double arrow

Становление права промышленной собственности


Развитие предпринимательства и промышленной техники рано поставило проблему особых прав на технические изобретения, усовершенствования, технологии — вплоть до вообще права заниматься тем или другим видом деятельности лицу или корпорации.

Вплоть до XVII в. единственным видом правовой регламентации коммерческих или промышленных прав были привилегии, выдававшиеся центральными властями. Как правило, привилегия подразумевала охрану исключительных прав лица на занятие тем или иным родом деятельности, на производство определенного вида продукции или на использование фиксированных в документе тех­нических приемов. Самые ранние из известных привилегий обще­правового характера были выданы в Венеции — на книгопечатание (1469 г.), во Франции — на выделку стекла и зеркал (1551 г.), в Льеже — на изготовление «белой жести» (1620 г.).

К XVII-XVIII вв. привилегии на конкретные технические усо­вершенствования приобрели вид патентов. Выдача их предпо­лагала, что владелец (как правило, автор изобретения) имеет иск­лючительное право на коммерческое использование усовершенство­вания, станка, технологического приема, а все желающие приме­нить его должны согласовать это с автором на основе договорных от­ношений. Разного рода споры и неурядицы вокруг таких патентных прав привели к появлению первых общих законов об изобретениях. В 1623 г. парламент Англии постановил, что патенты действительны в течение 14 лет и что они подразумевают охрану как собственно исполнительского труда, так и творческого замысла. Однако на про­тяжении XVIII в. отстоять свое право на патент было очень сложно. С изобретателями постоянно боролись цехи, которые отстаивали в судах свои права на производство какого-либо вида продукции вооб­ще, включая и модификации, послужившие основой патента. Обла­датели же патентов почти лишены были фактической возможности взыскивать вознаграждение за незаконное использование (одним из самых показательных в этом отношении стал пример с английским изобретателем самодвижущегося челнока Д. Кэем, который, начи­ная с 1733 г., в течение двадцати лет выигрывал процессы у тех, кто недобросовестно пользовался его изобретением, но издержал на су­ды вдвое больше вытребованных гонораров).




Общегосударственные законы в отношении прав изобретателей появляются только в конце XVIII в. В первой половине XIX в. воз­никает и особое право на промышленные образцы — в 1843 г. в Англии было создано специальное бюро при Министерстве торговли, где регистрировались и выставлялись промышленные об­разцы. Права на них закреплялись за авторами и изготовителями на 3 года.

Потребности стабильного предпринимательства породили и право на ф и р м у , а затем и торговую марку. Одним из первых общего содержания законов в отношении этих прав был издан во Франции (1803 г.). По нему объявлялось правонарушением исполь­зование фабричной марки, которую на изделия ставил владелец фирмы, без разрешения последнего. Однако, для того чтобы это пер­вичное право охранялось, марку следовало предварительно зареги­стрировать в особом органе.



Специальные законы о патентах, о товарных знаках, охраняющие права их создателей и первообладателей, появились во многих странах только в конце XIX — начале XX в. Толчком к этому ста­ла организация международного сотрудничества в вопросах охраны патентных прав, прав на фирму и на товарные знаки. Так, Мад­ридское соглашение 1891 г. ведущих западных стран об охране то­варных знаков ввело правило международной регистрации, которая заменяет национальную. Подобные же приемы гарантий прав изо­бретателей предполагались и соглашениями в вопросах патентного права.







Сейчас читают про: