double arrow

Истории о мастерах фехтования на мечах


 

Литературное наследие Востока полно историй о взаимоотношениях в паре учитель – ученик в искусстве фехтования на мечах. Все они похожи одна на другую. Молодой человек решает учиться искусству фехтования у мастера, который живет в глубокой провинции. После долгого и трудного путешествия юноша приходит к дому мастера и просит того взять его в ученики. Мастер захлопывает дверь перед лицом молодого человека. После этого юноша каждый день приходит к дому мастера и просто ждет, сидя на пороге дома. Проходит год, и мастер неохотно разрешает юноше делать кое‑какую работу вокруг дома: рубить дрова, таскать воду. Проходят еще месяцы, а может, годы. Однажды утром мастер без предупреждения бамбуковым мечом (синаи) наносит юноше удар сзади по плечу. Так он начинает учить молодого человека всегда быть настороже. Через некоторое время мастер дает ученику его собственный бамбуковый меч и начинает учить его искусству боя на мечах. Именно ради этого дня ученик терпел все предшествовавшее, а учитель подверг испытанию волю юноши для того, чтобы быть уверенным, что он не оставит учение.

В стране, в которой книги типа «Абсолютный фитнес за 12 минут в неделю» становятся бестселлерами, такие истории малопонятны. Однако, хотя и в американизированном виде, миф о мастере фехтования прорывается в нашу поп‑культуру. Первая и удачная такая попытка, фильм 1984 года «Парень‑каратист», сжимает года, протекающие в легенде, в несколько месяцев. При этом ученик мастера уже не рубит дрова и не таскает воду, а красит забор мастера и полирует его машину.




Подчинение вашему учителю и базовым основам искусства важно не только в начале. У каждого, кто идет путем мастерства, наступают моменты, когда необходимо отказаться от какого‑то с трудом приобретенного навыка для того, чтобы продвинуться на очередную ступень. Это особенно актуально для тех периодов, когда вы застряли на хорошо знакомом вам и комфортном уровне мастерства. Здесь я бы привел такую метафору. На столе стоит кувшин с литром молока. Вы можете до него дотянуться. Но в вашей руке стакан с молоком, и вы не хотите отставить стакан для того, чтобы взять весь кувшин.

Ваши опасения небезосновательны. Если раньше вы проходили тур в гольф за девяносто ударов, а сегодня хотите улучшить результат до восьмидесяти или даже семидесяти с чем‑то, вам на какое‑то время придется забыть о девяноста ударах. Вам придется смириться с тем, что у вас ничего не будет получаться, прежде чем вы добьетесь успехов. Это относится к любому умению или навыку. В течение многих лет я играл джазовые мелодии на пианино для собственного удовольствия. У меня был небольшой репертуар и набор незамысловатых аккордов. Каждый раз, когда я писал или говорил о том персонаже, которого я называю пофигист, я вспоминал и о себе – применительно к моим музыкальным упражнениям.



Около года назад я неожиданно для себя влился в небольшую джаз‑группу. Мне посоветовала сделать это Уэнди – талантливая певица и гитаристка, а также мой партнер по школе айкидо. Я разучил ряд песен в разных тональностях, расширил гамму аккордов и вообще продвинулся на тот уровень игры, о котором и не мечтал. Сначала все было из рук вон плохо. Где была моя старая добрая игра соло? Я уже выпустил из рук стакан и еще не взялся за кувшин. Я балансировал на пугающей, скользкой черте между двумя уровнями игры.

И как раз в то время нам предоставили возможность выступить в одном из местных джаз‑клубов. Кто‑то (может быть, и я сам) сказал: «Нужно использовать этот шанс». И я обнаружил, как в одночасье из пофигиста стал превращаться в максималиста. Я начал практиковаться с такой одержимостью, что растянул сухожилие на мизинце правой руки и вынужден был прикладывать к нему лед во время игры.

В итоге наше выступление прошло хорошо, и теперь я встал на нормальный путь движения к мастерству в игре на фортепиано.

 







Сейчас читают про: