double arrow

ЯВЛЕНИЕ Х


ЯВЛЕНИЕ IX

ЯВЛЕНИЕ VIII

ЯВЛЕНИЕ VII

ЯВЛЕНИЕ VI

Керубино, Графиня, Сюзанна.

СЮЗАННА (входит с большим чепцом с руках). Печать? На чем?

ГРАФИНЯ. На его приказе.

СЮЗАННА. Уже есть приказ?

ГРАФИНЯ. В том-то и дело. Это мой чепец?

СЮЗАННА (садится подле графини). Да, самый красивый.(Напевает, держа во рту булавки.)

То так, то сяк, то вверх, то вниз,

А ну, дружок мои, повернись...

Керубино становится перед ней на колени; она его причесывает.

Сударыня, до чего же он мил!

ГРАФИНЯ. Поправь ему воротничок, чтобы бoльше было похоже на женский.

СЮЗАННА (поправляет воротничок). Вот... Посмотрите-ка на этого молокососа, какая из него вышла хорошенькая девушка! Я просто завидую! (Берет его за подбородок.) Сделайте милость, перестаньте быть таким хорошеньким!

ГРАФИНЯ. Сумасбродка! Нужно засучить рукава, чтобы лучше сидели манжеты. (Подбирает ему рукава.) Что это у него на руке? Лента?

СЮЗАННА. Да еще ваша. Очень рада, что вы ее увидели. Я его предупреждала, что возьму да все вам и расскажу! О, если бы не вошел его сиятельство, я бы у него ленту отняла: ведь у нас с ним силы почти одинаковые.

ГРАФИНЯ. На ней кровь! (Снимает ленту.)

КЕРУБИНО (сконфуженный). Сегодня утром, собираясь ехать, я взнуздывал коня, конь мотнул головой и трензелем оцарапал мне руку.

ГРАФИНЯ. Кто же перевязывает лентой...

СЮЗАННА. Да еще и краденой. Ну-ка, посмотрим, что этот трензель-вензель, или как его там... ничего я не понимаю в этих названиях... Ах, какая у него белая рука! Совсем как женская! Еще белее моей! Посмотрите, сударыня. (Сравнивает его руку со своей.)

ГРАФИНЯ (холодно). Лучше принесите из туалетной комнаты пластырь.

Сюзанна, смеясь, толкает Керубино в затылок, Керубино падает на обе руки. Сюзанна уходит в туалетную комнату.

Керубино на коленях, Графиня сидит.

ГРАФИНЯ (некоторое время молча рассматривает ленту. Керубино не сводит с нее глаз). Из-за этой ленты, сударь... так как это мой любимый цвет... мне было очень досадно, что она пропала.

Керубино на коленях, Графиня сидит, Сюзанна.

СЮЗАННА (входя). Перевязать ему руку? (Подает графине пластырь и ножницы.)

ГРАФИНЯ. Пойдешь ему за платьем, принеси заодно ленту от другого чепца.

Сюзанна уходит в среднюю дверь и уносит плащ Керубино.

Керубино на коленях, Графиня сидит.

КЕРУБИНО (опустив глаза). Та лента, что вы у меня отняли, исцелила бы меня в мгновение ока.

ГРАФИНЯ. Каким же образом? (Показывает ему пластырь.) Вот это будет вернее.

КЕРУБИНО (запинаясь). Лента, которой... которой были перевязаны волосы... или которая касалась кожи человека...

ГРАФИНЯ. Человека совершенно постороннего, и вдруг, оказывается, она залечивает раны? Не знала я такого свойства. Чтобы проверить, я эту ленту, которою была перевязана ваша рука, оставлю у себя. При первой же царапине... у кого-нибудь из моих служанок... я подвергну ее испытанию.

КЕРУБИНО (с глубокой грустью). Лента останется у вас, а я уезжаю.

ГРАФИНЯ. Не навсегда же.

КЕРУБИНО. Я так несчастен!

ГРАФИНЯ (растроганно). Да он плачет! А все противный Фигаро со своим напутствием!

КЕРУБИНО (горячо). О, как бы я желал, чтобы скорей наступило то роковое мгновение, которое он мне пророчил! Если б я знал наверное, что вот сейчас умру, уста мои, быть может, дерзнули бы...

ГРАФИНЯ (утирая ему слезы платком, прерывает его). Молчите, молчите, дитя! Во всем, что вы говорите, нет ни капли здравого смысла. (Стук в дверь; графиня громко спрашивает.) Кто это так ко мне стучится?

Керубино, Графиня, Граф за сценой.

ГРАФ (за сценой). Почему вы заперлись?

ГРАФИНЯ (в смятении встает). Это мой муж! Боже милосердный! (Керубино, который тоже встает.) Вы без плаща, с голыми руками и голой шеей, наедине со мной, в таком виде, а тут еще анонимное письмо, его ревность!..

ГРАФ (за сценой). Что же вы не отпираете?

ГРАФИНЯ. Дело в том, что... я здесь одна.

ГРАФ (за сценой). Одна? С кем же вы разговариваете?

ГРАФИНЯ (не сразу). С вами, разумеется.

КЕРУБИНО (в сторону). После того, что произошло вчера и сегодня утром, он меня убьет на месте! (Бежит в туалетную комнату и затворяет за собой дверь.)


Сейчас читают про: