double arrow

Жанровое своеобразие и художественные особенности «Слова». Проблема авторства.


Слово совмещает жанры:

ораторского произведения(дидактическое),

воинской исторической повести (о полку=о походе. Синтез 2х жанров-ораторской+воинской прозы),

элементы торжественной и учительской прозы (золотое слово Святослава),

героической песни,

плач (Ярославна- жанр книжный и фольклорный, а на самом деле это заговор),

заканчивается панигирическим.

В нем ясно ощущается широкое и свободное дыхание устной речи. Автор «Слова» ощущает себя говорящим свое произведение, а не пишущим его. Однако было бы ошибочным считать, что перед нами типичное ораторское произведение. Дело в том, что устная речь, «позиция» оратора характерны для всех жанров древнерусской литературы. Древнерусская литература как бы не успела еще отделиться от устной речи, в ней не успели закрепиться приемы письменного художественного творчества, резко противостоящие устному слову. Сам автор «Слова», называл свое произведение очень неопределенно – то «словом», то «песней», то «повестью», однако своим предшественником признает не какого-либо оратора, а Бояна – певца, поэта, исполнявшего свои произведения под аккомпанемент какого-то струнного инструмента. Не исключено, что автор «Слова» предназначал свое произведение для пения. «Слово» тесно связано с произведениями устной народной поэзии. Эта связь ощущается в пределах двух жанров, чаще всего упоминаемых в «Слове», – «плачей» и песенных прославлений – «слав». Но в целом это, конечно, не плач и не слава, это – книжное произведение. Народная поэзия не допускает смешения жанров. Это, по-видимому, особый род книжной поэзии, еще не успевший окончательно сложиться. Д.С.Лихачев, исходя из двуединной темы «Слова» – эпической и лирической, определяет жанр памятника как лиро-эпический. Он отмечает, что темы эти развиваются параллельно, взимообогащают друг друга. «Слово» как бы оказывается вне жанровой системы своего времени. В «Слове» объединены эпическое и книжное начала. «Эпос полон призывов к защите страны, - пишет Д.С.Лихачев. – Характерно его «направление»: призыв идет как бы от народа (отсюда фольклорное начало), но обращен он к феодалам – золотое слово Святослава, и отсюда книжное начало».

Жанровыми особенностями «Слова» определяется и своеобразие его композиции и система его образов. «Слово» начинается обширным вступлением, в котором автор вспоминает старинного певца «слав» Бояна, мудрого и искусного, но тем не менее заявляет, что он не будет в своем произведении следовать этой традиции, а поведет свою «песнь» по «былинам своего времени, а не по замышлениюБояна». Таким образом автор определяет хронологические рамки своего повествования – «от старого Владимира до нынешнего Игоря» и переходит к повествованию о дерзком замысле Игоря Святославича «испити шеломом Дону». Рассказ о роковой для Игоря битве прерывается авторским отступлением – воспоминанием о временах Олега Святославича, временам губительных междоусобиц, из-за которых гибнет Русская земля. Он говорит о бедах всей Русской земли, говорит о том, что в них повинны сами русские князья, которые начали на себя «крамолу ковати». Только в объединении всех русских сил против кочевников – залог победы, и пример тому – поражение, которое нанес половцам Святослав Киевский, когда половецкий хан Кобяк был взят в плен. Далее повествуется о вещем сне Святослава, предрекающем горе и смерть. Автор, продолжая мысль Святослава, обращается к наиболее влиятельным из русских князей, прославляет их доблесть и могущество, призывает вступиться «за обиду сего времени», «за раны Игоревы». Далее автор вновь обращается к судьбе Игоря. В Путивле Ярославна молит силы природы помочь ее мужу, вызволить его из плена. В этом лирическом плаче, построенном по образцу народного причитания, звучат свойственные всему памятнику общественные мотивы: Ярославна плачет не только о супруге, но и его «воях», она вспоминает о славных походах Святослава Киевского на хана Кобяка. Плач Ярославны тесно связан с последующим рассказом о побеге Игоря из плена. Эпилог «Слова» праздничен и торжествен: вернувшийся на Русь Игорь приезжает в Киев, к великому Святославу, «страны рады, гради веселы». Здравицей в честь князя и заканчивается «Слово».

В композиционном отношении Слово трехчастно: лирическое вступление. «повесть» и краткое заключение. Центральная часть произведения в свою очередь тоже трехчастная, распадается на ряд эпизодов: 1. сборы и вступление Игоря в поход, первое столкновение с половцами, завершившееся победой, решающая битва. В результате которой Игорь разгромлен и попал в плен. 2. Вещий сон Святослава и его толкование боярам, «золотое слово» киевского князя. 3. Плачь Ярославны, бегство Игоря из плена и возвращение его на Русь.

Стиль памятника, завораживающий игрой слов, рассчитан на подготовленного читателя, знатока поэтии. В основе эпитетов и символов лежат явления природного мира, активного по отношению к миру людей. Природа сочувствует русичам, предупреждая об опасности.

Ритмичность создается различного рода повторами: тематическими и композиционными, на уровне синтаксиса и звукописи.

Наличие символики, метафирических образов, приемы сравнения и параллелизма, монологической (золотое слово) и диалогической речи (святослав с боярами о вещем сне, разговор Гзака с Кончаком, риторические восклицания и вопросы, антитеза, повторения, гипербола силы и могущества (напоминание былинных богатырей) единоначатия- все стилистические особенности.

Проблема авторства Слово,как и большая часть памятников Древней Руси анонимно. До сего дня не прекращаются попытки установить личность создателя памятника. Самые фундаментальные знания принадлежат историку Рыбакову, высказавш предположение, что произведение могло быть написано киевским боярином, летописцем Петром Бориславичем. на сегодняшнем этапе образ автора можно реконструировать только исходя из текста самого Слова. Безусловно, это человек хорошо образованный, знакомый с книжной литературой и УНТ своей эпохи. Автор был светским человеком, далеким от официальной церкви: только мирян мог позволить себе обилие языческих элементов в произведении. Автор проявляет осведомленность в межкняжеских отношениях и военном деле, имеет собственное мнение, поднимаясь до критики необдуманных действий Игоря. Однако, и Игорь, и Всеволод пользуются у автора уважением за их воинскую доблесть, поэтому писатель выражал скорее всего интересы Ольговичей. Черниговский князь Святослав для автора был образцом политической мудрости, идеальным правителем. Поэтому исследователи склоняются к мысли о че6рниговском или киевском происхождении создателя Слова, но на события он смотрел с общерусских позиций.

ВремениО принадлежности «Слова» к XII веку свидетельствует и язык памятника. В тексте «Слова» есть указания на то, что оно написано вскоре после описываемых событий. «Слово» нигде не упоминает о событиях, произошедших после 1187 года. В 1196 году умер буй-тур Всеволод, в 1198 году Игорь Святославич сел на княжение в Чернигове, не раз ходил перед тем на половцев, но все это осталось без упоминаний в «Слове». Не упомянуты и другие события русской истории, произошедшие после 1187 года. В частности, в числе живых князей упоминается умерший в 1187 году Ярослав Осмомысл Галицкий, к нему автор обращается с призывом стрелять в врага «за землю Русскую, за раны Игоревы». Отсюда следует, что «Слово» написано не позднее 1187 года, но оно не могло быть написано и ранее 1187 года, так как заключается «славой» «молодым» князьям, в том числе и Владимиру Игоревичу, который только в 1187 году вернулся из плена.

Оригинальна позиция Л. Гумилева, который видел в Слове Иносказание, отклик на события, связанные с монголо-татарским нашествием, поэтому датировал памятник ХIII в. Существует и крайняя т.з.,, Слово- блестящая подделка XVIII в.

 


Сейчас читают про: