double arrow

ВИДЫ ПРАВОНАРУШЕНИЙ

СТРУКТУРА (СОСТАВ) ПРАВОНАРУШЕНИЯ

Правонарушение имеет сложное строение, структуру (см. приложение). Оно состоит из четырех элементов – субъекта, субъективной сторо­ны, объекта и объективной стороны. При отсутствии хотя бы одного из них деяние меняет свое качество и может быть чем угодно, но не правона­рушением. Это положение является общепризнанным в юриди­ческой литературе и правоприменительной деятельности.

Правонарушение предстает как внешнее выражение свобод­ной воли правонарушителя, желающего удовлетворять свои ин­тересы и потребности путем нарушения действующего права и, соответственно, охраняемых им интересов других лиц. Правонарушение, как и любой акт осознанного человеческого поведе­ния, является единым. Каждый из названных четырех элементов структуры правонарушения имеет самостоятельное значение лишь в качестве элемента правонарушения и вне него сам по себе не существует.

Субъектом правонарушения, как уже говорилось ранее, вы­ступают деликтоспособные граждане, должностные лица, а так­же коллективные образования. Хозяйственные организации, учреждения и общественные объединения могут быть субъекта­ми гражданско-правовых нарушений, но в отдельных случаях несут ответственность за совершенные административные про­ступки. В Республике Беларусь названные субъекты не при­знаются субъектами преступлений, хотя в других странах, и в частности, в США, могут выступать и в этом качестве.

Субъективную сторону правонарушения образует психиче­ское отношение правонарушителя к совершенному им противо­правному деянию. Для признания противоправного деяния пра­вонарушением, как уже говорилось ранее, необходимо наличие вины, т.е. осознание субъектом общественной опасности своего деяния. Вина характеризует также психическое отношение субъ­екта к ожидаемым результатам и последствиям противоправно­го деяния и выражается в двух формах – умысле или легкомысленность.

Умысел характеризует крайнюю форму негативного отноше­ния правонарушителя к обществу, государству, правам других лиц. Умысел проявляется в том, что лицо не только осознает противоправность своего деяния и возможность наступления в результате его общественно опасных, вредных последствий, но и желает (прямой умысел) или сознательно допускает (косвенный умысел) возможность наступления этих последствий (ст. 10 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях).

Значительная часть правонарушений может совершаться только умышленно. Например, нельзя осуществить по неосто­рожности, грабеж, разбой или изнасилование. Однако имеются и правонарушения, совершаемые без целей причинить кому-либо вред. Лицо действует так, что причиняет его вопреки сво­им желаниям и воле. Такая вина правонарушителя называется неосторожностью. При этом выделяют две формы неосторожности: небрежность и самонадеянность.

При небрежности лицо не отдает себе отчета в противоправности своего деяния, не предвидит его последствий, хотя могло и должно было их предвидеть (скажем, рабочий сбрасывает вниз со строящегося здания остатки строительных материалов и тем самым причиняет увечье прохожему).

При самонадеянности (легкомыслии) лицо осознает противоправность своего деяния, предвидит его вред и опасный результат, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывает на их предотвращение (например, водитель автомашины на скользкой дороге значительно превышает скорость).

В гражданском праве допускается возможность привлечения к ответственности и без вины. В таком порядке возмещают вред юридические лица и граждане, деятельность которых связана с повышенной опасностью для окружающих: использование транспортных средств, механизмов, электрической энергии вы­сокого напряжения, взрывчатых веществ, сильнодействующих ядов, осуществлением строительной и иной связанной с нею деятельности и др. Однако, ответственность владельца источни­ка повышенной опасности за случай, независимо от его вины, не колеблет общего принципа вины как необходимого элемента гражданского правонарушения. Ибо основанием возмещение вреда владельцем источника повышенной опасности за случай выступает не правонарушение, а иные юридические факты.

Следует учитывать, что вина не исчерпывает всего содержа­ния психического отношения правонарушителя к противоправ­ному деянию и его результатам. Законодатель нередко называет и другие психические явления в качестве субъективной стороны правонарушения. Так, в Уголовном кодексе РБ называются мотивы преступле­ния (корысть, личная заинтересованность), цели преступления (устранение с рынка других субъектов экономической деятель­ности, оказание влияния на результаты конкурсов или соревно­ваний), эмоции, побудившие к совершению преступления. Названные и иные аспекты психического состояния пра­вонарушителя учитываются при квалификации правонаруше­ния, при определении меры наказания. Однако для признания противоправного деяния правонарушением необходимо уста­новление только вины.

Реализация воли правонарушителя посредством совершения им конкретных действий приводит к определенным изменениям в реальной действительности. Поэтому необходимым элементом правонарушения является объект, т.е. социальная сфера, кото­рая испытывает негативное воздействие противоправных дея­ний. Такой сферой в теории права признаются общественные отношения. Объект правонарушения, таким образом, означает сферу общественных отношений, урегулированных нормами права.

При совершении правонарушений общественные отношения, которые предусматриваются нормами права, не возникают. На­оборот, в обществе возникают отношения, которые противоре­чат воле законодателя, интересам личности, общества и госу­дарства и создают в обществе атмосферу недоверия к праву, за­трудняют реализацию прав и свобод граждан, дестабилизируют правопорядок.

В качестве объекта правонарушения не могут выступать животные, вещи или иные блага. Они являются объектом другого правового явления – правоотношений. Их участники вступают в правовые связи для удовлетворения своих интересов в определенных моральных и духовных благах.

Правонарушение также может совершаться в целях удовле­творения потребностей правонарушителя в материальном или духовном благе. Однако такие действия, осуществляемые вопре­ки действующему праву, не порождают тех результатов, к кото­рым стремится правонарушитель. Незаконными действиями нельзя приобрести право собственности на вещь или животное. Правонарушитель владеет ими неправомерно, поскольку нарушил право собственника и основанные на этом праве абсолют­ные правоотношения. Поэтому объектом противоправных дей­ствий признаются общественные отношения, охраняемые пра­вом, а не сами вещи, животные и иные блага, по поводу которых люди вступают в конкретные отношения.

Вредоносное воздействие на объект правоотношения оказы­вают действия правонарушителя, которые составляют четвер­тый элемент правонарушения – его объективную сторону.

Противоправное действие как акт волевого поведения деликтоспособного лица может выражаться в форме активного дейст­вия (грабеж, выход на работу в нетрезвом состоянии, нарушение правил дорожного движения) или же бездействия (халатность, невыход на работу, утеря паспорта). Бездействие считается про­тивоправным в случаях, когда обязанность активного действия вытекает из договора, из предыдущих действий лица, из профес­сиональной или служебной обязанности.

Противоправное деяние в абсолютном большинстве случаев представляет собой акт самого правонарушителя. Однако в крайне редких случаях оно может быть совершено действиями других лиц. Преступления, совершенные под физическим при­нуждением, рассматриваются как действия самого преступника. Лицо, действовавшее под принуждением, выступает в качестве орудия преступления, а не его субъекта.

Противоправные деяния всегда понимаются как выраженные во вне какие-либо акты поведения человека. Внутренний мир, его мысли, чувства, переживания, не проявившиеся в конкрет­ном поведении, для государства не существуют. Объективная сторона правонарушений может состоять толь­ко из противоправных действий.

Однако для признания ряда правонарушений помимо противоправности деяния требуется наличие материального или мо­рального вреда, либо причинение вреда здоровью человека, ок­ружающей природе, животному или растительному миру.

В каждом правонарушении, где требуется наступление вреда, необходимо также наличие причинной связи между противо­правным деянием и наступившим вредом. Такая связь означает, что вредоносные последствия с объективной необходимостью порождены именно данным деянием, а не какими-то его отда­ленными последствиями.

Санкция, как и норма права в целом, представляет собой ре­зультат правотворческой деятельности государственного орга­на, тогда как правонарушение – акт деятельности гражданина и иных лиц. Бесспорно, без соответствующей нормы права и ее санкций, правонарушение не может существовать, но это об­стоятельство не означает того, что в конкретное деяние челове­ка или организации нужно включать нечто чуждое, не присущее ему, стоящее над ним. Иначе нарушается один из основных принципов научного познания, требующий рассматривать предметы и явления такими, какими они существуют реально, без приписывания не присущих им качеств и элементов.

В теории права правонарушения делятся на два вида – пре­ступления и проступки. В основе классификации лежит пред­ставление законодателя о степени общественной опасности дея­ния для общества, государства и личности.

Согласно ст. 11 Уголовного кодекса РБ преступлением в Республике Беларусь признается виновно совершенное общественно опасное деяние, запрещенное уголовным кодексом под угрозой наказа­ния. Таким образом, степень общественной опасности противо­правных деяний определяет законодатель с учетом состояния преступности, политического режима, научных достижений в области уголовного права и других отраслей права, идеологиче­ских представлений о преступности и способах борьбы с ней, а также других социальных, политических и юридических обстоя­тельств.

Опираясь на законодательное определение преступления, наука уголовного права устанавливает, что любые преступления характеризуются совокупностью ряда обязательных признаков. Такими признаками являются:

ü общественная опасность

ü уголовная противоправность

ü виновность

ü наказуемость деяния

Общественная опасность преступления выражается, прежде всего, в том, что оно посягает на наиболее значительные обще­ственные ценности, какими являются жизнь, здоровье и свобода личности, конституционные права и свободы человека и граж­данина, собственность и экономические основы общества и го­сударства, государственная власть, правосудие, порядок госу­дарственного управления и воинская служба. Значительная часть преступлений причиняет также существенный вред живот­ному и растительному миру, природным ресурсам.

По степени общественной опасности все преступления классифицируются на четыре вида: небольшой тяжести, менее тяжкие, тяжкие и особо тяжкие. К преступлениям небольшой тяжести относятся деяния, наказание за которые не превышает двух лет лишения свободы. Наказание за преступление средней тяжести не превышает пяти лет лишения свободы, а тяжкого преступления – десяти. Уголовный кодекс РБ относит к категории особо тяж­ких преступлений деяния, за которые предусматривается нака­зание на срок свыше десяти лет, смертную казнь или пожизнен­ное лишение свободы.

Субъектом преступления могут быть только физические лица: граждане и должностные лица. Государственные органы, учреждения, политические партии, коммерческие и некоммерче­ские организации не привлекаются к уголовной ответственно­сти. За их противоправные деяния ответственность, в том числе и уголовную, несут виновные лица, по инициативе под руково­дством и при непосредственном участии которых были осуще­ствлены подобные деяния.

Исчерпывающий перечень деяний, признаваемых преступ­лением, содержится только в одном законе – Уго­ловном кодексе РБ. Новые законы, предусматривающие уголовную ответственность, принимаются в форме изменений или дополнений к Уголовному кодексу РБ и подлежат включению в него.

Составы проступков закрепляются в гражданском, админи­стративном, финансовом, трудовом, земельном, экологическом праве и других отраслях права. Проступки подразделяется на три вида – административные, дисциплинарные и гражданско-правовые. В основе деления лежат виды общественных отноше­ний, нарушаемые соответствующими проступками, а также спо­собы применения за них санкций. Так, административные про­ступки, которыми причиняется значительный ущерб гражданам, иным лицам, являются одновременно и гражданскими деликтами. При этом споры, связанные с его возмещением, рассматри­ваются в порядке гражданского судопроизводства, тогда как ответственность за совершение административных проступков применяется в административном порядке.

Административный проступок – это противоправное ви­новное деяние, посягающее на государственный или обществен­ный порядок, собственность, права и свободы граждан, уста­новленный порядок управления, за которое действующее зако­нодательство предусматривает административную ответствен­ность. Примерами административных проступков являются на­рушения правил дорожного движения, мелкое хулиганство, ввод в эксплуатацию производственных объектов без устройств, предотвращающих вредное воздействие на окружающую при­родную среду, нарушение или невыполнение правил пожарной безопасности и др.

Характерная особенность административных проступков за­ключается в том, что правонарушитель не состоит в трудовых или служебных отношениях с органами или должностными ли­цами, которые принимают решение о применении к нему санк­ций. Административные проступки рассматриваются специаль­но созданными органами – административными комиссиями при органах местного самоуправления, судами, органами госу­дарственного пожарного надзора, органами железнодорожного, морского, речного и воздушного транспорта, таможенными ор­ганами и др. Там, где правонарушитель привлекается к ответст­венности должностными лицами, связанными с ним трудовыми, образовательными, служебными отношениями, имеет место не административный, а дисциплинарный проступок.

Субъектами административных проступков могут быть гра­ждане и должностные лица. Последние подлежат администра­тивной ответственности за административные проступки, свя­занные с несоблюдением установленных правил в сфере охраны порядка управления, государственного и общественного поряд­ка, природы, здоровья и других правил, обеспечение выполне­ния которых входит в их служебные обязанности. В настоящее время административную ответственность могут нести и юри­дические лица – предприятия, организации, учреждения – за допущенные ими нарушения законодательства об охране окру­жающей природной среды.

Дисциплинарный проступок представляет собой нарушение трудовой воинской, учебной или иной дисциплины. Субъектом дисциплинарного проступка может быть только лицо, которое в силу своего положения обязано соблюдать правила, устанавли­вающие тот или иной режим деятельности.

Совершение дисциплинарного проступка влечет за собой применение дисциплинарного взыскания руководителем соот­ветствующего предприятия, организации, учреждения. В случа­ях, когда дисциплинарный проступок совершает руководитель предприятия, организации учреждения, вопрос о его привлече­нии к дисциплинарной ответственности решает вышестоящее должностное лицо или орган, которому подчинено данное предприятие, организация, учреждение.

Специфика гражданских правонарушений состоит в том, что их составы не перечисляются в гражданском законодательстве. И в этом нет необходимости. Правонарушениями в гражданском праве признаются любые виновные противоправные дея­ния, наносящие вред имуществу других лиц либо их личным не­имущественным благам: чести и достоинству человека, его де­ловой репутации, авторским, изобретательским и иным правам.

Ведущим принципом гражданского права является требова­ние полностью возместить убытки, причиненные гражданским правонарушением. Поэтому в зависимости от оснований, вле­кущих обязанность возместить причиненный вред, выделяют правонарушения, связанные с неисполнением гражданских до­говоров, и правонарушения, вытекающие из причинения вреда другим лицам.

В гражданском праве вред понимается как любое умаление личного или имущественного блага. Материальный вред связан с имущественными потерями для потерпевшего (утратой или порчей вещи, несением дополнительных денежных расходов, выполнением каких-либо дополнительных действий и др.). Мо­ральный вред может и не влечь материальных утрат, как, на­пример, в случае распространения каких-либо позорящих чело­века сведений, унижающих его честь и достоинство. Однако со­временное гражданское законодательство Республики Беларусь признает возможным возмещать его в денежной форме. Ко­нечно, такое возмещение носит практически чисто символиче­ский характер и служит больше целям наказания правонаруши­теля, нежели реального возмещения морального вреда.

Субъектами гражданских правонарушений могут быть граж­дане и юридические лица, действовавшие виновно и противо­правно. Однако, как уже говорилось ранее, в гражданском праве допускается ответственность и без вины владельца источника повышенной опасности.

Исходя из этого, видно, что принципиальное различие между прес­туплением и административным проступком заключается в различной сте­пени их общественной опасности. Эта степень определяется интенсив­ностью посягательства, реально наступившими или потенциально опасны­ми общественными последствиями.

Вот тот критерий, по которому можно и должно разграничивать проступки и преступления. Будучи совершенным даже при определенных отягчающих обстоятельствах, административный проступок не может ква­лифицироваться как преступление, если его качественная определен­ность и степень его общественной опасности не выходят за границы проступка. Если же степень его общественной опасности существенно повышается и достигает уровня преступления, то он должен признавать­ся таковым и влечь за собой уголовную ответственность.

Вопрос о том, увеличивает ли повторное совершение административ­ного проступка общественную опасность деяния и личности нарушителя настолько, чтобы повлечь за собой изменение юридической природы са­мого проступка и служить основанием для признания его преступлением, и, следовательно, для применения к виновному уголовного наказания, должен быть решен в отрицательную сторону. Совершение лицом правона­рушения повторно может быть отнесено лишь к обстоятельствам, отягчающим ответственность за административные правонарушения, преступление не есть сумма проступков. Наличие административного взыскания за предшествующий проступок может относиться лишь к личности правона­рушителя, и никак не повышает степени общественной опасности. Кроме того, согласно общему принципу права "лицо, подвергнутое в установ­ленном законом порядке наказанию, не может быть наказано за то же деяние".

Вместе с тем, имеет смысл установить новые, более четкие крите­рии разграничения преступлений от сходных административных проступ­ков, то есть должны быть учтены такие обстоятельства, которые, зна­чительно повышая степень общественной опасности правонарушения, действительно превращают его в преступление. Это позволит законодательству стать более стабильным, менее подверженным всякого рода изменениям.

Кроме приведенного выше разделения по степени общественной опасности существуют и другие основания классификации правонарушений. Основываясь на наличии экономических, социальных, политических отношений общества, различают три вида правонарушений: в области экономических отношений (собственность, труд, распределение и др.), в области социально-бытовых отношений (семья, быт, общественный порядок), в сфере управления (деятельность государственного аппарата, общегражданские обязанности). Возможна классификация правонарушений и по иным критериям (например, в научных целях). Так, можно разли­чать правонарушения, посягающие на духовные или материальные блага, общественные или личные интересы, правонарушения в сфере нормотворческой или правоприменительной деятельности и т.д.

Каждая классификация в известной степени условна, поскольку между различными правонарушениями проявляется определенная связь. Так, совершение правонарушения одним человеком может предопределить совершение правонарушения другим человеком или несколькими людьми. Одно и то же деяние может нарушить нормы нескольких отраслей законо­дательства и одновременно влечь несколько различных санкций, напри­мер, виновное повреждение здоровья гражданина собственником автомо­биля влечет гражданско-правовую обязанность по возмещению материаль­ного вреда, административную (лишение водительских прав) и уголовную ответственность. Существует также и психологическая связь правонарушений: безна­казанность за совершение сравнительно мало опасных (гражданских, трудовых, административных) правонарушений создает уверенность в бе­зответственности и безнаказанности для правонарушителя и других лиц, повинных в них, создает почву для совершения более опасных правона­рушений, в том числе и преступлений.

С учетом общих признаков правонарушений, связи между их видами, а также системы правовых норм, определяющих, какие деяния квалифици­руются в качестве правонарушений, и устанавливающих ответственность за их совершение, возникает вопрос о возможности рассматривать сово­купность всех правонарушений как единую сложную систему.

Признание системной взаимосвязи преступности и других правона­рушений обосновывается исследованиями, которые обнаруживают связь аморальных поступков, близких к составу административного проступка, который в свою очередь моделирует состав преступления. Выявляются также тесные связи и взаимные влияния отдельных правонарушений, что позволяет рассматривать и изучать причины, общие для всех правонару­шений.

Имеет смысл говорить о правонарушении не только как о нарушении нормы права, но и как о нарушении социальных интере­сов и справедливости. Характеристика правонарушения как нарушения нормы права уже рассматривалась выше и была признана неотъемлемость этого признака, так как его отсутствие означает одновременно и от­сутствие правонарушения. Деяние, не противоречащее социальным инте­ресам и справедливости не всегда противоправно, так как для права существует два вида социальных интересов: юридические значимые и не учитываемые правом.

Юридическая ответственность – реакция на правонарушение. Правонарушение - основание ответственности; где есть правонарушение, там есть (должна быть) ответственность; без правонарушения нет ответственности.

Ответственности присущи следующие функции:

ü превентивная (предупредительно-воспитательная): наказание не только является карой за совершённое преступление, но и имеет своей целью исправление и перевоспитание осуждённых, а так же предупреждение новых преступлений, как осуждёнными, так и иными лицами

ü репрессивная (карательная)

ü компенсационная (восстановительная): взыскание с правонарушителя причинённого вреда, компенсирует потери потерпевшей стороны, восстанавливая её имущественную сферу

ü сигнализационная

Все эти функции взаимосвязаны, проявляются в той или иной степени во всех видах ответственности, проявление одной из них невозможно без проявления других.

Уровень эффективности юридической ответственности зависит от соблюдения ряда условий: высокой общей, политической и правовой культуры работников государственных органов и населения; высокого качества законодательства; наличие нравственных, правовых, политических противовесов произволу власти; наличия материальных, организационных, кадровых возможностей для исполнения законов; доверия народа к государству, его законодательным и судебным структурам.[3, c.254]

Юридическая ответственность направлена на предупреждение правонарушений, воспитание уважения к закону, общественным и личным интересам и представляет собой определённые лишения для правонарушителя, тем самым выступая своеобразным мощным охранительным правовым механизмом, а не просто охранительным правоотношением.

И в заключение, о социальной природе противоправного поведения. Главное в этом поведении – то, что оно противоречит существующим об­щественным отношениям, причиняет или способно причинять вред правам и интересам граждан, коллективов и общества в целом, препятствует поступательному развитию общества. Правонарушения различают по своей направленности, по вероятности наступления вредных последствий и их тяжести, по характеру вызвавших их мотивов, по целям правонарушений и т.д. Несмотря на все эти различия, правонарушения составляют одну группу явлений в социальном и правовом отношениях, так как обладают единой сущностью и сходными юридическими признаками.

В отличие от правомерных действий, которые могут быть прямо пре­дусмотрены нормами права, а могут и вытекать в общей форме из "духа закона", противоправные действия должны быть четко сформулированы действующими правовыми нормами.

Общее понятие состава проступка имеет весьма важное теоретическое и практическое значение в юрисдикционной деятельности органов внутренних дел. Оно является необходимой ступенью в процессе познания конкретных составов проступков, теоретической основой для раскрытия их содержания и правильного применения на практике законодательства о правонарушениях.


Сейчас читают про: