double arrow

Характеристика сентиментализма как литературного направления. Два течения: Карамзин и Радищев


Сумароков. "Дмитрий-самозванец".

Патриотические и анакреонтические оды Державина. "Снигирь".

Добролюбов "Русская сатира века Екатерины".

Сатира крыловского журнала "Почта духов".

Комедии Сумарокова. "Опекун", "Рогоносец по воображению".

Лирика Сумарокова. Сатиры Сумарокова ("О благородстве", "Хор ко превратному свету").

Русская комическая опера. "Анюта Попова".

Научная поэзия Ломоносова. "О пользе стекла", "Вечернее" и "Утреннее размышления о Божием величии".

Журнал Крылова "Зритель". "Похвальная речь дедушке, говоренная за чашкой пунша", восточная повесть "Каиб".

Краткая биография:Иван Андреевич Крылов (1769-1844) родился в семье бедного офицера. После смерти отца его определили на службу. Крылов рано узнал нужду и на всю жизнь сохранил сочувствие к трудовому народу. Писал комические оперы, комедии, издавал журнал «Почта духов» (1789) и др.

В 90-х годах раскрылась журналистская деятельность Крылова. Борьба с крепостническими порядками – характерная черта его творчества. Крылов в демократических идеях сближается с Радищевым. Сатира напоминает новиковскую и фонвизинскую.

В конце 1791Крылов, Клушин, Дмитриевский и Плавильщиков основали собственную типографию «Крылов с товарищи».Именно в ней с февраля 1792 года стал выходить журнал Крылова «Зритель». В журнале были представлены разные жанры: очерки, теоретические, публицистические и критические статьи, стихи, повести и т.д. Основная направленность журнала – сатирическая. Успех «Зрителя» был вызван произведениями Крылова, сатирический талант которого выразился в двух произведениях: «восточной» повести «Каиб»и «Похвальной речи в память моему дедушке, говоренной его другом в присутствии его приятелей за чашкой пуншу». Помимо этих произведений Крылов – автор повести «Ночи», «Мыслей философа по моде», «Речи, говоренной повесой в собрании дураков» и т.д.

Материалы в журнале носили национально-патриотический характер, осуждению подвергалось галломанствующее дворянство, «модное воспитание». В статье «Мысли философа по моде» Крылов советует: «С самого начала, как станешь себя помнить, затверди… что ты дворянин, и… родился только поедать тот хлеб, который посеют твои крестьяны». В повести «Ночи» Крылов пишет, что крестьянин всю жизнь трудится за пуговицу с кафтана своего господина Промотова, которую он никогда не увидит.

Наиболее значительной является повесть «Каиб».Начинается с рассказа о благополучии, процветании и богатстве восточного калифа и о не знающей предела его власти - «имя его наполняло вселенную». Волшебная фея разрушила покой и идиллическое представление государя о царящем вокруг него благополучии подданных. Просвещенный государь оказался деспотом, которого можно заменить «статуей из слоновой кости». Фея уговаривает Каиба инкогнито попутешествовать по стране, чтобы увидеть истинное положение дел. А пока Каиб будет отсутствовать, его функции будет справлять кукла из слоновой кости, и никто ни о чем не догадается.

Изображение визирей свидетельствует о социально-политическом характере сатиры. Главное достоинство визиря Дурсана– борода до колен. Ослашид – ему белая чалма давала право на большие степени и почести. Грабилейнечестными путями смог добиться того, чтобы утеснять бедных. Все они – свидетельство гнилости самодержавного правления.

Восточный колорит не скрывает сатиры Крылова на порядки екатерининского правления. Прозрачен намек на лицемерие Екатерины, прикрывающей деспотизм игрой в либерализм, когда Крылов показывает калифа, держащего совет со своими приближенными: «Господа! Я хочу того-то: кто имеет на сие возражение, тот может свободно его объявить: в сию же минуту он получит 500 ударов воловьею жилою по пятам, а после мы рассмотрим его голос». Памфлетный характер повести связан с «персидскими письмами» Монтескье. Нельзя не видеть сходства и со сном Радищева в «Путешествии» в главе «Спасская полесть». Несмотря на остроту критики, Крылов остается на просветительских позициях.

Литературная позиция Крылова также раскрывается в Каибе. Крылов не принимает оды, считает их сплошным подлизаловом и лицемерием. Фея читает Каибу книгу, чтобы он заснул, и находит оду визирю, которого недавно повесили за взятки. Но в оде он так расписан, что Каиб начал беспокоиться, уж не святого ли он повесил. Не менее чужды Крылову и сентименталисты. В Каибе он пародирует идиллические картины, в которых изображена блаженная жизнь крестьян и пастушков. Знакомый с деревней только по этим произведениям, Каиб удивлен, когда видит грязного голодного пастуха, подруга которого отправилась на базар продавать последнюю курицу, чтобы не умереть от голоду. Крылов ратует за изображение в литературе правды жизни, приближаясь к утверждению реализма в искусстве.

Другой памфлет – «Похвальная речь моему дедушке». Это пародийный панегирик. Собравшись за чашкой пуншу, друзья дворянина вспоминают своего друга, погибшего год назад во время травли зайцев. Вместе с лошадью свалился он в ров и умер вместе с лошадью. Но так как и он, и лошадь были хороши, то неясно: кого более восхвалять? Друг помещика замечает: он не был другом покойного, потому что тот более любил, чем людлей, свою лошадь, но уж после лошади этот друг был самый любимый. Рассказывает он в радужных тонах о жизни Звениголова (покойного). Тот был благородного происхождения (что важно, поскольку еретики почему-то считают, что все люди равны и дворяне от мужиков ничем не отличаются!). С самого начала своей жизни он знал, как надо мучить людей. Свою няньку он кусал и царапал, потом и всех, кто ему под руки попадался. Отец его, который не хотел, чтобы его дитя дружил с бедными помещиками, или, того хуже, с крестьянскими детьми, купил ему болонку по имени Задорка. Звениголов ее схватил, а она его укусила, что было ему удивительно. Он пожаловался папе, а тот сказал: собака тебе не дворовый, укусить может, потому как глупая. И, наверное, от этого Звениголов больше собак любил, чем людей, и считал, что раз она ему отпор дать может, то она выше, чем его крестьяне бессловесные. Потом он учился, но грамоту не любил и презирал книгосы, кроме, конечно, книги Руссо «О вредности наук». Ее он, правда, не читал, но считал количество страниц и хвалил автора. Потом, когда дело дошло до службы, он отправился в Петербург, но там все 2000 душ проиграл и пропил. А тут его дядя преставился, и досталось ему в наследство 5000 душ. Решил он вернуться в деревню. Вышел в отставку, а там всю жизнь посвятил травле зайцев. Крестьяне ему жаловались и говорили, что легче им зайцев терпеть, чем кормить ораву собак и охотников. Но Звениголов на такую чепуху внимания не обращал, запрещая крестьянам сеять, потому что зайцы обычно среди пшеницы хорошо прячутся, и в результате крестьяне умирали с голоду, зато мало какой заяц осмеливался забегать на земля Звениголова. Так он и умер. За речью сей други его заснули, и да будет ему хорошо в аду, потому что столь лестно о нем отзываются.

Сатирическое обличение здесь беспощадно. Крылов показывает, что воспитание и среда сделали из Звениголова такого, какой он есть: транжира, бездельника и деспота, который знает, как в неделю прожить то, что 2000 крестьян за год наживают, и как их всех раза 2-3 в год пересечь для пользы.

«Зритель» просуществовал с февраля по декабрь 1792 года. По приказу императрицы в типографии произвели обыск, и издание прикрыли.

Поскольку неустановленные изверги основательно изнасиловали мой учебник, ограничусь пересказом од.

"Вечернее размышление о Божием величестве при случае великого северного сияния". По строфам: "Открылась бездна, звёзд полна..." - я теряюсь в мыслях при этом величественном зрелище - учёные говорят, что "там разных множество светов" - что такое? почему заря на севере? не солнце ли там появилось? - объясните, умные люди, почему всем так страшно, "что нас так мятет"? - почему эта молния появляется без туч? почему свет колеблется? почему он вообще появляется среди зимы? - может быть, это преломление солнечных лучей? или отсветы гор? или взаимодействие воды и тумана? - скажите, что находится дальше этих мест? а за звёздами? "Скажите ж, коль велик творец?".

"Утреннее размышление о Божием величестве" по строфам: я вижу ясное утро и думаю, "каков зиждитель сам" - если бы можно было подняться к Солнцу, мы бы увидели со всех сторон "горящий вечно Океан" - там "огненны валы", "огненные дожди", а "камни, как вода, кипят" - а мы видим всё это как маленькую искорку на небе - всякая тварь в полях, лесах, морях и горах говорит о величии Божием - Божий взгляд проникает во все бездны и радует всяких тварей - научи меня творить и хвалить тебя, глядя на твои творения.

"ПИСЬМО О ПОЛЬЗЕ СТЕКЛА к высокопревосходительному господину генералу-поручику, действительному её императорского величества камергеру, Московского университета куратору и орденов Белого орла, Святого Александра и Святыя Анны кавалеру Ивану Ивановичу Шувалову, писанное 1752 года". По сути это немаленький трактат о том, для чего можно упромыслить стекло. Последнее пишется везде с большой буквы.

Конспект:

не правы те, кто "Стекло чтут ниже Минералов", то есть драгоценных камней и проч. Стекло нельзя считать воплощением хрупкости и бренности, ибо оно рождается в огне и единственное из всех материалов не боится огня. Стеклянные сосуды хороши тем, что если что-нибудь подмешать в напиток, то это сразу станет заметно. Но это лишь начало полезных свойств Стекла.

В стеклянных ёмкостях хранят лекарства, ибо только в них они могут сохранять свои свойства и не разлагаться. Заменитель нашли только хины (по-видимому, "хины" - это китайцы), придумавшие Фарфор. Но он не такой прочный и конечно не прозрачный. Из стекла делают мозаичные изображения и финифть. Все остальные картины со временем тускнеют. Финифти и мозаики остаются яркими вечно.

Зимой человек вынужден выбирать между светом и теплом. Стеклянные окна позволяют совмещать приятное с полезным. В продолжение темы зимы: за стеклом можно соорудить зимний сад. Девицы любят наряжаться и краситься, но у них ничего бы не получилось без зеркала, сделанного из Стекла. Из него же сделан и бисер, и бижутерия. От стеклянных бус Ломоносов переходит к завоеванию Америки. "В Америке живут, мы чаем, простаки", раз они меняют серебро и золото на стеклянные бусы. Дальше следует полстраницы рассуждений об эксплуатации и антигуманной сущности европейских капиталистов. Международный капитал, пираты...

Тут автор вспоминат о теме: "Виной толиких бед бывало ли Стекло? Никак! оно везде наш дух увеселяет: полезно молодым и старым помогает". Старым оно помогает, приняв вид очков. Прометей похитил с неба огонь и дал его людям, за что был замучен (следует садическое описание, как именно). Мы же с помощью линзы можем что-нибудь поджечь (а что это, как не похищение небесного огня?), но нас за это мучить никто не будет. "Небесным без греха огнем курим табак". Тут автор думает, что прототипом мифического Прометея, наверное, был пироман с линзой. От Прометея переходит через Зевса и Нептуна к древним понятиям об астрономии и к тому, что разрушить мифологические представления означало лишить хлеба жрецов. Следовательно, жрецы были против, пока не пришёл Коперник Кеплер сотоварищи и не доказал (не без помощи Стекла, разумеется) истинное положение дел во Вселенной. На Стекле работают зрительные трубы, через которые можно смотреть на солнце (ага, ровно два раза 8=) - прим. ред.).

Рассуждения об устройстве Солнечной системы. Потом про Микроскоп и про удивительный внутренний мир червей. Раз у червя есть разнообразные внутренности - значит, Бог велик! (Аллах акбар - прим. ред.). Ещё из стекла можно сделать Барометр, предсказывающий погоду. Преимущества Стекла можно перечислять целый год, но я этого делать не буду, а укажу лишь несколько "новых чудес". Пространное рассуждение о губительности гроз и сокрушительности молний. Потом плавный переход к исследованиям статического электричества с помощью стеклянного шара. Дескать, наэлектризованный Стеклянный шар отличается от грозовой тучи количественно, но не качественно. По принципу электрода можно соорудить громоотвод, который спасёт наши здания от молний.

Заключение: век Елизаветы прекрасен! Свобода, счастие, процветание! Ты, Шувалов, Меценат с большой буквы. Тебе для процветания отечества никогда денег жалко не было. Намёк понял?

Сначала - краткая биография Попова.

Михаил Иванович (по другим данным - Васильевич) Попов родился в 1742 и умер около 1790. Был актёром придворного театра, учился в Московском университете, как и Новиков, работал секретарём комиссии по составлению нового Уложения. Занимался переводами, сотрудничал в "Трутне" и других журналах, выпустил в 1768 "Краткое описание древнего славенского языческого баснословия", в 1770(1771) - "Славенские древности, или приключения славенских князей", помогал Чулкову в составлении песенника. Знаток и собиратель фольклора. После смерти Попова в 1792 вышел его песенник "Российская Эрата, или выбор наилучших новейших российских песен поныне сочинённых". Основной сборник писателя - "Досуги" (1772) в двух томах, куда вошли переводы и другие сочинения.

Комическая опера - один из самых популярных жанров последней трети 18 века. До нас дошло более 60 таких опер. Ставились и переиздавались

много, ибо народ смотрел охотно. Смотрел он охотно потому, что доходчиво, весело и про крестьян. Соответственно, к классицизму сей жанр отношения не имеет. Названия вроде "Милозор и Прелеста", "Розана и Любим" и проч. Сочетание комического и жалостливого. Автор первой из них, В.Левшин, пояснил, что назвал свою пьесу комической оперой, "потому что в ней поют и что начало и конец её не плачевны". В середине же "горести" могут не только присутствовать, но и выдвигаться на первый план. В конце следует обязательный happy end. Ну плюс ещё Благой из своего 1951 года напоминает об идеологической борьбе, о социальной сатире, о тяжёлом быте крестьян и о том, что крепостнические писатели Майков и Карамзин старались представить жизнь народа в розовых тонах.

Родоначальницей жанра русской классической оперы была "Анюта" Попова. Поставлена в 1772. В пьесе всего 4 действующих лица: крестьянин Мирон, его мнимая дочь Анюта (потом это имя станет нарицательным в русских комических операх), его батрак Филат и его сосед-помещик Виктор. Мирон хочет выдать Анюту за Филата, чтобы не платить ему за работу (ибо какие счёты между родственниками?)))). Анюта любит Виктора, а он - её. Заканчивается всё тем, что Виктор откуда-то откапывает данные, что Анюта на самом деле дочь полковника Цветкова, который бежал от влиятельных врагов и был вынужден подбросить свою новорождённую дочь в деревню.

Начинается действо с экспозиции: Мирон рубит дрова и жалуется на тяжёлую жизнь. Потом следуют сцены общения с Филатом и с Анютой. Та не хочет выходить замуж за урода Филата, но Мирон обещает ей за это рёбра поотломать (такие угрозы звучат раз пять или шесть в процессе действия). В промежутках она встречается с Виктором, происходят изъяснения в любви и жалобы на тему "ах, всё плохо, они меня побьют и замуж выдадут". После развязки, где Виктор оглашает вышеизложенное и раздаёт мужикам деньги, следует заключительный водевиль с рефреном: "Всех счастливей в свете тот, кто своей доволен частью!". К раздаче денег следует добавить, что Филат, получив 30 рублей, падает на колени, благодарит барина и радуется, что на эти деньги можно двух жён-крестьянок заполучить. Мирону дают ещё больше, чтоб нанял нормальных батраков.

Язык оперы омерзителен (яркий пример речи - реплика Мирона: "А! а! ты здеся охальница! Бесстыдная страмница! Вот ек ту ты куришь, злодейка, да дуришь, и ерак ту меня ты слушаш, злохоманна!". Или вот авторская ремарка: "Подает ему кошелек с деньгами, который с жадностью выхватив"). Недопустимость такого языка отмечали многие критики (впрочем, девицы и голубчики, это на самом деле демократическая тенденция и реализм народной речи). Стихотворные реплики чередуются с прозаическими.

Лирика. Сум. стремился дать образцы всех видов поэзии, предусмотренных т. классицизма. Он писал оды, элегии, песни и т. д. В поэзии были основополаг-ми 2 направления: лир. и сатир. Начал писать любов. песни в первое десятилетие своего тв-ва. В области любов. лирики пользовался большим успехом у соврем-ков, принадлежат ему открытия. Лирика обращена к чел-ку, его природным слабостям. Он стремился раскрыть внутр. мир, глубину и искренность чув-в героя. Лирика отличается душевной простотой, непосредственностью, ей присущи искренность и ясность выражения. Использует прием антитезы для раскрытия глубины психолог. состояния лир. героя. Он опоэтизировал жизнь чел-кого сердца, чув-во побеждает рассудок, Сум. далек от нравоучения. После лирики петровского времени лирика Сум. сделала большой шаг вперед. Пишет о переживаниях чел-ка, лишен. конкр. черт, его герой – отвлеченный образ влюбленного.

Отстаивая естеств-сть в выражении чув-в, Сум. обращается к нар. песне, в кот. видит истинно поэтическое изображение душев. состояния. Использует темы, образы и лексику нар. песен. Ритмика его песен повторяет ритмику нар. песен.

Учеником Сум. в области лир. поэзии считал себя Херасков.

Сатира.Сум. открыл жанр басни длярусс. лит-ры, в котором она живет до сих пор. Он писал притчи размером (вольный разностопный ямб) (вспомним и помолимся великому Санта Николаусу БогомоловуJ), ставшим классич. для русских басен. Его басни – сатир. рассказы, в кот. подвергается осмеянию неустройство русс. жизни, конкретные носители пороков. Некот. басни касались полит. вопросов. Затронул все слои русс. об-ва. Сатира направлена против вельмож, подьячих (он их особенно сильно не любил), взяточников. Особенно достается в его баснях дворянству, невежественным, жестоким помещикам-крепостникам, чиновничеству. Тематика разнообразна. Притчи пестрят сценами, выхвач. из жизни, меткими и остроумными дет. быта.

Некот. сюжеты притч заимствованы у Эзопа, Лафонтена. Басни Сум. злободневны, обращены к росс. дейст-сти, их отличает резкость нападок, простой, грубый слог, что вызвано стремлением разоблачить пороки совр. ему дейст-сти. Сочный, живой язык, близкий к просторечному, пересыпанный поговорками.

Обличит. пафос наполняет его сатиры, напис. живой стихотв. речью. Он продолжает и расширяет темат. линию сатир Кантемира.

Сатира «О благородстве»по тематике и направл-сти восходит к сатире Кантемира «Филарет и Евгений». Обращена к двор-ву, кот. кичится своим благородством и двор. титулом, направлена на его осмеяние. Сум. напоминает о естеств. равенстве людей: барина и мужика, все едят, пьют, рождаются и умирают. Науки нельзя презирать, без них никуда; дворянином надо быть не по рождению, а по поступкам. Если ты по рождению дворянин, но в жизни ничего не умеешь, иди и рой землю наравне с мужиками. По блату получать достаток – нехорошо, самому добиться надо всего.

Сатирический «Хор ко превратному свету» написан по заказу для уличного маскарада, устроенного в Москве в честь восшествия на престол Екат. II, в 1763 г. на масленице. Сатира оказалась острой и злободневной, была допущена в сокращении. В форме рассказа об идеальной заморской стране и порядков в ней, достойных похвалы, Сум. повествует о порядках, вернее о беспорядках и неустройствах, кот. царят в его стране. «Заморская» страна – утопия, мечта Сум., рассказ о ней дает ему возможность разоблачить взяточничество и лихоимство, невежество, процвет. в росс. монархии, выступить против жестокого обращения помещиков с крепостными. Прилетела из-за моря синица и рассказала, что там не бьют крепостных, не проигрывают деревни в карты, не торгуют людьми, все трудятся и служат гос-ву, не презирают родного языка, учатся все дворянские дети (и девушки), воеводы правдивы, подьячие честны, купцы не обманщики, нет подлости, лжи и лести, беззакония нет, пьяные по улицам не ходят и т. д. «Хор» по стихотв. складу близок русс. нар. песням. Сум., считая крепост. право необходимым, выступал против жестокости помещиков, злоупотребл. своей властью над крестьянами. Напечатана полностью посмертно Новиковым. И последствии «Хор» печатался в сокр. виде. В сатир. жанрах тв-ва Сум. была заложена тенденция реализма.

Сумароков сказал свое слово и в жанре комедии. Выставляя в смешном виде человеческие пороки, обличая их, комедия должна тем самым способствовать освобождению от них. Комедия должна быть отделена от трагедии, с одной стороны, и от фарсовых игрищ – с другой. Сумароков обращался тем не менее к практике нар. театра. Они невелики по объему (1-3 действия), написаны прозой, часто отсутствует фабульная основа (еще раз помолимся Санта Николаусу – как хорошо, что его больше не будетJ), свойственен фарсовый комизм, действующие лица – подьячий, судья и др., подмеч. Сумароковым в русс. жизни. Стремясь подражать франц. комедии Мольера, Сумароков далек от комедий западного классицизма (5 действий, в стихах, композиционная строгость, законченность и т. п.). Подражание франц. комедии сказалось в заимствовании имен персонажей: Эраст, Изабелла и др.

Написал 12 ком., по идейной значимости и худ. ценности ниже траг. Первые ком. – 1750 г. – «Пустая ссора» и др. В 60-х гг. – «Опекун» и др. В 1772 г. – «Рогоносец по воображению» и др. Ком. служили средством полемики – памфлетный хар-р большинства из них. В отличие от тр. над ком. работал недолго. В первых ком. – каждое действ. лицо показывало публике свой порок, сцены были механически связаны. В небольшой ком. – множество действ. лиц (10-11). Их портретность давала возможность современникам узнать, кто в реальной действительности послужил прообразом. Реальные лица, бытовые подробности, отрицательные явления рус. жизни – придавало ком., несмотря на условность изображения, связь с реальной действительностью. Яркий, выразительный язык, часто окрашенный чертами живого говора – стремление к индивидуалиации речи персонажей. Ранние ком. направлены против врагов на лит. поприще. Образы носили условный хар-р и были далеки от типических обобщений.

Вторая группа ком. – ком. хар-ров, отличаются большей углубленностью и обусловленностью изображения основных персонажей. Все внимание сосредоточено на главном персонаже, др. действ. лица – для раскрытия черт хар-ра гл. героя, положит. персонажи, выступ. резонерами. Наиболее удачны образы отрицат. героев, в хар-рах кот. много сатир. и бытовых черт.

Одна из лучших ком. этого периода – «Опекун» (ком в 1 действ.), ком. о дворянине-ростовщике, жулике и ханже Чужехвате, обдирающего сирот, кот. попали под его опеку. «Подлинник» Чужехвата – родственник Сумарокова Бутурлин. Сумароков не показывает носителя одного порока, а рисует сложн. хар-р. Перед нами скупец, не знающ. ни совести, ни жалости, ханжа, невежда, развратник. Сумароков создает обобщенно-условный сатир. образ русс. порочного дворянина. Раскрытию хар-ра способствуют речевая хар-ка (речь насыщена пословицами и поговорками, в обращении к богу – церковнославянизмы) и быт. детали. Валерий – положит. герой-резонер, лишен жизненности. Изобразительные имена отрицат. персонажей (Чужехват) – нравоучительные цели, характерные для классицизма. Действ. лица: Чужехват (70 л) – дворянин, Сострата – двор. доч, Валерий – любовник Состраты, Ниса (17 л) – дворянка и служанка Чужехвата, Пасквин – слуга Чужехвата, Палемон – друг покойного отца Валерия, секретарь, солдаты. Действие происходит в Санкт-Петербурге. У Пасквина кто-то из своих украл крест с его именем. Сострата признается в краже. Пасквин – наст. имя Валериан, брат Валерия, что выясняется потом. Пасквин любит Нису, Чужехват хочет на ней женится. Чужехват препятствует браку Валерия и Состраты, т. к. он не следует ни прошлой, ни нынешней моде, умен, его сложно обмануть. Чужехват боится божьего суда, кается, хочет идти в Киев – искупать грехи. В итоге все злодеяния Чужехвата раскрываются (он раньше лицемерил, чтоб ему не мешали разживаться), его ведут на суд, имение его отходит Валериану (Пасквину), все женятся, разоблачается власть правителей, кот. ее не достойны. «Исчезни беззаконие, процветай добродетель!». Много рассуждений о душе. Главное: деньги – все решают. Чужехват – бездельник и слуги такие же.

Кон. 60-х – 70-е гг. – рост оппозиционных настроений по отношению к просвещенному абсолютизму в среде передового дворянства и разночинной интеллигенции. Ставится крестьянский вопрос, взаимоотношения помещиков и крестьян. Внимание к быту, окруж. чел-ка, стремление к более сложн. психолог. раскрытию хар-ров в определ. соц. условиях. Лучшая в комедийном тв-ве Сумарокова пьеса «Рогоносец по воображению»(3 действ.) появилась после фонвизинского «Бригадира» и предвосхитила появление «Недоросля» (общность ситуаций, хар-ров).

В центре внимания – быт провинциальных небогатых помещиков, Викула и Хавроньи. Ограниченность интересов, невежество, недалекость характеризуют их. Персонажи лишены односторонности. Высмеивая дикость, нелепость этих людей, кот. говорят только «о севе (нет не нашем Мегасеве, а жаль, было бы интересно))), о жнитве, о умолоте, о курах», у кот. крестьяне по миру ходят (Хавронья всех крестьян работать заставляет, денежку на черный день откладывает), Сумароков показывает черты, вызыв. к ним сочувствие. Викул и Хавронья трогают своей привязанностью, они добры к своей воспитаннице, бедной девушке двор. рода Флоризе. Нелепость жизни Викулы и Хавроньи подчеркивается завязкой комедии. Викул приревновал Хавронью (60 л)к блистательному графу Кассандру, богатому соседу, кот. полюбилась Флориза. Исполнены комизма диалоги, в кот. Викул упрекает Хавронью в неверности, считая, что она наставила ему рога.

Речевая хар-ка персонажей помогает воссоздать облик и нравы провинциальных дворян.

Сочен, выразителен их язык. Это не сглаженная, правильная речь дворянских салонов, а грубый, красочный, пересыпанный пословицами и поговорками, сродни простонародному языку провинциального дворянства.

Действ. лица: Викул – дворянин, Хавронья – его жена, Флориза – бедная дворянка, Касандр – граф, Дворецкой, Ниса – служанка Хавроньи, Егерь графа Кассандра. Граф собирается приехать к ним на обед, Хавронья раздает указания, она знает Кассандра – в Москве в театре рядом сидели. Викула ревнует. Граф женится на Флоризе, Хавронья ему уступает Нису. Граф готов всем с ними делиться.

В типографии Рахманинова и при его содействии Крылов (20 л.) издает свой первый журнал «Почта духов» (1789 г. – в Петербурге вышла первая книжка ежемесячного журнала). Сатир. жур-ка Крылова – дальнейший шаг в развитии лучших традиций новиковской сатиры. «Почта духов», единственным издателем и автором кот. был Крылов, скорее не журнал, а книга очерков или писем-фельетонов, выход. по частям. Резкость критики крепостн. гос-ва, публиц-ая заостренность, отчетливо выраж-ая антидвор-ая направленность – характ-ые черты.

«Философские письма» пишут арабскому волшебнику Маликульмульку гномы, сильфы, ондины, кот., благодаря своей волшебной природе, проникают везде и всюду, оставаясь часто невидимыми, что дает им возможность наблюдать жизнь без всяких прикрас. В письмах «духи» с наивным удивлением рассказывают о явлениях общественной жизни, кот. противоречат естественным законам, нормам нравственного и общественного поведения. Их восприятие царящей вокруг несправедливости, беззакония, корыстолюбия и др. пороков привилегированных слоев об-ва выражается в сатирическом гротеске, в язвительной иронии. Продолжение традиций Кантемира – сатир. восприятие существующих общественно-политических порядков глазами «постороннего наблюдателя», что дает возможность с большей прямотой и смелостью подвергнуть критике уродливые стороны самодержавно-крепостнической действительности.

«Почта духов» - целостное художественно-публицистическое произведение, по построению близко «Адской почте» Эмина (1769), преемственность подчеркивается названием. Построение «Почты духов» свободно, но Крылов стремится объединить письма-фельетоны сюжетно, фигурами одних и тех же персонажей. Этому способствует «Вступление» к журналу и первое письмо от гнома Зора, кот. является экспозицией к последующему повествованию.

Во «Вступлении» говорится о бедном, незаметном чел-ке, размышляющем о своей горестной судьбе, его встрече с волшебником Маликульмульком, предложившим автору стать его секретарем, в обязанности кот. входило читать письма корреспондентов-«духов» и составлять на них ответы. Затем рассказывается, как гном Зор, от кот. приходит первое письмо, попадает на землю и оказывается в кругу людей. Богиня подземного царства Прозерпина, побывав на земле, возвратилась оттуда модницей и решила завести все в своем царстве на новый лад. Она посылает гнома Зора, чтобы он доставил в ад модных парикмахеров, портного и купца-галантерейщика. Так мотивируется появление подземного духа среди земных жителей.

В 48 письмах – два плана: 1. резко сатир-ое описание нравов и жизни столичного двор-ва, строящего свое благополучие на страданиях народа, критика гос. аппарата и соц. несправедливости (письма Зора и Буристона – подземных адских духов); 2. рассуждения «сильфов» Световида и Выспрепара, воздушных духов, в кот. содержатся наставления, как исправить общественные пороки. Развитие «просвещенности» и соблюдение сословного равенства – залог улучшения гос. устройства. С позиции гуманиста и демократа раскрывает Крылов самые разные области русс. жизни, углубляя и заостряя критику двор. об-ва, всех этих припрыжкиных, частобраловых, придворных и чиновников всех рангов и званий, грабящих наров, творящих беззаконие. Здесь и тщеславные петиметры, кот. Крылов сравнивает с кривляющимися, прыгающими, вертящимися обезьянами, и молодящиеся старухи; нападает Крылов на купцов и откупщиков, которые кичатся своим богатством, нажитым нечестными путями. Резко выступая против сословных привилегий двор-ва, Крылов требует от писателей служения истине, кот. для него неподкупна, требует равенства всех сословий и необходимости для каждого чела честного исполнения гражданского долга.

Крылов противопоставляет «третье сословие» разлагающейся дворянской аристократии. С большим сочувствием говорит о людях искусства, чье положение в крепостнической стране безысходно (образ художника Трудолюбова). Самый низкий хлебопашец, исправно трудящийся, достоин звания честного чела больше чем все аристократы вместе взятые. В беспощадности критики всей системы власти и культуры крепостническо-бюрократического гос-ва Крылов сближается с Радищевым. Крылов сравнивает самодержавных правителей с «львами» и «тиграми» (львы и тигры причинили менее вреда людям, чем некоторые государи и их министры). В письме сильфа Дальновида говорится о деспотическом монархе, кот. ради собственного честолюбия разоряет свое гос-во.

Аллегория «Почты духов» прозаична. В одном из писем гнома Зора есть прямой намек на процветающий при дворе Екат. II фаворитизм.

Близость крыловской сатиры к сатирико-обличительному пафосу радищевского «Путешествия из Петербурга в Москву» можно увидеть, сравнивая письмо 45 сильфа Выспрепара о посещении им столицы «великого Могола» с описанием царского сна в гл. «Спасская полесть». При идейной близости Радищева и Крылова, радикализм Крылова носил просветительский хар-р (сословное равенство, законность, развитие просвещения).

Крылов верит в силу слова, силу убеждения, большая роль в об-ве принадлежит мизантропам, тем, кто не боится сказать правду «сильным мира сего». Сильф Дальновид говорит, что государи бы прислушивались к их словам, постигали истину, а министры бы боялись их.

Таковы иллюзии Крылова-просветителя о «просвещенном государе». Он выступает как талантливый писатель, создающий обобщенные образы приемами сатир. гротеска. Пример – изображение «кукольности» столичного двор-ва, когда гному Зору кажется, что он окружен куклами на пружинах. «Кукольность» поведения, поступков, автоматизм раскрывают внутреннюю пустоту, никчемность паразитирующих слоев об-ва. Крылову свойственны язвительная ирония, умение давать яркие и наглядные зарисовки быта, меткие характеристики.

В августе 1789 г. «Почта духов» прекратила свое существование из-за недовольства правительства резким обличительным тоном журнала. Не помогла написанная из тактических соображений хвалебная ода Екат. II, помещенная в августовской, ставшей последней книжке.

Лит-ра началась сатирой, продолжалась сатирой, и до сих пор (XIX в.) стоит на сатире. Сатира не есть «следствие зрелости общественной среды». Сатира явилась, как привозной плод, а вовсе не как продукт, выработанный народной жизнью. Кантемир, обличая приверженцев старины и вздорных поклонников новизны, сказал не думу русского народа, а идеи иностранного князя, пораженного тем, что русские не так принимают европейское образование, как бы следовало по плану преобразователя России. Ставши под покровом официальных распоряжений, он смело карал то, что и так отодвигалось на задний план разнообразными реформами, уже приказанными и произведенными; но он не касался того, что было действительно дурно – не для успеха гос. реформы, а для удобств жизни самого народа. В то время, как вводилась рекрутская повинность, Кантемир изощрялся над неслужащими, когда народ нуждался в грамоте, а у нас учреждалась академия наук, он обличал тех, кто говорил, что можно жить, не зная ни латыни, ни алгебры и т. д. Никогда почти сатирики не добирались до главного, существенного зла, не разражались грозным обличением против того, от чего происходят и развиваются общие народные недостатки и бедствия. Хар-р обличений был частный, мелкий, поверхностный. Сатира хоть и говорила о деле, но, в сущности, постоянно оставалась пустым звуком.

Когда сатирик восстает против недостатков, то у него непременно есть стремление их исправить. Но чтобы подобная цель могла достигаться, надо говорить дельно и договаривать до конца; иначе никакого толку не выйдет. Большая часть общественных явлений не может быть изменена просто волею частных лиц: нужно изменить обстановку, дать другие начала для общей деятельности, и тогда уже обличать тех, которые не сумеют воспользоваться выгодами нового устройства. Наши сатирики не хотели понять этого, или понимали, но не умели выразить. Они нападали на необразованность, ханжество, взяточничество, отсутствие законности, но редко проглядывала мысль, что все эти частные явления – неизбежные следствия ненормальности всего общественного устройства. Никогда в сатирах вопрос о взятках не переходил в рассмотрение общего вреда бюрократии и тех обстоятельств, кот. сама бюрократия порождена и развита. Оказалось, что и общественные язвы можно воспевать только для процесса воспевания и звучного словца. Это было обличение – для обличения, спор для спора, остроумия для остроумия. Сатирики твердили, что не нужно прислуживаться к начальству, брать взяток, но без прислуживания и взяток, чиновники не могли выбиться из ничтожества, содержать семью, прилично одеваться и т. д. Так не только обличаемые, но и обличители становились в тупик и начинали бить воздух отвлеченностями, что во всяком случае надо быть честными. Неумение и нерешимость указать действительные средства поправить дело вело к мыслям о том, что надо изменить обстановку, среду, но сейчас не самое лучшее для этого время, перемена совершится сама собой лет через 50… Следствием была непрерывная цепь разочарований и новых надежд. Сатирик придают своим утешительным фразам значения, кот. они не имеют, мало имеют последовательности, поверхностно смотрят на жизнь.

Наша сатира НЕ ТО и НЕ ТАК обличает.

Истинное отношение сатиры екатерининского периода к самой действительности того времени и каковы были результаты тогдашних литературных толков для последующей жизни народа и гос-ва – тема статьи Добролюбова.

Сатира екатерининского времени – сила и смелость, должна была произвести благотворнейшие результаты для всей России. Сами сатирики того времени были убеждены в громадности своего влияния на исправление общественных недостатков. Сознавая свою связь с правительственными преобразованиями, они не отделяли своего дела от дела Екат. и твердо уповали на скорое водворение в России златого века вследствие совокупных усилий правительства и литературы. Восхищало их то, что при Екат. уже не пытали и не ссылали в Сибирь за каждое нескромное слово. Сатира принимает смелость обличать пороки вследствие поощрения государыни. Сатира мало имела собственной инициативы и нуждалась в меценатстве и поощрении сверху. Сама Екат. придавала очень большую цену тому, что свобода слова не стесняется ею.

Во время царствования Екат. русс. лит-ра постоянно повторяла ту мысль, что писателям дана полная свобода откровенно высказывать, что угодно. Напротив, императрица оч. зорко следила за тем, чтобы в об-ве и в народе не рассеивались понятия и слухи, несообразные с ее намерениями относительно устройства и управления гос-вом. В январе 1783 г. дозволено заводить вольные типографии кому угодно, не спрашивая ни у кого дозволения, только тем, чтобы все печатаемые книги были свидетельствуемы Управою благочиния (т.е. Цензурный комитет). Фонвизин считал, что можно частным лицам печатать судебные дела и решения. Но судебные процессы не печатались при Екат. Одна попытка – в 1791 г. Новиков стал издавать «Театр судоведения, или чтение для судей», но издание не пошло и было закрыто.

Писатели того времени не обращали внимания на публику, для которой они писали, не думали о тех условиях, от кот. зависит действительный успех добрых идей, придавали себе и своим словам гораздо более значения, нежели следовало. Книга была нечто пустое, неважное, и еще не думали, что она может быть вредна. В 1785 г. – следствие над Новиковым, в 1786 г. – запрет в продаже некоторых книг, у него напечатанных. Гнев императрицы на лит-ру вызвало «Путешествие из Петербурга в Москву» Радищева. Последовал указ о ссылке его на 10 лет в Сибирь. В 1792 г. – Новиков посажен в Шлиссельбург, некоторые его друзья – на житье в деревни. Указ об ограничении свободы книгопечатания и ввоза ин. книг, учреждение цензур и упразднении частных типографий. Книга Радищева – исключение в ряду лит. явлений того времени; она стояла совершенно одиноко, против нее можно было употребить столь сильные меры. Излишние строгости против книгопечатания были не нужны: Екат. 2 не могла страшиться неблагосклонных отзывов, лит-ра всегда усердно и громко прославляла ее, всегда была готова беспрекословно следовать по указанному ею направлению.

Сатирики были не совсем правы, воображая, будто им так и позволят печатать все, что бы ни пришло в голову. Лит-ра была так нова, что не могла не увлекаться и не обольщаться, когда ей давали позволение поиграть и порезвиться, и оч. легко могла верить в мировое значение своих забав. Сатира не отделяла своего дела и своих стремлений от идей и распоряжений правительства, подававших, особенно сначала, весьма большие надежды; раз ставши под покровительство Екат., сатирики того времени могли уже позволять себе значительную свободу в своих обличениях частных недостатков и злоупотреблений.

Восшествие Екат. на престол столь счастливо, т. к. ее предшественник (Петр III) навлек на себя всеобщее негодование. Взяв в свои руки власть от чел-ка, кот-м были недовольны, Екат. оч. естественно старается показать всем, что в ее руках эта власть не будет источником недовольства. Уничтожение тайной канцелярии было мерою, кот. способна была внушить всякому наилучшее расположение к правительству и полное доверие к его гуманности. Но потом появляется полицейский Шишковский, и под конец своего правления Екат. восстанавливает тайную канцелярию под именем тайной экспедиции.

Екат. сама старалась выставлять как можно резче существовавшее до нее зло, чтобы тем более заставить ценить те меры, какие принимались ею для уничтожения этого зла. В сатир. произведениях екат. времени писатели с необычайной резкостью восстают против общественных пороков, но довольно ясно выражается та мысль, что эти пороки и недостатки суть исключительно следствия старого неустройства, остатки прежнего времени. Сатирики 1770-х гг., проникнутые верою в близкое усовершенствование России, вследствие принятых императрицею мер, считали священным долгом содействовать путем литературным всем ее начинаниям. Сатира на все современное об-во было способом прославления премудрой монархини. Указывая недостатки управления и карая вопиющие злоупотребления во всех родах, сатирики и не думали делать укоры самому правительству, они говорили, как презренны некоторые люди, кот. не понимают и не хотят содействовать благим делам монархини. Горькие истины обличения скрашивались отрадным убеждением, что дело прогресса идет вперед и что скоро правда и свет одержат победу над мраком и ложью. Хар-р всей сатиры екат. времени отличается искренним уважением к существующим постановлениям и преследованием одних только злоупотреблений.

В первые года царствования Екат. было много мат-лов для сатиры, т. к. многие осмелились восстать против ее правления. Тогда лит-ра почти ничего не значила, но к ней обратились из-за гласности и памятуя о значении сатиры во французском об-ве (революция).

В 1774 г. прекращаются сатир. журналы. Если были в об-ве недостатки, их уже нельзя было сваливать на старое время: нужно было говорить прямо против существующего порядка. Этого сатира не могла, не доросла еще. Сатирики не хотели подвергаться опасности и молчали. Остались сатиры на французов, хвастунов, мотов, рогатых мужей; но эти предметы не могли так занять публику, как обличение дурных судей, помещиков и т. д. Сатирики не любили добираться до корня зла и могли поражать пороки только под покровом императрицы, позволявшей им знать и мыслить. Существующее зло обличалось как исключительное явление, составляющее странную аномалию с существующим порядком. У сатириков замечается простодушие, они увлекались созерцанием будущих благополучий. Их время было не так благоприятно для своевольства, жестокостей, обманов и пр., как прежнее блаженное время. Похоронный плач о погибшей двор-кой воле, вопль проклятия просвещению и правде, воцарившимся в области тьмы и застоя.

Прославление правительственных мер Екат. Нападения на людей, недовольных просвещенными действиями правительства не могли служить ни к чему иному, как только к большему проявлению заботливости Екат. о благе своих подданных.

Сама резкость слов давала сатирикам повод думать, что слова эти имеют большое значение на деле. Самодовольство мешало им вникнуть в свое положение, понять свои отношения к об-ву, среди кот. они говорили, и приняться серьезно отыскивать коренные причины зла. Они не стесняясь выговаривали все, что было у них на душе, по поводу мелких ежедневных злоупотреблений и часто до того доходили, что пугали своих собратьев и самих себя. Осторожностью, чтобы не повредить зданию существующего порядка, постоянно руководствовались сатирики времен Екат., они были убеждены, что здание само по себе совершенно хорошо, его нужно очистить только от накопленного сора. Сатира не хотела видеть коренной дрянности того механизма, кот. старалась исправить.

Новиковская сатира была оч. слаба, занималась менее важными предметами, оставляя в стороне главные и существенные. В его журналах было много обличений против жестоких помещиков. Это было сообразно с намерениями государыни, находившей, что злоупотребления помещичьей власти – страшное зло и служат поводом к беспокойствам в гос-ве. Но немногие из тогдашних сатир брали зло в самой его сущности; немногие руководствовались радикальным отвращением к крепостному праву. Сатирики сами ставили свою деятельность в зависимость от существовавшей тогда администрации – все основные недостатки в организации русс. об-ва, незамеченные законом, избегали и пера сатириков. Сатира страдает непоследовательностью, вместо «крестьяне – тоже люди, помещики не имеют над ними никаких прав» они пишут: «крестьяне – люди, не надо над ними тиранствовать». Лишь в «Отрывке из путешествия И*** Т***» (Новиков) слышится ясная мысль, что крепостное право – источник зол в народе. Праздношатающиеся «любимцы Плутовы» веселятся, обремененные всевозможными радостями, а труженики крестьяне страдают за тяжелой работой, да и то не для себя.

Обличители хотели внушить помещикам правила человеколюбия, без ограничения их произвола и без изменений их юрид. отношений к крестьянам. Они не хотели понять, что пока личному произволу оставлена хоть малейшая доля участия в распоряжении общественными делами и отношениями, не может быть прочных гарантий для сохранения безопасности и прав личности – это лишило сатиру практического влияния на перемену нравов. Об отношениях помещиков и крестьян сатира думала идти за Екат., кот. не была намерена поднимать этого вопроса (наоборот еще большее их закрепощение).

Новиковская сатира нападала не на принцип, не на основу зла, а на злоупотребления того, что уже есть само по себе зло. Резкость этих нападок было следствием недоразумения и наивности.

Последствия несамостоятельной сатиры: она проглядела многие явления, кот по своему вредному влиянию важны в русс. жизни – не все дурное может быть открыто и указано законом. Закон карает преступление и проступок, но не дурной хар-р, не внутренне развращение чела: это зло, недоступное для кары закона, должно быть уловлено и опозорено сатирой. Целые отношения общественные, правильно организованные и признанные законом, но противные естественному праву, напр. крепостные отношения, должны преследоваться сатирой в самом их корне. Сами законы никогда не бывают совершенны: сатира, обличая порок должна смотреть не какой статье закона он противоречит, а до какой степени он противоположен тому нравственному идеалу, кот. сложился в душе сатирика. Сатира екат. времени, при всей своей резкости, не могла удовлетворить высокому назначению истинной сатиры потому, что она слишком тесно связала себя с существовавшим тогда законодательством.

Наша лит-ра сто лет обличает недуги об-ва, а они не уменьшаются, причина – постоянная зависимость сатиры от случайного законодательства.

Сатира должна поражать зло уже развившееся, господствующее, а не то, кот. находится в зародыше. Она должна действовать в настоящем, а не предвидеть будущее. Но наша сатира всегда была в таком положении, кот. заставляло ее обращать свои обличения не на сильное и настоящее, а на слабое и прошедшее. Обличения сатириков в век екат. были безуспешны.

Главные предметы обличения – недостаток воспитания, невежество и грубость нравов; ложное образование (франц. моды, ветреность, роскошь); приказное крючкотворство и взяточничество.

Сатирики полагали всю надежду на книги и училища. Книги не имели особого значения и встречали препятствия со стороны правительства, училища она учреждала, но не открыла ни одного университета, а гимназии были открыты в царствование Александра.

Злобные сатиры на французов – не из-за любви к отечеству и народной гордости, а потому что они нас разоряли. Эконом-ая и внешняя сторона имеет большую роль, идеи французов не подвергались осмеянию пока полит. движение во Франции не заставило их опасаться.

В течение двух столетий преследовалось зло взяток, против них восставали люди государственные в докладных записках и проектах, они запрещались указами, их обличала лит-ра.

*Сатира кричала о свободе слова и мысли по поводу уничтожения тайной канцелярии и открытия вольных типографий. К концу царствования Екат. тайная канцелярия восстановлена под именем тайной экспедиции; вольные типографии уничтожены.

Екат. сказала свое слово против пыток и старалась о распространении гуманных идей и о смягчении нравов.

*Сатира обличала дурных помещиков и старалась защищать челов. права крестьян.

*Сатира в 70-х гг. нападала на суеверие, невежество и дурное воспитание, на гувернеров-французов, на отсутствие истинных начал образования.

*Против роскоши и мотовства (Потемкин и др. вельможи забирали деньги из казны и тратили на танцовщиц и брильянты).

*Сатир. журналы поражали тех, кто не заботился об общем благе, разоряет народ.

*Она зло восставала против лихоимства и неправосудия.

*Сатира екат. века не находила возможности развивать свои обличения из этих простых положений – о вреде личного произвола и необходимости для блага об-ва «общей силы закона», которою бы всякий равно мог пользоваться.

В статье приводятся выдержки из манифестов Екат., отрывки из книги г. Афанасьева, статьи из журналов «Трутень», «Живописец», «Всякая Всячина» и т.д. В качестве примеров приведены произведения Державина, Радищева, Новикова и т. п.

Во-первых, Державин, как все приличные литераторы того времени, восставал против галломании: "Французить перестать пора, но Русь любить!". Во-вторых, Державин жил как раз в то время, когда русская армия много и красиво побеждала. Когда поэту исполнилось 17 лет, русские войска взяли Берлин (1760), потом он насмотрелся на деяния Румянцева, Ушакова и Суворова, а под конец застал и Отечественную войну 1812 года. Суворов переходил Альпы и брал неприступный Измаил, Ушаков громил огромный турецкий флот, потеряв при этом всего 37 матросов, а Державин все эти дела воспевал. При этом многие оды перекликаются с ломоносовскими.

Эпиграф к оде "На взятие Измаила" прямо взят из Ломоносова (и перекликается в отдельных местах с "Одой на взятие Хотина"), а сама ода преисполнена образов бури, извержения вулкана и вообще конца света. Остальные оды в целом похожи. Длинный ряд державинских стихотворений о Суворове складывается в одну большую поэму о полководце. Особенно примечателен "Снигирь", написанный на смерть поководца, в коем Суворов сравнивается с простым народом: он "ездит на кляче, ест сухари, спит на соломе" и прочим образом приближается к солдатам. В общем, глубоко народный образ, типа Кутузова в "Войне и мире". Суворов беспощаден к врагам, но по-русски великодушен. В одах Державин воспевает не только полководцев, но и простых воинов. Одно из самых часто употребляемых слов - "Росс", "Россы".

Если Ломоносов противопоставлял патриотическую и анакреонтическую лирику, считая вторую чем-то низким (см. теорию трёх штилей), то Державин совмещал в своём творчестве оба направления. Вообще анакреонтическая поэзия в России появилась в 1794, когда Львов опубликовал сборник переводов Анакреонта. В 1804 Державин издаёт "Анакреонтические стихи", где собирает переложения, подражания Анакреонту и свои любовные стихи (отметим, что ему в тот момент 61 год, хе-хе). Иногда в его стихах, как отмечает Благой, сквозит подлинное чувство. "Разлуку" Державина он считает одним из самых искренних любовных стихотворений 18 века. Державин редко выходит за пределы "здоровой чувственности" (мысль Благого), хотя Карамзин в 1790-е ввёл моду на особо сентиментальные образы в стихах.

Трагедия о погибели Лжедмитрия aka Григория Отрепьева. Основное противостояние - Димитрий против Георгия и Пармена. Пармен – наперсник Димитрия, Георгий - жених дочери Шуйского Ксении. Кроме перечисленных персонажей, из действующих лиц есть только начальник стражи (роль типа "кушать подано. народ восстаёт. прикажете принять?") и статисты ("Бояре и прочие"). Димитрий по своей тиранской привычке хочет в жёны Ксению, а та любит Георгия. Тогда Димитрий хочет замочить Ксению с Георгием и Шуйского заодно. Последнего - вполне оправданно, ибо тот являет собой оппозицию и всеми способами подогревает протестные настроения в народе. Декларируемая цель у него вполне благая - сместить злого нехорошего тирана, угнетающего народ. В конце героев хотят казнить, тут входит начальник стражи и объявляет, что под окнами демонстрация с вилами и прочей атрибутикой. В финальной сцене Димитрий пытается зарезать Ксению, но её спасает Пармен. Уже заколов себя, он произносит: "Ах, есть ли бы со мной погибла вся вселенна!..". Хорошие люди живы и счастливы, порок наказан.

Основная оппозиция в трагедии - тиран Димитрий против сторонников гуманного самодержавия Пармена и Георгия. Последние считают, что в России возможно только самодержавие, ибо олигархия ("несчастна та страна, где множество вельмож") - плохо и беспорядок. При этом свобода и имущество - естественное право подданных, на которое посягать необязательно. Димитрий же - какой-то карикатурный злодей из последнего круга ада. Его последние слова о погибели Вселенной - вполне в духе остальной его риторики. Он, как пишет Благой, не человек, а химическая формула тиранства: "Я к ужасу привык, злодейством разъярен, наполнен варварством и кровью обагрен" (эти два стиха потом стали подписью под официальным портретом Пугачёва). Он признаёт свою душу злодейской, любит поляков и ненавидит русских. "Блаженство завсегда весьма народу вредно: / Богат быть должен царь, а государство бедно. / Ликуй, монарх, и все под ним подданство стонь! /Всегда способнее к труду нежирный конь, / Смиряемый бичом и частою ездою / И управляемый крепчайшею уздою". При этом беда его не в том, что он самозванец, а в том, что тиран (об этом говорят положительные герои). "Когда б не царствовал в России ты злонравно, Димитрий ты иль нет, сие народу равно". Или ещё: "Пускай Отрепьев он, но и среди обмана / Коль он достойный царь, достоин царска сана. / Но пользует ли нам высокий сан един? / Пускай Димитрий сей монарха росска сын, / Да есть ли качества в нем оного не видим, / Так мы монаршу кровь достойно ненавидим". Звучит чрезвычайно вольнодумно, однако при Екатерине это была правильная позиция: в Екатерине романовской крови не было, поэтому приходилось себя оправдывать особо добродетельным правлением.

Сентиментализм – («sentiment» - чувство, чувствительность)

Сентиментализм был литературным направлением, возникшим и развившимся в различных странах Европы, прежде всего в Англии, в период разложения феодального абсолютизма, всё усиливавшегося роста буржуазных отношений. В России этот период отмечен широкими народными движениями, ростом прогрессивно-демократических элементов в национальной культуре и вместе с тем намечающимся кризисом внутри дворянского просветительства. Лозунг сентименталистов - раскрепощение личности. Сентиментализм связан с сентуалистической философией, разрушавшей неизменность и неподвижность метафизических категорий, нёсшей элементы жизни, движения – диалектики. Для писателей-сентименталистов путь к познанию действительности – ощущение и вырастающее на этой основе чувство, страсть. Писатели- сентименталисты познают мир не холодной спокойной мыслью, а чувственно, стараются уловить и ценят превыше всего неповторимое своеобразие данного человека, данного явления действительности. Изображение действительности неотделимо от индивидуального восприятия автора, от его переживания, от авторской личности.

В литературе сентиментализма преобладающими жанрами становятся семейный и психологический роман, повесть, т. е. изображение обыденной, реальной жизни. Для придания большей естественности, «личности» изложение облекается в форму повествования от первого лица - дневника, исповеди, автобиографических мемуаров, путевых записок, ведущихся или самим автором или его литературным двойником – неким «чувствительным» путешественником ( иногда авторы избирали героем реально существовавшего современника). В драматургии сентиментализма закон 3х единств (традиционный для классицизма) решительно ниспровергается; уничтожается из-за неестественности и резкая отделённость друг от друга жанров трагедии и комедии. Возникают смешанные сценические жанры – «слезной» или «печальной комедии», «серьёзной комедии», «комической оперы», «буржуазной трагедии», «мещанской драмы».

В литературе сентиментализма на первое место выдвигается проза, которая для романа и повести становится единственным законным и естественным способом выражения. Из стихотворных жанров, взамен героики классицизма, преобладающим становятся жанры личной и интимной лирики – непосредственного излияния души поэта. Для сентименталистов важны картины природы, изображаемой в тесной связи с переживаниями героя или самого автора, в качестве своеобразного «пейзажа души».

Слово в творчестве сентименталистов становится зыбким, многозначным, окутанным смутной колеблющейся атмосферой эмоциональных оттенков, призвуков, полутонов.

Решающую роль в окончательном формировании русского сентиментализма сыграла крестьянская война под предводительством Пугачёва. Своеобразным ответом на неё и являются 2 основных течения в русской литературе того времени:

1. дворянский субъективно-идеалистический сентиментализм Карамзина и его школы.

2. революционный материалистический в своей основе сентиментализм Радищева, выходящего, по сути, за рамки сентиментального направления.

Карамзин пытается доказать и оправдать возможность сочетания в жизни страны нарастающих буржуазных отношений с сохранением дворянско-помещичьих прав и привилегий, стремится примирить непримиримое, рисует крестьянскую жизнь и отношения между крестьянами и дворянством в розовых, идиллических тонах, причём сам, несмотря на свою сентиментальную чувствительность, остаётся заядлым крепостником. Карамзин первым стал издавать журнал. «Московский журнал» издавался с 1791 – 1792 гг.(ежемесячно). К. стремился публикацией материалов в журнале влиять на нравственное и эстетическое воспитание читателей. «М. ж.» способствовал утверждению нового направления в искусстве – сентиментализма. Основой сентиментализма Карамзина был философский сенсуализм Локка. Чувство противопоставлялось разуму, свойственному классицизму.

Теоретически обосновывая эстетику сентиментализма, К. опирался на Руссо, в произведениях которого ему были близки чувственность, психологизм и тонкое понимание природы. Но критические отзывы Руссо о лжепросвещенном абсолютизме и его революционные проповеди Карамзин истолковывал, как «метод оправдания свободы от политики». Умеренный либерализм, стремление достичь «всеобщего блага» путём постепенного развития просвещения были характерны для мировоззрения Карамзина.

Субъективные переживания, субъективно-эмоциональное восприятие и оценка жизненных явлений, а не сама реальная действительность, в отличие от Радищева, занимают главное место в творчестве Карамзина. Автор должен «писать портрет души и сердца своего», помогая в то же время «согражданам лучше мыслить и говорить».

Наиболее полно черты сентиментальной прозы Карамзина: пафос гуманности, психологизм, субъективно-чувствительное, эстетизированное восприятие действительности, лиризм повествования и простой «изящный» язык – проявились в его повестях. В них отразилось повышенное внимание автора к анализу любовных чувств, душевных переживаний героев, усилилось внимание к психологическим действиям.

«Бедная Лиза» 1792 г. В этом произведении Карамзин показывает крестьянскую, жизнь, жизнь дворянства и их взаимодействие. Соприкосновение двух различных социальных классов общества на примере главных героев произведения. У Карамзина нет резких оценок, нет пафоса негодования, он и в страдании героев ищет утешения, примирения Драматические, а подчас и трагедийные события призваны вызвать не возмущение, гнев, а грустное меланхолическое чувство.

1792 г. «Наталья, боярская дочь»

1794 г. Психологическая повесть «Юлия».

Писатели- сентименталисты пытались доказать, что самый обычный человек с развитой душой, с чувствительным сердцем может быть не менее, а подчас и более интересным, чем разумный герой без страха и упрека, не наделённый даром тонко чувствовать. А чувствительный человек способен находить источник радости и утешения во всем, что его окружает: в природе, в дружбе, в любви. Ведь он наслаждается собственными эмоциями и умеет сопереживать ближнему, сострадать ему в горе, сорадоваться ему в счастье. То есть соединять жизнь своей души с душевной жизнью друга или подруги. Недаром слова, начинающиеся на «со» (со-чувствие, со-знание, со-весть), стали излюбленными для сентименталистов. «Что бы разум и сердце произвести ни захотели, тебе оно, о! сочувственник мой посвящено да будет. <….> сердце твое бьет моему согласно – и ты мой друг» ( Радищев «Любезнейшему другу» «Путешествие из Петербурга в Москву»).

Сентименталисты пришли к совершенно новому взгляду на человека. До сих пор считалось, что люди поступают по-доброму потому, что так велит им действовать долг. А сентименталисты убеждены в обратном: совершая добрые поступки, человек следует не какому-то абстрактному долгу, а своей собственной природе, которую цивилизация может подчас искажать. Прислушиваться к голосу своего сердца - вот залог счастья! И нет нужды в прописных истинах, в строгой нормативной морали – общественной, религиозной, житейской. Достаточно «образовать» сердце с помощью искусства, «тронуть», «умилить» его, развить душу дружеским общением (причём сентименталисты впервые заговорили о возможности нежной дружбы между мужчиной и женщиной, без примесей любовных отношений). А для Радищева, помимо всего прочего, все это связывалось с надеждой, что будет устранено главное социальное препятствие на пути к изначальной гармонии – крепостное право.

Но Радищеву было тесно в пределах сентиментальной традиции, чтобы обрести свой неповторимый стиль, создать свой художественный мир, он должен был разомкнуть границы сентиментальной поэтики, открыть в неё доступ иным, гражданственным, политическим темам. То есть, первоначальный импульс у Радищева тот же, что и у любого сентименталиста: «чувствительность» и «сострадание», но этого мало – прежде чем приступить к писанию, необходимо «исцелиться» от уязвленности» чужим страданием и стать «соучастником во благодействии себе подобных». Сентиментализм Радищева имел действенный, протестующий характер. Антифеодальные тенденции, пристальное внимание к личности человека, его нравственным началам были характерны для Радищева. Всё увиденное отражается через призму авторского «я», что способствует выражению непосредственных чувств автора. Внимание Радищева обращено к реальной жизни страны и народа, нравственным, социальным, экономическим проблемам, требующим разрешения.

От писателей-сентименталистов Радищева отличал «социальный характер эмоций», выражающийся в сочувственном отношении к народу и сатирическом обличении виновников бедствий, что придавало его произведению («Путешествие из Петербурга в Москву») ярко выраженный публицистический, революционный характер. Революционный сентименталист.


Сейчас читают про: