double arrow

Лекция № 8. Теория демократии: история и современность

(

Внутренние противоречия и угрозы демократии.Демократия: надежды и разочарования. . Идеальная и реальная демократия. Демократия и поиск идеального государственного устройства.

Со времен известного французского историка, социолога и политического деятеля Алексиса де Токвиля[1] в политической литературе неоднократно высказывалась мысль, что развитие государственных форм неизбежно и закономерно приведет человеческое общество к демократии. Позднее ряд влиятельных политологов, подобно Токвилю, содействовали утверждению этой мысли в общественном сознании. Мнения многих из них представлялись тем более значительными, что они отнюдь не вытекали из факта пламенного преклонения перед демократической идеей. Демократия представлялась им естественным и неизбежным состоянием, которое немедленно наступит вне зависимости от содействия или противодействия отдельных индивидуумов или групп людей. Английская мысль осторожно пыталась поколебать эту точку зрения, как одно из тех “дилетантских” обобщений, проистекающих из Франции. Тем не менее это “французское” мнение приникло и в Англию, нашедши себе там ряд твердых последователей.

С тех пор, как в большинстве стран демократия (хотя бы даже “относительная” демократия) стала практической действительностью, в тоже время она сделалась предметом ожесточенной критики. И если прежде самым характерным обобщением политической науки была мысль о грядущем торжестве демократии, сейчас таким обобщением многие считают утверждение о, как это не парадоксально, неясности ее будущего, о возможных путях ее развития и совершенствования. Пока демократию ждали, о ней говорили, что она непременно наступит, когда же она наступила, о ней говорят, что она может и исчезнуть. Прежде ее нередко считали высшей и конечной формой, обеспечивающей уверенное и благополучное существование. Теперь же ясно ощущают, что, отнюдь не создавая прочную основу уравновешенной жизни, она более, чем какая-либо другая форма возбуждает дух исканий. В странах, испытавших эту форму на практике, она уже давно перестала быть предметом страха, но она же перестала быть предметом поклонения. Ее противники понимают, что при ней все же можно существовать, ее сторонники - соглашаются, что ей свойственны слишком многие недостатки, дабы ее безмерно превозносить.

Демократия стала сегодня едва ли не самым употребляемым словом политическо­го лексикона в России. Тем, кто отталкивается от внутренней формы слова, его этимологии, сущность демократии может представиться самоочевидной — народо­властие или правление народа. Эта самоочевидность может быть поколеблена, если задуматься над некоторыми вопросами. Какая власть имеется в виду? Что понима­ется под народом? Кто и кем управляет при народовластии? В состоянии ли весь народ выступать в роли правителя? Вопросы непростые. Ясно, что понятия народа, власти и правления требуют уточнения, прежде чем мы сможем осмысленно говорить о демократии.

Так что же, разве демократия — не народовластие? Действительно, народовла­стие. Однако народ и власть были столь же многозначны для древних эллинов, сколь и для нас. По-гречески "демос" — народ, толпа, чернь, люди (в эпоху же расцвета полиса — собрание полноправных граждан, а в Аттике — основное подразделение граждан, или дем), а "кратос" — сила, власть, могущество, правление и даже победа. Неудивительно, что уже древние греки и их выдающиеся политики, риторы и фило­софы расходились в трактовке смысла слова "демократия" не меньше, пожалуй, чем наши современники. Это слово могло обозначать и торжество бунтующей черни, и господство низших слоев населения, и участие всех граждан в делах полиса, т.е. в политике, и решающую роль народного собрания, и систему правления лицами, уполномоченными на это с помощью формальных процедур представления демов.

Как ни странно, термин “демократия” принадлежит к числу наиболее спорных и неопределенных понятий современной политической теории. Как утверждал известный австрийский государствоведХансКельзен, критикуя большевизм, в 19-20 столетиях слово “демократия” повсюду стало господствующим лозунгом и неудивительно, если оно, как всякий такой лозунг, утратило определенное и твердое содержание. Следуя требованиям моды, его стали считать нужным употреблять по всем возможным поводам и для всех возможных целей, так что оно стало покрывать собою самые различные и часто совершенно противоречащие друг другу понятия.

Определение демократии.Что же такое “демократия”?

Когда античные мыслители, в особенности такие “столпы” как Платон и Аристотель, отвечали на этот вопрос, они имели в виду прежде всего демократию, как форму правления. Они различали формы правления в зависимости от того, правит ли один, немногие или весь народ и устанавливали три основных состояния: монархию, аристократию и демократию. Однако и Платон, и Аристотель каждую форму правления связывали с известной формой общественной жизни, с некоторыми более глубокими условиями общественного развития.

Европейский гуманизм внес значительные “осложнения” в “простоту” греческих определений. Древний мир знал только непосредственную демократию, к которой народ (рабы, разумеется, за народ не считались) сам правит государством через общее народное собрание. Понятие демократии совпало здесь с понятием демократической формы правления, с понятием непосредственного “народоправства”. Хотя Руссо также воспроизводил это греческое словоупотребление, однако именно он создал теоретическое обоснование более широкому пониманию демократии, которое утвердилось в наше время. Он допускал, что с верховенством народа могут быть совместимы различные формы государственной власти - и демократическая, и аристократическая, и монархическая. Тем самым он открыл путь для нового понимания демократии как формы государства, в котором верховная власть принадлежит народу, а формы правления могут быть разные[2].

Позднее понятие демократии было распространено на все формы государства, в котором народу принадлежит верховенство в установлении власти и контроль над нею. При этом допускалось, что свою верховную власть народ может проявлять как непосредственно, так и через представителей. В соответствии с этим демократия определяется прежде всего как форма государства, в которой верховенство принадлежит общей воле народа. Это есть самоуправление народа, без его различия на “черных и белых”, “пролетариев и буржуазию”, т.е. всей массы народа в совокупности. Следовательно, демократической идее одинаково противоречит всякое классовое господство, всякое искусственное возвышение одного человека над другим, какими бы людьми они ни были. Таким образом, классовая демократическая теория, воспринятая большевиками, являлась противоречием самой себе.

В этом смысле современная политическая мысль пришла к гораздо более сложному представлению о демократии, чем то, которое встречается в античности. Но в другом отношении она не только подтвердила, но и закрепила греческое понимание существа демократии. Выдвинув в качестве общего идеала государственного развития идеал правового государства, мы зачастую рассматриваем демократию как одну из форм правового государства. А так как с идеей правового государства неразрывно связано представление не только об основах власти, но и о правах граждан, правах свободы, то древнее определение демократии как формы свободной жизни здесь органически связывается с самим существом демократии, как формы правового государства.

С этой точки зрения демократия означает возможно полную свободу личности, свободу ее исканий, свободу состязания мнений и систем. Если Платон существо демократии усматривал в том, что каждый человек получает здесь возможность жить, в соответствии со своими желаниями, то это определение как нельзя лучше подходит к современному пониманию демократии. И сейчас идее демократии соответствует возможно полное и свободное проявление человеческой индивидуальности, открытость для любых направлений и проявлений творчества и т.п. И хотя практически демократия представляет собой управление большинства, но, как метко сказал Рузвельт, “лучшим свидетельством любви к свободе является то положение, в которое ставится меньшинство. Каждый человек должен иметь одинаковую с другими возможность проявить свою сущность”.

Многие ученые называют демократию свободным правлением (freegovernment). Это еще раз показывает, в какой мере понятие свободы неразрывно сочетается с представлением о демократической форме государства и, казалось бы, исчерпывает его.

Однако, не упомянув о свойственном демократии стремлении к равенству, мы могли бы упустить из виду один из наиболее важных признаков демократической идеи. Де Токвиль отмечал, что демократия более стремится к равенству, чем к свободе: “люди хотят равенства в свободе, и, если не могут ее получить, они хотят его также и в рабстве”.

С точки зрения моральной и политической между равенством и свободой существует наибольшее соотношение. Мы требуем для человека свободы в первую очередь для полного и беспрепятственного проявления его личности, а так как последняя является неотъемлемым “атрибутом” каждого человека, то мы требуем в отношении ко всем людям равенства. Демократия ставит своей целью обеспечить не только свободу, но и равенство. В этом стремлении к всеобщему равенству демократическая идея проявляется не меньше, чем в стремлении к всеобщему освобождению. Тезис Руссо о всеобщей воле народа как основы государства в демократической теории неразрывно связывается с началами равенства и свободы и никак не может быть от них отделен. Участие всего народа, всей совокупности его дееспособных элементов, в образовании “всеобщей воли” вытекает как из идеи равенства, так и из идеи свободы.

Демократические режимы можно охарактеризовать следующими признаками: признание народа в качестве источника власти; выбор­ность основных органов власти и должностных лиц, их подчинен­ность избирателям; подконтрольность государственных органов, фор­мируемых путем назначения, выборным учреждениям и ответствен­ность перед ними; признание фактического равноправия граждан; провозглашение основных демократических прав и свобод; легаль­ное существование плюрализма в обществе; государственное устрой­ство по принципу “разделение властей”; равенство всех граждан перед законом.

Исходя из вышеперечисленных основных принципов демократиче­ского режима, необходимо более подробно остановиться на его ха­рактерных чертах.

1. Демократический режим выражает интересы классов и групп населения, которые успешно развиваются в условиях высокоразви­той рыночной экономики. Социальная база, так или иначе заинте­ресованная в демократическом режиме, всегда шире, чем при авто­ритарном. Вместе с тем так называемая правящая элита в демокра­тическом обществе, в руках которой сосредоточены рычаги управле­ния государством, может быть очень немногочисленной. При этом плюрализм форм собственности является экономической основой по­литического плюрализма и самого демократического режима. Поли­тический плюрализм подразумевает, что жизнь в демократическом обществе строится на основе конкуренции и взаимовлияния различ­ных политических сил, действующих в рамках законов.

Признаками политического плюрализма выступают: наличие многопартийной системы, в рамках которой каждая политическая пар­тия равноправна и не имеет законодательно закрепленных преиму­ществ перед оппонентами; регулярное проведение свободных выбо­ров, обеспечивающих легитимизацию власти и позволяющих изби­рателям вынести свой вердикт; признание прав политической оппо­зиции на свободное выражение своих взглядов и убеждений через средства массовой информации.

2. При демократическом режиме на первый план наряду с плюра­лизмом выступает либерализм, который предусматривает расшире­ние прав и свобод граждан.

Либерализм предполагает обеспечение демократических свобод и прав личности, ограничение вмешательства государства и общест­ва в деятельность частных лиц, суверенных субъектов. Он ставит права и свободы человека выше национальных, классовых и рели­гиозных интересов, ориентирован на сохранение механизма рыноч­ного хозяйства, многопартийную систему, ограниченную регулирую­щую роль государства, умеренный социальный реформизм, обеспе­чение международной безопасности и развитие интеграционных про­цессов.

3. функционирование политической системы при демократическом режиме государственного управления строится на основе разделения властей—законодательной, исполнительной и судебной. Эти орга­ны власти .как бы взаимоуравновешивают друг друга, и ни один из них не может узурпировать власть в государстве.

Демократическая система государственного управления предус­матривает формирование основных органов государства путем сво­бодных выборов—парламента, главы государства, органов местно­го самоуправления, автономных образований, субъектов федерации.

Взятые в комплексе разделение властей, система сдержек и противовесов, федеративные, партийные, общественные и информа­ционные структуры в условиях гласности могут через механизмы го­сударственной власти способствовать проведению, в рамках консти­туционной законности мирного конструктивного диалога различных политических сил, созданию политической стабильности в обществе.

4. Для демократического режима характерны весьма широкое конституционное и иное законодательное закрепление и осуществле­ние на практике довольно обширного перечня экономических, соци­альных, политических, духовных, личных прав и свобод граждан. Важную роль в этом играет конституционная законность, представ­ленная институтом конституционного надзора, который в современ­ных условиях не может игнорировать общественное мнение и инте­ресы широких слоев населения.

5. В любом, даже самом либеральном обществе имеются силовые органы — это армия, органы внутренних дел, полиция, разведка, контрразведка, органы госбезопасности. Наличие и полномочия это­го разветвленного и многообразного аппарата принуждения и на­силия закреплены в конституциях и специальных законах. На случаи необходимости подавления массовых выступлений во многих стра­нах имеются законы о чрезвычайном положении, комендантском ча­се, президентском правлении, которые приводят к временному огра­ничению прав и свобод граждан.

6. Демократический режим может успешно функционировать лишь при наличии определенного уровня политической культуры. Это означает, что все граждане соблюдают единые для всех нормы (правовые, конституционные) с учетом тех или иных традиций, присущих данной стране. От уровня и типа политической культуры во многом зависят характер власти, ее формы, отношение к рядо­вым гражданам, способы насилия и подавления, применяемые в чрезвычайных ситуациях. В структуре политической культуры выде­ляются познавательный, нравственно-оценочный и поведенческий эле­менты. Так, например, поведенческий элемент политической культуры в условиях демократического режима предполагает осознанное уча­стие граждан в политической жизни страны: при обсуждении про­ектов государственных документов и актов; при проведении рефе­рендумов и плебисцитов; в выборах законодательной, исполни­тельной и судебной власти; в работе различных государственных и общественных органов и ряде других кампаний общественно-поли­тической деятельности.

7. В зависимости от того, кто—народ или его представители— непосредственно осуществляет властные функции демократического режима, различают две формы демократии—прямую (непосредст­венную) и представительную (демократию участия). К прямой де­мократии относятся политические режимы в древнем Новгороде и ряде городов-государств в современной Западной Европе. Для них характерно непосредственное участие в принятии важных государ­ственных решений. При представительной демократии широкие слои населения выбирают в органы власти своих представителей, участву­ют в референдумах, конференциях, собраниях и т. п.


Сейчас читают про: