double arrow

Права и обязанности сторон.


Рассмотрим содержание договора лизинга, которое представляет собой совокупность прав и обязанностей сторон, вытекающих из этого договора. Своеобразие содержания договора лизинга в основном объясняется тем, что возникшие из него обязательства представляют собой сочетание, с одной стороны, прав и обязанностей арендатора и арендодателя, типичных для арендных отношений, а с другой – некоторых особых прав и обязанностей сторон, связанных с необходимостью заключения договора купли-продажи для приобретения арендодателем лизингового имущества с последующей передачей его арендатору. Следствием этого является возложение отдельных прав и обязанностей арендодателя, выступающего одновременно покупателем имущества по договору купли-продажи, как на арендатора по договору лизинга (прав и обязанностей покупателя), так и на продавца по договору купли-продажи (права и обязанности арендодателя).

Основная обязанность арендодателя (лизингодателя) состоит в том, что он должен приобрести в собственность указанное арендатором (лизингополучателем) имущество у определенного последним продавца (поставщика) и предоставить это имущество арендатору (лизингополучателю) во временное владение и пользование (ст.665 ГК РФ).

Выполнение данной обязанности состоит в том, что лизингодатель должен заключить договор купли-продажи (поставки) лизингового имущества с продавцом (поставщиком) в соответствии с указаниями лизингополучателя. Указанный договор заключается в порядке, предусмотренном нормами ГК РФ о купле-продаже. Вместе с тем, есть определенные особенности в выполнении данного договора: вытекающие из него обязанности по передаче товара продавец должен исполнить не перед покупателем по договору (лизингодателем), а перед лизингополучателем, не являющимся стороной в этом договоре. Это не просто исполнение договора купли-продажи в пользу третьего лица (получателя).

Договор лизинга не может заключаться лицом, действующим на стороне лизингодателя, но не имеющим возможность стать собственником имущества, приобретаемого для лизингополучателя. Однако суд не всегда это учитывает. Речь идет о деле, рассмотренном Арбитражным судом Астраханской облает в 1999 г. по иску о признании договора финансового лизинг недействительным[26].




В решении, вынесенном по делу, в частности, усматривается допущение судом возможности для лизингодателя одновременно являться дилером поставщика, что в принципе не противоречит законодательству и экономическому содержанию договора лизинга, если последний станет собственником передаваемого в лизинг имущества.

Однако вызывает сомнение ситуация, при которой лизингодатель является «дилером по поручению генерального дилера»; Ведь действующее по поручению лицо в отличие от лизингодателя не имеет права собственности на переданное доверителе для совершения определенных действий имущество.

Более обоснованной представляется позиция суда в другом деле, по которому договор лизинга был признан судом незаключенным как несоответствующий ст. 422, 665 ГК РФ, устанавливающим, по мнению суда, существенные условия для договора финансовой аренды (лизинга), так как в договоре отсутствую существенные условия, в частности обязанность приобретения арендодателем предмета лизинга у определенного арендатором продавца и отсутствие права выбора продавца самим арендодателем.[27]

Арендатор (лизингополучатель) имеет права и несет обязанности, предусмотренные законом для покупателя по договору купли-продажи (за арендодателя), кроме обязанности оплатить приобретенное имущество, как если бы он был стороной по договору купли-продажи. Роль арендодателя в обязательстве, возникшем из договора купли-продажи, где он являлся покупателем, помимо обязанности оплатить приобретенное у продавца имущество сводится к тому, что без его согласия арендатор не может расторгнуть договор купли-продажи, и, кроме того, ему (наряду с арендатором) предоставляется статус солидарного кредитора по отношению к продавцу. Именно арендатор (лизингополучатель) наделен правом предъявлять непосредственно продавцу имущества, являющегося объектом договора лизинга, требования, вытекающие из договора купли-продажи, заключенного между продавцом (поставщиком) и арендодателем (лизингодателем), в частности в отношении качества и комплектности имущества, сроков его поставки и в других случаях ненадлежащего исполнения договора продавцом (поставщиком). Данное обстоятельство, конечно же, не безразлично для последнего. Поэтому ГК РФ предусматривает, что арендодатель (лизингодатель), приобретая имущество для арендатора (лизингополучателя), должен уведомить продавца (поставщика) о том, что имущество предназначено для передачи его в аренду (лизинг) определенному лицу (ст. 667).



По мнению ФАС Дальневосточного округа, заключенный договор не признается договором лизинга в силу ст. 667 ГК РФ, если лизингодатель, покупая имущество, не предупредил продавца о том, что покупаемое имущество предназначается для передачи в лизинг. Арбитражный суд кассационной инстанции признал договор не отвечающим признакам договора финансовой аренды, но отменил действия сторон по фактическому исполнению сделки, свидетельствующие о наличии между ними арендных отношений с правом выкупа арендованного имущества, которые регулируются параграфом 1 гл. 34 ГК РФ.[28]

Некоторыми особенностями отличаются и правила определения места исполнения обязанности продавца по передаче товара. По общему правилу, регулирующему договор купли-продажи, обязанность продавца по передаче товара считается исполненной не только в момент вручения товара покупателю, исполнение данной обязанности возможно путем предоставления товара в распоряжение покупателя в месте нахождения этого товара либо путем сдачи товара перевозчику или органу связи для доставки покупателю. В последних случаях местом исполнения обязательства признаются соответственно место нахождения товара или место сдачи товара перевозчику или органу связи (ст. 458 ГК). В лизинговых отношениях проданное имущество передается продавцом (поставщиком) непосредственно лизингополучателю в месте нахождения последнего (ст. 668 ГК). В случае, когда имущество, являющееся предметом договора финансовой аренды, не передано арендатору в указанный в этом договоре срок, а если в договоре такой срок не указан, в разумный срок, арендатор вправе, если просрочка допущена по обстоятельствам, за которые отвечает арендодатель, потребовать расторжения договора и возмещения убытков". Размер убытков исчисляется по общим правилам, установленным ст. 15 Гражданского кодекса РФ, которая гласит: "... под убытками понимаются расходы, которое лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества (реальный ущерб), а также неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского обороты, если бы его право не было нарушено (упущенная выгода)". При этом арендодатель отвечает за упущения продавца как за свои собственные.

Невыполнение продавцом (поставщиком) обязанности по передаче проданного лизингодателю имущества влечет для него негативные последствия, предусмотренные нормами ГК РФ о купле-продаже (ст. 463), с той лишь разницей, что соответствующие требования должны предъявляться не покупателем по договору купли-продажи (лизингодателем), а непосредственно арендатором этого имущества (лизингополучателем). Кроме того, требование о расторжении договора купли-продажи с продавцом не может быть предъявлено лизингополучателем без согласия лизингодателя (п. 1 ст. 670 ГК РФ).

В случае если продавца выбирал сам лизингополучатель, ответственность за дефекты предмета лизинга несет продавец. В этом случае все претензии, касающиеся обнаруженных дефектов, должны быть адресованы лизингополучателем непосредственно к продавцу. Как пункт 1 ст. 670 ГК, так и пункт 2 ст. 10 Закона предусматривают ответственность продавца перед лизингополучателем по требованиям, вытекающим из договора купли-продажи. Необходимо отметить, что такой договор купли-продажи может регулироваться как общими нормами ГК РФ о купле-продаже (параграф 1 главы 30), так и нормами ГК РФ о поставке товаров (параграф 3 главы 30), а в случае приобретения предмета лизинга, являющегося недвижимым имуществом, соответственно, нормами ГК РФ о продаже недвижимости (параграф 7 главы 30).

Что же касается лизингодателя, то он не несет ответственности перед лизингополучателем за неисполнение или ненадлежащее исполнение продавцом своих обязательств, вытекающих из договора купли-продажи лизингового имущества. Исключение составляют лишь случаи, когда в соответствии с договором лизинга ответственность за выбор продавца возложена на лизингодателя. При таких условиях лизингополучатель наделен правом предъявлять требования, вытекающие из договора купли-продажи, как непосредственно к продавцу, так и к лизингодателю, которые несут перед лизингополучателем солидарную ответственность (п. 2 ст. 670 ГК).

Активную роль в договоре купли-продажи играет лизингополучатель, который осуществляет выбор продавца и имущества. Хотя эти обязанности может осуществлять и лизингодатель, если это предусмотрено договором лизинга.

Если ответственность за выбор продавца лежит на лизингополучателе, то лизингодатель не отвечает перед лизингополучателем за выполнение продавцом требований, вытекающих из договора купли-продажи, за исключением случаев, когда обратное предусмотрено договором лизинга.

Лизингополучатель имеет права и несет обязанности покупателя, как если бы он был стороной в договоре купли-продажи. Однако он не вправе расторгнуть договор купли-продажи и не обязан оплатить товар. Во всем остальном на лизингополучателя распространяются положения ГК РФ для покупателя. Например, лизингополучатель может предъявлять продавцу претензии по качеству, комплектности, срокам поставки, а также в иных случаях ненадлежащего исполнения договора.

Если имущество не передано по обстоятельствам, за которые отвечает лизингодатель, лизингополучатель вправе потребовать расторжения договора лизинга и возмещения убытков. Ответственность лизингодателя за просрочку наступает только в случаях, когда просрочка допущена по обстоятельствам, за которые отвечает лизингодатель. К таким обстоятельствам можно отнести просрочку оплаты за лизинговое имущество и случаи, когда предмет лизинга и продавца выбирал лизингодатель. Очевидно, в других случаях ответственность перед лизингополучателем за просрочку будет нести поставщик.

Лизингодатель и лизингополучатель выступают в качестве солидарных кредиторов перед продавцом. Если же лизингодатель выбирал продавца, то он и продавец являются солидарными должниками перед лизингополучателем.

Следующий момент. Лизингополучатель также может обратиться в суд с требованием о расторжении договора, если лизингодатель не производит являющийся его обязанностью капитальный ремонт имущества в установленные договором аренды сроки, а при отсутствии их в договоре — в разумные сроки (п. 3 ст. 620 ГК РФ).

Во всех вышеперечисленных случаях лизингополучатель до обращения в суд должен в соответствии с п. 2 ст. 452 ГК РФ направить лизинговой компании предложение расторгнуть договор. В случае отказа или по истечении тридцатидневного срока, если срок не оговорен в таком предложении, лизингополучатель имеет право обратиться в суд с иском о расторжении договора и возмещении убытков.

С правом досрочного расторжения договора связано право одностороннего отказа от исполнения обязательства. В соответствии со ст. 310 ГК РФ односторонний отказ от исполнения обязательства и одностороннее изменение его условий не допускаются, за исключением случаев, предусмотренных законом. Закон и ГК РФ не предусматривают такого права у сторон лизинговой сделки. Однако та же статья предусматривает, что односторонний отказ от исполнения обязательства, связанного с осуществлением его сторонами предпринимательской деятельности, допускается также в случаях, предусмотренных договором. Таким образом, стороны лизинговой сделки могут договориться, что в определенных случаях исполнения одной стороной другая сторона имеет право на односторонний отказ от исполнения своего обязательства. В данном случае необходимо только помнить о том, чтобы данные нормы договора не вступали в противоречие с императивными нормами законодательства.

Договор лизинга, как и любой другой договор, может быть расторгнут как по соглашению сторон, так и в одностороннем порядке. По общему правилу, предусмотренному пунктом 2 ст. 450 ГК РФ, по требованию одной из сторон (т. е. в случае отказа другой стороны) договор может быть расторгнут только по решению суда при существенном нарушении договора другой стороной и в иных случаях, предусмотренных ГК РФ, другими законами или договором.

 Определенным своеобразием отличается и право собственности на лизинговое имущество, приобретаемое лизингодателем по договору купли-продажи. Получая это имущество в собственность, лизингодатель, тем не менее, не обладает такими традиционными правомочиями собственника, как право владения и право пользования собственным имуществом. Да и право распоряжения этим имуществом ограничено одной-единственной возможностью: лизингодатель должен передать его в аренду лизингополучателю. По существу, уже в момент приобретения лизингодателем права собственности на имущество оно обременено арендными правами лизингополучателя.

Для выполнения своей основной обязанности по договору лизинга — приобретение лизингового имущества у определенного продавца (поставщика) в собственность и передача его в аренду лизингополучателю, — лизингодатель, не располагающий свободными денежными средствами, должен вступить в договорные отношения с третьими лицами для получения заемных средств и обеспечения исполнения заемных обязательств. В связи с этим Закон содержит положение о том, что договором лизинга обязательства сторон, которые исполняются сторонами других договоров, образуются путем заключения с другими субъектами лизинга обязательных и сопутствующих договоров. К обязательным договорам относится договор купли-продажи. К сопутствующим договорам относятся договор о привлечении денежных средств, договор залога, договор гарантии, договор поручительства и другие (п. 3 ст. 15). Не говоря об уровне законодательной техники, результатом которого стало данное законоположение, можно подчеркнуть лишь, что оно лишено практического смысла: ни ГК РФ, ни Федеральный закон «О финансовой аренде (лизинге)» не содержат каких-либо положений, регулирующих так называемые сопутствующие договоры или влияющих на их условия. Такие договоры заключаются лизингодателем самостоятельно в порядке, установленном законодательством применительно к соответствующим договорам, и регламентируются правилами об этих договорах.

Таким образом, во исполнение указанного положения лизингодателю по общему правилу вменяется в обязанность обеспечить представителям лизингодателя беспрепятственный допуск к объекту лизинга, а также к соответствующим финансовым документам, которые могут понадобиться при проверке исполнения условий упомянутых выше сопутствующих договоров (ст. 37 и ст. 38 Закона).

Являясь собственником предмета лизинга, лизингодатель имеет право осуществлять контроль за использованием предмета лизинга, а также финансовый контроль за деятельностью лизингополучателя в той ее части, которая относится к предмету лизинга и выполнению лизингополучателем обязательств по договору лизинга. Цель и порядок контроля со стороны лизингодателя оговариваются в договоре лизинга.

Под инспектированием понимается посещение лизингополучателя с целью осмотреть предмет лизинга, условия, в которых он эксплуатируется, а также необходимые финансовую документацию. Контроль включает не только осмотр, но и сбор информации иными способами, например истребования ее у лизингополучателя, назначения аудиторских проверок, присутствие на собраниях (заседаниях) органов управления лизингополучателя как юридического лица без права голоса и т.д.

Контроль делится на физический, который касается состояния предмета лизинга, финансовый, проверяет, как лизингополучатель использует предмет лизинга с коммерческой стороны, сможет ли он осуществить платежи или осуществить выкуп предмета лизинга, не грозит ли ему банкротство и т.д. Все эти обстоятельства важны для лизингодателя как источник информации о том, что следует ли продолжать договорные отношения с лизингополучателем.

По словам В.Д. Газманова, «практика деятельности российских лизинговых компаний свидетельствует, что некоторые из них включали в договоры лизинга в качестве обязательного условия право беспрепятственного доступа ко всем финансовым документам лизингополучателя; введение в состав правления лизингополучателя представителя лизинговой компании и т.п. Однако делалось это только на основе взаимного согласия сторон»[29].

В то же время зачастую вся информация, связанная с лизингом, специально не вычленяется в финансовой отчетности.

В результате, в частности, лизингополучатель не может гарантировать другим своим партнерам, что он должным образом обеспечит охрану конфиденциальной информации от третьих лиц. В связи с этим следует согласиться с мнением В.Д. Газмана о том, что « вполне логично, что лизингодатель – собственник имущества, сдаваемого в лизинг, имеет право беспрепятственно осуществления своих гражданских прав, в том числе путем контроля за своей собственностью. Однако это право не должно ущемлять права лизингополучателя»[30].

Основные обязанности лизингополучателя состоят в том, что он должен принять лизинговое имущество у продавца, использовать его по назначению, определенному договором лизинга, обеспечить его сохранность и надлежащее техническое состояние, своевременно вносить лизинговые платежи, а по окончании срока лизинга возвратить лизинговое имущество лизингодателю либо приобрести его в собственность (если это предусмотрено договором).

Выполнение обязанности по принятию лизингового имущества от лизингодателя предполагает:

во-первых, совершение со стороны лизингополучателя всех действий, которые в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями необходимы с его стороны для обеспечения передачи продавцом и получения соответствующего имущества с учетом того, что лизингополучатель несет обязанности, предусмотренные ГК РФ для покупателя по договору купли-продаж);

во-вторых, проверку лизингополучателем качества и комплектности указанного имущества в целях выявления его недостатков (в том числе скрытых) и иных несоответствий условиям договора купли-продажи, а при выявлении таковых — извещение продавца о нарушениях договора;

в-третьих, принятие мер к своевременному оформлению приема-передачи лизингового имущества, если такое оформление требуется в соответствии с законодательством (например, если объект лизинга — здание, сооружение, иное недвижимое имущество или предприятие, их передача удостоверяется передаточным актом, который подписывается обеими сторонами).

Лизингополучатель обязан пользоваться лизинговым имуществом в соответствии с условиями договора лизинга, а если такие условия в договоре не определены, в соответствии с назначением имущества. В процессе использования имущества лизингополучатель должен поддерживать его в исправном состоянии, производить за свой счет текущий ремонт и нести расходы на содержание имущества, если иное не установлено законом или договором лизинга (п.1 ст. 615, п. 2 ст. 616 ГК РФ).

В Законе (ст. 8) была предпринята попытка специального регулирования правоотношений, касающихся сублизинга. Можно сказать, эта попытка законодателю не удалась. Из четырех норм, претендующих на роль специальных правил, регламентирующих сублизинг, лишь одна соответствует ГК РФ и не вызывает претензий, а именно: при передаче предмета лизинга в сублизинг обязательным является согласие лизингодателя в письменной форме. Что касается остальных трех норм, то на сегодняшний день они утратили силу со вступлением в силу измененного Федерального закона о лизинге.

В настоящей редакции закона о лизинге статья 8 определяет сублизинг как вид поднайма предмета лизинга, при котором лизингополучатель по договору лизинга передает третьим лицам (лизингополучатель по договору сублизинга) во владение и пользование за плату и на срок в соответствии с условиями договора сублизинга имущество, полученное ранее от лизингополучателя по договору лизинга и составляющее предмет лизинга.

Иное дело, уступка прав лизингополучателя по договору лизинга третьему лицу. В соответствии со ст. 384 ГК РФ при уступке прав кредитора (цессии) право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода прав, что ведет к замене первоначального кредитора (цедента) на нового кредитора (цессионария) в соответствующем обязательстве.

Применительно к договору лизинга уступка лизингополучателем своих прав пользования лизинговым имуществом третьему лицу (новому лизингополучателю) без заключения с ним договора субаренды возможна лишь до исполнения продавцом своей обязанности по договору купли-продажи по передаче указанного имущества лизингополучателю. При этом лизингополучатель должен также оформить отношения, связанные с переводом долга по договору лизинга на нового лизингополучателя с согласия лизингодателя, а последний - достигнуть соглашения с продавцом об изменении условия договора купли-продажи о лизингополучателе.

Кроме того, употребление понятия «сублизинг» применительно к отношениям, возникающим между лизингополучателем и третьим лицом, которому лизинговое имущество передается во временное владение и пользование, представляется неправильным. К этим отношениям должны применяться общие положения об аренде, и они могут именоваться лишь как «субаренда». В самом деле, термин «сублизинг» предполагает, что лизингополучатель, передавая имущество во временное владение и пользование третьему лицу, сам выступает в роли лизингодателя. Между тем это невозможно, поскольку на нем не лежит обязанности приобрести лизинговое имущество у определенного продавца в соответствии с указаниями данного третьего лица (нового лизингополучателя). Поэтому речь идет об обычной субаренде.

 Закон применительно к сублизингу содержит правило о том, что при сублизинге лицо, осуществляющее сублизинг, принимает предмет лизинга у лизингодателя по договору лизинга и передает его во временное пользование лизингополучателю по договору сублизинга (п. 1 ст. 8).

Данное правило предполагает, что во всех случаях, связанных с сублизингом, договор сублизинга должен быть заключен непременно до исполнения продавцом по договору купли-продажи своей обязанности перед лизингополучателем по передаче последнему лизингового имущества.

Наверное, теоретически такая схема договорных связей по лизингу, когда лизингополучатель заключает договор лизинга (с ведома лизингодателя) с единственной целью передать лизинговое имущество в субаренду, возможна, но она далеко не оптимальна. Почему, спрашивается, в этом случае лизингодателю не заключить договор лизинга непосредственно с третьим лицом (субарендатором) в качестве лизингополучателя. Кроме того, при таких условиях для решения тех же задач более оптимальной является уступка прав лизингополучателем третьему лицу с одновременным переводом на него долга по договору лизинга. Во всяком случае, это позволило бы избежать ничем не оправданных расходов на передачу лизингового имущества сначала от продавца лизингодателю, а затем от последнего третьему лицу (субарендатору). На практике подобная схема почти не применяется, так как использование ее предполагает, как минимум, передачу имущества дважды, что в силу технологических особенностей оборудования достаточно сложно реализовать.

И, еще одно правило Закона, касающееся сублизинга, гласит, что переуступка лизингополучателем третьему лицу своих обязательств по выплате лизинговых платежей не допускается (п. 3 ст. 8). Данная норма вызывает целый ряд замечаний. Прежде всего, если передача арендованного имущества в субаренду не изменяет ни субъектный состав, ни содержание обязательства, вытекающего из основного договора аренды, то вполне естественно, что все обязанности по этому договору, в том числе и обязанность арендатора по уплате арендных платежей, продолжают нести его стороны. Данная норма на сегодняшний день утратила силу, так как сама ее конструкция вызывает большие сомнения. Непонятно, как можно переуступить кому-либо свою обязанность? Ведь в данном случае речь идет именно об обязанности лизингополучателя перед лизингодателем по выплате лизинговых платежей! Видимо, имелось в виду установить запрет в отношении возложения лизингополучателем исполнения своего обязательства по внесению арендных платежей на третье лицо (ст. 313 ГК РФ) либо запретить перевод на последнего долга по обязательству, вытекающему из договора лизинга, в части выплаты лизинговых платежей (ст. 391 ГК РФ). Но в таком случае непонятна цель подобного запрета: с точки зрения имущественного оборота возможность возложения исполнения денежного обязательства на третье лицо либо перевод на него долга по денежному обязательству значительно облегчают расчеты между участниками договорных отношений.

По моему мнению, анализ содержащихся в Законе положений о сублизинге подтверждает о крайне низком правовом уровне данного Закона.

Что касается отношений, связанных с субарендой лизингового имущества, то они, как отмечалось, подлежат регулированию общими положениями об аренде (п. 2 ст. 615 и ст. 618 ГК РФ). При субаренде лизингового имущества должны соблюдаться следующие основные правила. Лизингополучатель может сдавать лизинговое имущество в субаренду лишь при наличии письменного согласия лизингодателя. При этом договор субаренды не может быть заключен на срок, превышающий срок договора лизинга. Отношения, вытекающие из договора субаренды, регулируются нормами о договоре аренды, а не специальными правилами о договоре лизинга. Недействительность договора лизинга влечет за собой и недействительность договора субаренды. Досрочное прекращение договора лизинга влечет прекращение и заключенного в соответствии с ним договора субаренды. В этом случае субарендатор имеет право на заключение с лизингодателем договора аренды на лизинговое имущество, находившееся в его пользовании в соответствии с договором субаренды, в пределах оставшегося срока субаренды на условиях, соответствующих условиям прекращенного договора субаренды.

В процессе пользования лизинговым имуществом, в соответствии с общими положениями ГК РФ (п. 2 ст. 615), лизингополучатель при условии наличия на то согласия лизингодателя вправе не только сдавать лизинговое имущество в субаренду и передавать свои права по договору лизинга другому лицу (перенаем), но и предоставлять указанное имущество в безвозмездное пользование, а также отдавать арендные права, вытекающие из договора лизинга, в залог или вносить их в качестве вклада в уставный (складочный) капитал хозяйственных обществ и товариществ или паевого взноса в производственный кооператив.

Лизингополучатель обязан своевременно вносить лизинговые платежи (ст. 614 ГК РФ). Порядок, условия и сроки стороны оговаривают в договоре. Если договором они не определены, считается, что установлены порядок, условия и сроки, обычно применяемые при лизинге аналогичного имущества при сравнимых обстоятельствах. Думается, что нет необходимости подробно объяснять, почему целесообразно это определять в договоре, так как отсутствие соответствующего условия затруднит реализацию договора на практике, и еще неизвестно, выгодны ли будут для сторон порядок, условия и сроки, обычно применяемые при лизинге аналогичного имущества при сравнимых обстоятельствах. Кроме того, на размер лизинговых платежей влияют амортизационные отчисления. И одно из достоинств лизинговой сделки — возможность применения ускоренной амортизации. Однако ускоренная амортизация может применяться только по соглашению сторон, каковым и будет являться договор лизинга, если в нем предусмотрена такая возможность. Также договором лизинга должен быть определен размер коэффициента ускорения, не превышающий 3.

Размер лизинговых платежей можно изменять по соглашению сторон в сроки, предусмотренные договором, но не чаще одного раза в год. Решением этой проблемы может быть привязка лизинговых платежей и общей суммы договора либо к эквиваленту какой-либо конвертируемой валюты, либо к формуле расчета, которая позволит реагировать на инфляционные изменения, изменения налоговой политики и т. п.

В случае существенного нарушения сроков внесения платежей, лизингодатель имеет право потребовать досрочного внесения платежей, но не более чем за два срока подряд. Если лизингополучатель более двух раз подряд не вносит в срок лизинговые платежи, то по требованию лизингодателя банк, в котором открыт счет лизингополучателя, на основании распоряжения лизингодателя вправе в бесспорном порядке списать со счета денежные средства в пределах просроченных сумм. Бесспорное списание денежных средств не лишает лизингодателя права на обращение в суд. Правомочия, предоставленные законом лизингодателю в отношении бесспорного списания денежных средств в пределах сумм неоплаченных лизинговых платежей, несомненно выгодны, однако реализовать данное право не всегда возможно.

Нормы Закона, связанные с лизинговыми платежами, вступают в противоречия с ГК РФ.

Например, в ст. 28 Закона включены специальные правила в отношении размера общей суммы лизинговых платежей и принципов ее определения. Согласно ГК РФ, если такие условия не включены сторонами в договор лизинга, они будут урегулированы общими нормами об аренде, закрепленными в ст. 614 ГК РФ. Отсюда следует, что с юридической точки зрения общая сумма лизингового договора, конкретный размер лизинговых платежей, способ их выплаты и периодичность определяются в договоре лизинга по соглашению сторон.

Если рассматривать сроки исполнения по лизинговому договору, то следует учитывать тот факт, что предметом лизинга может быть оборудование, которое требует длительных сроков ввода в действие, либо до начала его функционирования на полную мощность пройдет значительное время. Поэтому в отношении такого имущества лизинговые компании, как правило, применяют отсрочку уплаты лизинговых платежей на срок ввода или выхода работы на полную мощность. И ограничивать отсрочку уплаты лизинговых платежей в данном случае нецелесообразно.

Следующая основная обязанность лизингополучателя — своевременно выплачивать лизингодателю арендную плату — лизинговые платежи. Как и в предыдущем случае, ГК РФ (6 гл. 34) не содержит каких-либо специальных правил о размере арендной платы (общей суммы) и конкретных лизинговых платежей, порядке, условиях и сроках их внесения, полагаясь на то, что, если такие условия не включены сторонами в договор лизинга, они будут урегулированы общими положениями об аренде, касающимися арендной платы (ст. 614 ГК РФ).

Однако такие специальные правила в отношении размера общей суммы лизинговых платежей и принципов его определения были включены в Закон (ст. 28). Указанный Закон исходит из того, что лизинг по своему экономическому содержанию относится к прямым инвестициям, поэтому общая сумма лизинговых платежей должна определяться с расчетом на то, чтобы лизингодатель мог полностью возместить свои инвестиционные затраты и плюс к этому получить определенное вознаграждение.

Под инвестиционными затратами (издержками) Закон понимает расходы и затраты (издержки) лизингодателя, связанные с приобретением и использованием предмета лизинга лизингополучателем, в том числе: стоимость предмета лизинга; налог на имущество: расходы на транспортировку и установку, включая монтаж и шефмонтаж, если иное не предусмотрено договором лизинга; расходы на обучение персонала лизингополучателя работе, связанной с предметом лизинга, если иное не предусмотрено договором лизинга; расходы на таможенное оформление и оплату таможенных сборов, тарифов и пошлин, связанных с предметом лизинга; расходы на хранение предмета лизинга до момента ввода его в эксплуатацию, если иное не предусмотрено договором лизинга; расходы на охрану предмета лизинга во время транспортировки и его страхование, если иное не предусмотрено договором лизинга: страхование от всех видов риска, если иное не предусмотрено договором лизинга: расходы на выплату процентов за привлеченными средствами и отсрочки платежей, предоставленные продавцом (поставщиком); плата за предоставление лизингодателю гарантий и поручительств, расчетно-платежных документов третьими лицами в связи с предметом лизинга; расходы на содержание и  обслуживание предмета лизинга, если иное не предусмотрено договором лизинга; расходы на регистрацию предмета лизинга, а также расходы, связанные с приобретением и передачей предмета лизинга; расходы на создание резервов в целях капитального ремонта предмета лизинга; комиссионный сбор торгового агента; расходы на передачу предмета лизинга; расходы на оказание возникающих в ходе реализации комплексного лизинга дополнительных услуг; иные расходы, без осуществления которых невозможно нормальное использование предмета лизинга.

Под вознаграждением лизингодателя понимается доход лизинговой компании за вычетом всех расходов, понесенных лизингодателем по приобретению имущества, транспортировке, пусконаладке и монтажу. Вознаграждение должно включать в себя оплату услуг лизингодателя, а также определенный процент за использование лизингополучателем средств лизингодателя.

С юридической точки зрения важно подчеркнуть, что общая сумма лизингового договора и конкретный размер лизинговых платежей, способ их выплаты и периодичность определяются в договоре лизинга по соглашению сторон. Если лизингодатель и лизингополучатель договорились о расчетах по лизинговым платежам в натуральной форме, то есть продукцией, производимой с помощью объекта лизинга, цена на такую продукцию также определяется по соглашению сторон.

Таким образом, договор лизинга не относится к числу договоров, но которым применяются цены (тарифы, расценки, ставки и т.п.), устанавливаемые или регулируемые уполномоченными на то государственными органами, поэтому в этой части действует принцип свободы договора.

Отметим некоторые положения Закона, имеющие практическое значение во взаимоотношениях между участниками лизингового договора и налоговыми органами.

Во-первых, лизинговые платежи должны относиться лизингополучателем на себестоимость продукции (работ, услуг), производимой с использованием объекта лизинга, или на расходы, связанные с основной деятельностью (п. 4 ст. 28). Следовательно, указанные суммы не включаются в налогооблагаемую базу лизингополучателя для начисления налога на прибыль.

Во-вторых, стороны договора лизинга имеют право по взаимному соглашению применять ускоренную амортизацию предмета лизинга. Амортизационные отчисления производит балансодержатель предмета лизинга. При применении ускоренной амортизации используется равномерный (линейный) метод ее начисления, при котором утвержденная в установленном порядке норма амортизационных отчислений увеличивается на коэффициент ускорения в размере не выше 3 (ст. 31).

Возвращаемся к гражданско-правовым аспектам лизинга. Одна из основных

обязанностей лизингополучателя состоит в том, что по окончании срока лизинга он должен возвратить лизинговое имущество лизингодателю в том состоянии, в котором его получил (с учетом нормального износа) или в состоянии, обусловленном договором. Нарушение этой обязанности дает право лизингодателю потребовать внесения лизинговых платежей за все время просрочки, а в тех случаях, когда указанные платежи не покрывают лизингодателю убытков, он может также потребовать их возмещения (ст. 622 ГК РФ).

 

Заказать ✍️ написание учебной работы
Поможем с курсовой, контрольной, дипломной, рефератом, отчетом по практике, научно-исследовательской и любой другой работой

Сейчас читают про: