double arrow

Клавдий, римский император


 

И еще одно «откровение» мы могли не так давно наблюдать, на этот раз, в Германии и довольно долго, с 1989 года – а закончилось все совсем недавно. Медиум, через которого приходили сообщения, был уже не новичок и знал, что такое «инструментальная транскоммуникация», то есть коммуникация с миром иным через разнообразные инструменты, будь то магнитофон, телевизор, радио и т. п.[129]

Новые способности открылись у него после встречи с Агпаоа[130], известным филлипинским целителем, вылечившем в 1986 его жену. Первые сообщения из мира иного приходили через дощечку уиджа в 1989, а затем, начиная со Страстной пятницы 1990 стали приходить напрямую через его собственный голос, когда он сам впадал в состояние транса, в котором не осознавал того, что говорил.

Существо, вышедшее на связь через этого медиума, назвало себя римским императором Клавдием. А медиум, у которого он позаимствовал голос, был его старым другом Иродом Агриппой I. Записи сообщений составили увесистые тома. В первом и втором томе насчитывается по 478 страниц в каждом: сколько страниц в третьем и четвертом, уже не помню. Группа присутствовавших на этих сеансах и обрабатывавших полученные сообщения состояла из людей, поднаторевших в инструмен тальной транскоммуникации. Забавно то, что им при этом пришлось вернуться к старым методам передачи сообщений непосредственно через медиума[131].




Но и тут все было не так просто. «Император Клавдий» пояснил, что царь «Ирод Агриппа I» в мире ином пребывает с ним на разных уровнях. Поэтому ему каждый раз приходится бросать ему призыв, чтобы суметь через медиума его найти. Он объяснил нам, что в реальности любая душа состоит из искр или волн, соответствующих разным прожитым в разное время жизням. Вот почему «духовное сознание» нашего медиума не ограничивается сознанием Ирода Агриппы[132].

Но зато если понимать этот текст буквально, то окажется, что необходимость бросать призыв Ироду Агриппе в мир иной уже предполагает, что его искра не пребывает постоянно в душе этого медиума. То есть здесь речь идет не о реинкарнации в привычном нам смысле этого слова. То есть жизнь медиума напоминает нам реинкарнацию Ирода Агриппы лишь в момент транса.

Но зато из этого чтения можно подчерпнуть много потрясающих кратких замечаний о том, что же нас ожидает после смерти. Не все наши будущие жизни обязательно будут проходить на земле. Какие‑то из них могут пройти в другом измерении, а после мы снова сможем вернуться на землю. Такие воплощения всегда добровольны и свободны. Для духовного роста нет никакой необходимости претерпевать в будущей жизни то же зло, что мы причинили кому‑то в этой. После смерти нам покажут все то зло, которое мы причинил другим, и, если мы при таком показе испытаем искреннюю боль и раскаяние, этого уже будет достаточно для нашего очищения. В целом, все эта череда разных, следующих друг за другом жизней, связана скорее с желанием испытать новый опыт и обогатить свою личность[133].



Но что особенно интересно, что все это медленное восхождение всего человечества к соединению со вселенской Любовью здесь тоже происходит на параллельных путях: «Вы все время будете замечать, что развивается главным образом ваше собственное сознание; вы не можете оказать влияния на сознание соседа, но каждый развивается сам, через свое собственное сознание»[134]. Я, конечно, выбрал тут лишь один, очень определенно звучащий отрывок, но это общее место для всего учения.

Стоит, конечно, добавить, что и тут хватает разных нелепостей, могущих озадачить читателя. Например, он узнает из этих книг, что египетские боги Исида и Осирис действительно существовали. И что это были Атланты, то есть инопланетяне, у которых были космические корабли и которые умели дематериализоваться по собственному желанию[135]. Или, когда утверждается, что немецкий богослов Древерман – это новый Иисус нашего времени. Сам Древерман согласился бы и на менее почетную участь![136] Или, когда император Клавдий утверждает, что учение Магомета совпадает с учением Христа, то мне представляется, что в этом вопросе кое‑какие детали все же ускользнули от императорского ума его величества[137].



Но чтение всего произведения целиком принесет вам и еще кой‑какие сюрпризы. Уточним тут же, что для римского императора Христос был всего лишь пророком, одним из многих, и даже не самым главным.

Я верю, что на самом деле существует связь между некоторыми жизнями, отсюда все те пугающие совпадения, вдруг всплывающие неизвестно откуда в памяти воспоминания, для пробуждения которых даже не нужно гипноза, и которые легко можно проверить по документам, свидетельствам или анкетам, вроде тех, что проводил Ян Стевенсон. Но я также убежден, что это все еще не доказывает, что все эти жизни были прожиты одним и тем же человеком. По‑моему, речь тут скорее идет о взаимосвязи между разными жизнями. В Бразилии Арнани Гюимарес Андраде потратил всю свою сознательную жизнь на изучение этих феноменов. Из сохранившихся в архивах семидесяти случаев «реинкарнации» он опубликовал восемь, показавшихся ему самыми убедительными. Я проследил два случая из этих восьми, и мне кажется, что другая интерпретация гораздо лучше объясняет изложенные Андраде симптомы[138]. Я писал об этом во многих своих книгах, особенно в книге «Умершие нас любят» («Les morts nous aiment»)[139]. Даже знаки от аварии или убийства одного ребенка, обнаруженные на теле у другого, еще ничего не доказывают. Поскольку психика умершего могла повлиять на психику второго ребенка, даже когда тот еще был в утробе матери. В этом со мной согласен и доктор Шарбоньер[140]. Я думаю, что такие феномены надо рассматривать в более широких рамках, включая сюда и трансперсональный аспект, и аспект смены поколений. Я уже проводил такие сближения во втором томе своей книги «Расслышать умерших» («Les morts nous parlent»).

 







Сейчас читают про: