double arrow

Виндикационный иск

Вещно-правовые иски

Этот иск представляет собой один из наиболее распространен­ных способов защиты вещных прав. Как rei vindicatio он был из­вестен еще римскому частному праву, где считался главным иском для защиты права собственности. Его название происходит от лат. «vim dicere» — «объявляю о применении силы» (т. е. истребую вещь принудительно). Виндикационный иск установлен на случай неза­конного выбытия (утраты) вещи из фактического владения соб­ственника и заключается в принудительном истребовании соб­ственником своего имущества из чужого незаконного владения.

Виндикационный иск — иск не владеющего вещью собственника к незаконно владеющему ею несобственнику.

Субъектом права на виндикацию является собственник (или иной титульный, т. е. законный, владелец), который, следователь­но, должен доказать свое право на истребуемое имущество, т. е, его юридический титул. Такое доказывание облегчается в случаях, когда речь идет о недвижимом имуществе, права на которое под­лежат государственной регистрации[59].

Субъектом обязанности (ответчиком по иску) здесь является незаконный владелец, фактически обладающий вещью на момент предъявления требования. Если к этому моменту вещи у ответчи­ка не окажется, то Виндикационный иск к нему предъявлять нель­зя, ибо исчез сам предмет виндикации. Можно, однако, предъявить к такому лицу иск о возмещении причиненных им собственнику убытков (ст. 15 и 1064 ГК).

Объектом виндикации во всех без исключения случаях являет­сяиндивидуально-определенная вещь, сохранившаяся в натуре. Невозможно предъявить Виндикационный иск в отношении вещей, определенных родовыми признаками или не сохранившихся в на­туре (например, в случае, когда спорное строение капитально пе­рестроено, а не просто отремонтировано фактическим владельцем и по сути стало новой недвижимой вещью). Ведь содержание та­кого иска — возврат конкретной вещи, а не ее замена другой вещью или вещами того же рода и качества.

При наличии названных условий собственник вправе истребо­вать свою вещь, обнаруженную им у непосредственного наруши­теля. Но дело осложняется в тех практически наиболее значимых случаях, когда выбывшая из владения собственника вещь впослед­ствии обнаруживается у иного владельца, который сам приобрел ее у третьих лиц. Например, в период расторжения брака между супругами бывший муж без согласия жены продал через комисси­онный магазин автомобиль, являвшийся объектом их совместной собственности. Предъявленное бывшей женой требование о воз­врате автомобиля новый владелец, понесший к тому же расходы по его ремонту, отклонил. Чьи интересы — собственника или при­обретателя — заслуживают здесь предпочтения?

При ответе на этот вопрос следует иметь в виду, что истребо­вание имущества собственником во всех без исключения случаях могло бы серьезно осложнить гражданский оборот, ибо тогда лю­бой приобретатель оказался бы под угрозой лишения полученно­го имущества и потому нуждался бы в дополнительных гарантиях. Вместе с тем не могут быть оставлены без гражданско-правовой защиты и законные интересы собственника, нередко заключаю­щиеся в получении конкретного имущества, а не в денежной ком­пенсации за него.

Поэтому закон традиционно различает два вида незаконного владения чужой вещью, порождающего различные гражданско-правовые последствия. Придобросовестном владении фактичес­кий владелец вещи не знает и не должен знать о незаконности сво­его владения (а по сути, чаще всего о том, что передавший ему вещь отчуждатель был не управомочен на ее отчуждение). Такое возможно, например, при приобретении вещи в комиссионном магазине или на аукционной распродаже, когда продавец умыш­ленно или по незнанию скрыл от покупателя отсутствие требуе­мых правомочий. Принедобросовестном владении фактический владелец знает либо по обстоятельствам дела должен знать об от­сутствии у него прав на имущество (например, похититель или приобретатель вещи «с рук» по заведомо низкой цене).

Понятно, что у недобросовестного приобретателя имущество может быть истребовано собственником во всех случаях без каких бы то ни было ограничений. У добросовестного приобретателя, напротив, невозможно истребовать деньги и предъявительские Ценные бумаги (п. 3 ст. 302 ГК), во-первых, из-за практических сложностей теоретически возможного доказывания их индивиду­альной определенности, во-вторых, по причине возможности по­лучения однородной по характеру (денежной) компенсации от Непосредственного причинителя имущественного вреда.

От добросовестного приобретателя имущество можно истре­бовать в двух случаях.

Во-первых, если такое имущество было им полученобезвозмездно (по договору дарения, в порядке наследования и т. п.), поскольку такое изъ­ятие не нанесет ему имущественных убытков, но будет способствовать восстановлению нарушенного права собственности (п. 2 ст. 302 ГК). Во-вторых, в случае возмездного приобретения вещи добросовест­ным приобретателем имеет значениеспособ выбытия вещи у соб­ственника.

Если имущество первоначально выбыло у собственника по его воле (например, отдано им в аренду, а затем незаконно продано арендатором третьему лицу), он не вправе истребовать его у до­бросовестного приобретателя. Ведь последний действовал субъ­ективно безупречно в отличие от самого собственника, допустив­шего неосмотрительность в выборе контрагента. Собственник не лишается при этом возможности требовать возмещения убытков, причиненных ему таким недобросовестным партнером. В связи с этим, в частности, при разбирательстве в суде упомянутого выше спора о продаже автомобиля бывшим супругом без согласия дру­гого супруга (сособственника) было учтено, что автомашина на­ходилась в управлении одного из них с согласия другого и, следо­вательно, первоначально вышла из его владения по его воле[60]. В указанных случаях принято говорить обограничении виндикациив отношении добросовестного приобретателя чужого имущества.

Но если имущество выбыло из владения собственникапомимо его воли (утеряно собственником или лицом, которому имущество было передано собственником во владение, например арендато­ром, хранителем или перевозчиком; похищено у того или другого;

выбыло из их владения иным путем помимо их воли), оно может быть истребовано даже и у добросовестного приобретателя. Ведь здесь субъективно безупречно поведение как приобретателя, так и собственника. Но приобретатель является хотя и добросовест­ным, но все же незаконным владельцем, поэтому предпочтитель­ны интересы собственника. В этой ситуации за добросовестным приобретателем сохраняется право на возмещение убытков, при­чиненных ему отчуждателем вещи.

Возможность истребования вещи у ее добросовестного возмезд­ного приобретателя закон теперь распространяет также и на слу­чаи, когда вещь выбыла не только от собственника, но иот лица, которому имущество было передано собственником во владение,например от субъекта ограниченного вещного права или от арен­датора, помимо его воли (но первоначально, следовательно, вы­было от самого собственника по его воле) (п. 1 ст. 302 ГК). Этим в большей мере защищаются интересы не только собственников, но и добросовестных субъектов права хозяйственного ведения и опе­ративного управления, а также арендаторов. Ведь они заинтере­сованы в использовании конкретного имущества, которое собствен­ник при отсутствии указанного правила не смог бы сам истребовать от добросовестного возмездного приобретателя.

При истребовании собственником имущества из чужого неза­конного владения может также возникнуть вопрос о судьбедохо­дов, которые принесло или могло принести данное имущество, и о возмещениизатрат на его содержание, ремонт или улучшение,произведенных фактическим владельцем. Ответ на него также за­висит от того, было ли фактическое владение добросовестным или недобросовестным. В силу правил ст. 303 ГК собственник вправе потребоватьот недобросовестного владельца возврата не только конкретного имущества, но и всех доходов, которые этот владелец извлек или должен был извлечь из имущества за все время своего владения им (либо их компенсации). Надобросовестного владель­ца такая обязанность ложится лишь за время, когда он узнал или должен был узнать о незаконности своего владения. За добросо­вестным владельцем истребуемого имущества признается также право оставить за собой отделимые улучшения, которые он произ­вел в чужом имуществе. Он может также требовать от собственни­ка возмещения затрат на произведенные им неотделимые от иму­щества улучшения, ибо в ином случае собственник по сути получал бы неосновательное обогащение.

С другой стороны, как добросовестный, так и недобросовест­ный владелец вправе потребовать от собственника возмещенияне­обходимых затрат на поддержание имущества за то время, с како­го собственнику причитаются доходы от имущества. Ведь он получает вещь в надлежащем состоянии и с доходами (или их ком­пенсацией), сэкономив на необходимых расходах. Ясно, что отсут­ствие такого правила вело бы к неосновательному обогащению собственника.


Сейчас читают про: