double arrow

Изменения западной государственной организации


В ходе Первой мировой войны, частью вследствие приспособления к новым условиям государственного регулирова­ния общества, частью вследствие использования возникавших госу­дарственных и правовых проблем отдельными правящими группами в своих политических интересах, в государственной организации многих западных стран появились новые черты. Эти черты отобра­зили важные закономерности эволюции правительственной власти и центральной администрации, а также правовой политики как в пар­ламентских республиках, так и в конституционных монархиях, сло­жившихся на протяжении XIX в.

Первая мировая война вызвала значительную милитаризацию государственного управления в большинстве стран, и даже в неко­торых милитаризацию всего право-государственного уклада. Это бы­ло связано не только с количественным ростом армии (численность действующих армий достигала 30 млн. чел., всего «под ружье» было поставлено до 74 млн. чел.), расширением военной организации, увеличением веса обслуживающей военные нужды экономики и, со­ответственно, сферы управления. В государственное управление внедрялась военная дисциплина, устанавливалась военно-админист­ративная ответственность чиновников за прохождение дел. Все это в малой степени способствовало снижению коррупции и казнокрадст­ва, но далеко отводило государственное строительство от общепри­нятых парламентарных порядков. Военное управление начинало доминировать и в общеполи­тической, общегосударственной сфере; это сопро­вождалось сокращением государственной роли парламентарных и конституционных институтов. Наиболее показательным вариантом милитаризации государства стала Германия. С началом войны, в ав­густе 1914 г., была обнародована декларация императора о том, что «вся полнота власти» в стране перешла к нему. Реально последние властные полномочия рейхстага были реализованы при голосовании о доверии правительству и о предоставлении военных кредитов. Во­енные неудачи Германии были использованы Верховным военным командованием (Генеральным штабом) для прямого подчинения ему основных гражданских ведомств. С 1915 г. в структуре ВВК возник­ли отделы и управления, параллельные гражданским ведомствам, но руководившиеся по военному образцу: внутренних дел, печати, экономики, сельского хозяйства и т. п. Они вмешивались в деятельность гражданских министров, выдавая им директивы. Тем самым 1916 г. в реальности политико-административной системы установилась диктатура ВВК, почти равнозначная власти монарха. Подрыв «доверия» к ВВК стал расцениваться как преступление,




В ходе войны значительно возросло перераспределение государ­ственных полномочий в пользу правительственных институтов. В большинстве воюющих европейских государств парламенты предоставили особыми законами чрезвычайные полномочия правительствам (в Германии — законом 4 августа 1914 г., в Велико­британии — Законом об обороне 1914 г. и т. д.). В соответствии с этими актами правительства получили полномочия даже по ограни­чению гражданских прав и некоторых сторон действия конституций, в частности «запрещать любую, сочтенную опасной» общественную деятельность, любые организации и корпорации. Именно в годы Первой мировой войны завершилось становление института деле­гированного законодательства в виде уже не частных случаев, а общего правила правительственной деятельности (права издавать законодательные и нормативные акты в какой-то сфере или по какому-то вопросу на основе специального поручения парла­мента). Основную долю законов стали составлять правительствен­ные акты. С одной стороны, это было закономерным проявлением повышения уровня централизации и оперативности государственной деятельности (что закономерно для периода войны). С другой — в этом заключалось проявление тенденций эволюции государственной деятельности в сторону превалирования правительственной власти над парламентско-законодательной, которые обозначались уже с конца XIX в.



Война способствовала также ограничению политических прав и гражданских свобод, даже исходя из принятых конституционных рамок. Повсеместно была введена военная цензура, которая распро­странила свою деятельность не только на чисто военные, но и на политические вопросы, на возможности критики деятельности пра­вительств. Вводились ограничения свободы передвижения граждан, запрещалось проведение митингов и собраний, не санкционирован­ных правительством.



В ходе Первой мировой войны значительно возрос уровень экономически-регулирующей роли государства, вплоть до перехода к прямой распределительной системе на основе административной ре­гламентации. Возникли специализированные регулирующие органы (типа Высшего хозяйственного совета в Германии), которые либо координировали свою работу по управлению частной экономикой с военными органами, либо прямо находились под их подчинением. В интересах преодоления военных трудностей координирующим орга­нам, правительственным ведомствам предписывалось проводить, «любые хозяйственные мероприятия для восстановления ущерба хо­зяйства». Одним из наиболее типичных стало принудительное картелирование предприятий, относившихся к военным или особо хо­зяйственно важным отраслям. Для управления огосударственными отраслями создавались специальные министерства (например, в Норвегии — Министерство продовольствия, 1916 г.; Министерство снабжения промышленности, 1917). Особому контролю государства подверглось обращение предметов первой необходимости, главным образом продовольствия. С началом войны в Швеции, например, было законодательно установлено (октябрь 1914 г.) право принуди­тельной реквизиции частной собственности на продукты питания, были введены лицензирование и квоты на вывоз за границу продо­вольствия. В Норвегии был издан единый закон (1917) о государст­венном регулировании цен. В подавляющем большинстве воюющих стран вводились монополии на продажу отдельных продуктов. В не­которых случаях вводилось квотированное распределение среди на­селения отдельных продуктов питания (карточно-талонные систе­мы) с параллельным ограничением свободного рынка.

Регулирующая роль государства распространялась и на социаль­но-трудовую сферу. В годы войны получили дальнейшее распрост­ранение ограничение права на забастовки и система принудительно­го государственного арбитража в трудовых спорах с предпринимате­лями. Нередко набор рабочих и распорядок производства подчинял­ся военным правилам.







Сейчас читают про: