое мнение.

СЮЗАННА. Остроумно!

ГРАФИНЯ. Так же, как и его план. Вы отпустите ее на свидание к графу?

ФИГАРО. Ничуть не бывало: я кого-нибудь наряжу в платье Сюзанны. Графа мы застанем врасплох, и ускользнуть ему не удастся.

СЮЗАННА. Кого же ты нарядишь?

ФИГАРО. Керубино.

ГРАФИНЯ. Он уехал.

ФИГАРО. Только не для меня. Предоставляете мне свободу действий?

СЮЗАННА. Уж по части интриг на него смело можно положиться.

ФИГАРО. Две, три, четыре интриги за раз и пусть они сплетаются и переплетаются. Я рожден быть царедворцем.

СЮЗАННА. Говорят, это такое трудное ремесло!

ФИГАРО. Получать, брать и просить - в этих трех словах включена вся его тайна.

ГРАФИНЯ. Он до того уверен в успехе, что я тоже начинаю проникаться этой уверенностью.

ФИГАРО. Такова моя цель.

СЮЗАННА. Значит, как же ты говоришь?..

ФИГАРО. Говорю, что пока его сиятельство на охоте, я к вам пришлю Керубино: причешите его, приоденьте, я его спрячу, дам ему наставление, а там уж, ваше сиятельство, вы запляшете под мою дудку. (Уходит.)


Сейчас читают про: