double arrow

Концепция «Москвы – III Рима» Филофея.


 

Монах Псковского Елеазарского монастыря Филофей сформулировал тою концепцию в 1523-34 гг. в серии писем псковскому наместнику М.Г. Мисюрь-Мунехину, а также Ивану III и Василию III и таким образом завершил формирование концепции идентичности Русского/Российского государства.

Филофей воспроизводит один из мифов «Сказания о князьях владимирских» (XVI в.), в котором говорится о передаче византийским императором Константином Мономахом через своих послов киевскому князю Владимиру Всеволодовичу Мономаху, сыну его дочери, греческой царевны Анны (по другим сведениям — Марии), «животворного креста» и «царского венца» («шапки Мономаха»). Передача «шапки Мономаха» связывает в единую цепь I Рим (основанный Ромулом), II Рим (Константинополь)и III Рим (Москву).

Концепция «Москвы — III Рима» стала идеологическим обоснованием территориальных притязаний Русского государства в период его активной экспансии, начиная с XV века, после разгрома Золотой Орды.

Филофей считает, что Россия является естественной преемницей территории и политической идеологии Византии, превращаясь из европейско-азиатской в мировую державу. Ее экспансия является не завоеванием, а освобождением православных народов.




Повышение статуса мононационального государства Руси при ее превращении в многонациональную империю Россию потребовало смены титула правителя. Русские князья превратились в российских царей, которых Филофей отождествляет с государями Ветхого Завета — Давидом, Соломоном и т. д., и таким образом ставит выше европейских королей. Филофей отказывается от идеи варяжского происхождения династии Рюриковичей, которая принижала их в сравнении с европейскими династиями, и доказывает, что киевские князья являются потомками и наследниками Октавиана Августа. Он также отказывается и от идеи заимствования христианства из Византии, считая, что Русь получила его «напрямую», из Рима, для чего создает легенду о путешествии апостола Андрея Первозванного на Днепр, на место основания Киева.

Для Филофея Древний Рим и Константинополь являются носителями образа идеального государства — «Ромейского царства», где впервые соединились государственная власть и христианство. Россия для него в образе «Святой Руси» — это третий носитель истинной христианской веры, а не только наследник конкретных государств - Древнего Рима и Византии.

«Святая Русь» обретает не политико-правовой, а сакральный статус, а православие превращается в основную несущую конструкцию российской государственности, в основной критерий идентификации государства и его подданных.

Филофей противопоставляет «Святую Русь» «Империям» как воплощение духовной, а не материальной силы. Титул царя для него является титулом хранителя «Святой Руси», а не просто главы государства.

Таким образом, концепция «Москвы - III Рима» Филофея решила главную задачу — обосновала самоценность российского государства после свержения монголо-татарского ига, положила начало самостоятельным поискам вариантов государственного устройства, моделей внутренней и внешней политики.








Сейчас читают про: