double arrow

ИЮЛЬ 2013 – пл. Искусств, 3 15 страница


Лжедмитрий I, объявившийся в Речи Посполитой летом 1603 г., выступил с широкой демагогической программой, обещая удовлетворить все, зачастую взаимоисключающие требования недовольных политикой царя Бориса. Он обещал передать Польше западные русские территории и распространить в России католичество. Тайный переход Лжедмитрия в католичество способствовал признанию его царевичем, укрепил поддержку авантюры папством и обеспечил скрытую ее поддержку польским королем Сигизмундом III, а также участие в ней польских магнатов и шляхты.

Появление разношерстного войска самозванца, основу которого составляли донские и запорожские казаки, в русских приграничных районах повлекло переход на его сторону местного населения и сдачу южных крепостей и городов (Чернигов, Путивль, Рыльск и др.). Лжедмитрий создает параллельную систему власти (Боярская Дума, приказы, воеводы и др.).

Московские войска находились в состоянии растерянности, но после первых неудач в начале 1605 г. под Добрыничами разгромили под руководством князя Ф.И.Милославского отряды самозванца. Московские воеводы попытались внесудебным террором подавить измену целых регионов страны. Репрессии не знали разницы между полом и возрастом жертв, носили подчеркнуто мучительный характер и сочетались с церковными проклятиями. Но это только укрепляло у крестьян и горожан популярность Лжедмитрия, желание видеть в нем доброго и справедливого царя – избавителя.




Смерть Бориса Годунова привела к признанию самозванца ведущими боярскими родами и переходу на его сторону правительственных войск. Эмиссары Лжедмитрия в Москве смогли добиться сначала низложения царя Федора Борисовича, а затем его убийства, ссылки патриарха Иова и всей родни бывшего царя.

Летом 1605 г. восторженно встреченный Лжедмитрий вступает в Москву. Его позиции укрепились признанием матерью Дмитрия Марфой Нагой. И вскоре произошла коронация царя Дмитрия Ивановича в Успенском соборе, восстановившая «законную» династию. Не отказываясь открыто от своих обещаний, Лжедмитрий фактически ничего из них не выполнил за свое годичное царствование. Попытки Лжедмитрия I консолидировать русское общество и властную элиту путем компромиссов успеха не имели. Наглое и высокомерное поведение польских шляхтичей, особенно во время свадьбы Лжедмитрия с Мариной Мнишек, вызвало всеобщее возмущение москвичей и русской знати. На фоне роста антипольских настроений В.И.Шуйскому, поддержанному дворянами, удалось осуществить заговор, в ходе которого в мая 1606 г. был убит царь-самозванец, свергнут марионеточный патриарх грек Игнатий.

Весной 1606 г. царем был «выкрикнут» на Красной площади В.И.Шуйский, хотя, возможно, его избрание было санкционировано Земским собором, но представлявшим Москву, а не «все великие государства Российского царствия». В своей присяге Василий Шуйский ограничивал власть в пользу Боярской Думы. Бурные события расшатывали в массовом сознании сакральные, религиозные основы легитимации царской власти. Убийство Федора Годунова, Лжедмитрия подрывали веру в неподсудность монарха человеческому суду, усиливали правовой и духовно-нравственный кризис, что проявлялось в росте анархии, всеобщем насилии и моральном разложении, усилении в общественном сознании эсхатологических мотивов.



Юго-запад России отказался признать установление олигархического боярского правления во главе с Василием Шуйским. Слухи о новом чудесном спасении «царя Дмитрия» расшатывали легитимность власти Шуйского. Антиправительственные выступления приобрели массовый народный характер. Во главе движения от имени «истинного царя Дмитрия» встали князь Г.Шаховский, сосланный Шуйским на воеводство в Путивль и И.И.Болотников, бывший боевой холоп князя Телятевского. Восстание, называемое иногда крестьянской войной под руководством И.И.Болотникова (1606–1607 гг.) было апогеем гражданской войны в России. Восставшие, в состав которых входили крестьяне, рязанские и нижегородские дворяне, служилые люди по прибору, боевые холопы, одержав победы над войсками Шуйского под Кромами, Ельцом и с.Троицким, осенью 1606 г. начали осаду Москвы. Обе стороны были беспощадны к своим противникам, изменившим «законному» государю, прибегали не только к жестоким, но изощренным способам казней, символически должных привести к гибели души. Переход на сторону правительственных войск дворянских отрядов П.Ляпунова и И.Пашкова, обеспокоенных погромами дворянских поместий, привели в ноябре 1606 г. к поражению Болотникова и его отступлению к Калуге. Помощь Болотникову со стороны казачьих отрядов самозванца «царевича Петра» (Илейки из Мурома) позволила восставшим отразить натиск царских войск и отступить в Тулу. Летом 1607 г. город был осажден, и через 4 месяца восставшие сдались. Расправившись с предводителями восставших, Шуйский отказался от крупномасштабных репрессий и пытался в своих указах призвать все сословия к восстановлению законности, но страна находилась в состоянии хаоса, массового террора, голода и эпидемий.



В конце лета 1607 г. в г. Стародубе объявился Лжедмитрий II (личность которого не поддается установлению). Он объединил разбитые отряды Болотникова, усилил их польскими наемниками, казаками И.М.Заруцкого и, разбив царского брата воеводу князя Д.И.Шуйского, подошел к Москве, расположившись в Тушино (отсюда его прозвище – «Тушинский вор»). Вновь образовались две параллельные системы власти – в Москве и Тушино, контролировавшие разные регионы страны.

Оказавшись в сложном военном и финансовом положении, Василий Шуйский заключил мир со Швецией, который предусматривал предоставление России шведских наемников в обмен на крепость Корелу с округой. М.В.Скопин-Шуйский, опираясь на помощь шведов, к апрелю 1610 г. разгромил и отбросил от Москвы отряды Лжедмитрия II.

Но еще в сентябре 1609 г. под предлогом заключения Россией союза с врагом Польши протестантской Швецией польский король Сигизмунд III переходит к прямой агрессии – осаде Смоленска. Часть поляков оставила Лжедмитрия и ушла к своему королю. Сюда же приходят видные представители русских тушинцев (Салтыковы, князья Масальский, Хворостинин и др.), которые заключили в феврале 1610 г. договор о предварительном избрании русским царем королевича Владислава, сына польского короля (при условии сохранения самостоятельности Московского царства и православия). Появление третьего властного центра окончательно расшатывало российскую государственность. После поражения в июне 1610 г. царских войск от поляков Боярская Дума вынудила Василия Шуйского отречься от престола, а затем постричься в монахи. «Семибоярщина» не обладала реальной силой и, несмотря на возражения патриарха Гермогена, в августе 1610 г. призывает на русский престол Владислава. Сигизмунд, недовольный некоторыми статьями договора, не отпускает сына в Москву, но вводит в нее свои войска во главе с Гонсевским. Патриарх Гермоген, призывавший к изгнанию поляков, был заключен в Чудов монастырь, где и погиб. Зверства поляков на время укрепляют позиции Лжедмитрия. Шведы устанавливают контроль над Новгородом.

В декабре 1610 г. погибает Лжедмитрий II, но в Калуге под опекой войск Заруцкого находился родившийся «царевич Иван», сын самозванца и Марины Мнишек. Многие регионы не признали власть ни поляков, ни кого бы то ни было, но и не проявляли сепаратистских настроений. Русская государственность фактически распадалась.

Весной 1611 г. оформляется первое ополчение из разных концов земли. Его возглавили П.Ляпунов, Д.Трубецкой и Заруцкий. Внутренний конфликт общеземского ополчения с казаками, убийство последними Ляпунова и неудачное восстание в Москве привели к распаду ополчения.

В этой, казалось безвыходной ситуации, под влиянием грамот патриарха Гермогена и обращений монахов Троице-Сергиева монастыря в Нижнем Новгороде земской староста К.Минин и князь Дмитрий Пожарский осенью 1611 г. создают второе ополчение с целью освобождения Москвы и созыва Земского собора для избрания нового царя и восстановления национальной монархии.

В условиях безвластия второе ополчение берет на себя функции государственного управления, создает в Ярославле Совет всей земли, в который вошли выборные от духовенства, дворянства, служилых людей по прибору, горожан, дворцовых и черносошных крестьян, формируются приказы. В августе 1612 г. ополчение, поддержанное в критический момент казаками Трубецкого, взяло верх над армией гетмана К.Ходкевича, а в октябре вынудило сдаться польский гарнизон Москвы. Уже в ноябре Пожарский созвал грамотами представителей городов и сословных групп, включая казаков и черносошных крестьян, на Земский собор для избрания царя.

В январе-феврале 1613 г. состоялся один из самых представительных в истории России Земских соборов, на котором после длительных споров царем единогласно сословными делегациями был избран Михаил Романов. Попытка одного из польских отрядов захватить 16-летнего царя была сорвана в результате подвига Ивана Сусанина. Города принимали присягу на верность и подписывали крестоцеловальные записи еще до получения согласия Михаила.

Смута вступила в свою финальную фазу. По стране продолжали бродить шайки разбойников, вспыхивали отдельные крестьянские выступления. Наиболее серьезными были выступления казачества под руководством Заруцкого (1612–1614 гг.), пытавшегося посадить на русский престол «воренка» – малолетнего сына Лжедмитрия II, и восстание Баловня, отстаивавшего принципы вольного казачества (1615 г.). После уступок казачеству со стороны Боярской Думы, обещания не преследовать за прежние дела положение стабилизировалось. К 1617–1618 гг. Смута сходит на нет.

Укрепление самодержавия

Смута привела к полному развалу российской государственности, подрыву авторитета боярской и дворцовой знати. Тяжелые психологические последствия имел массовый террор. Экономика была разрушена, а страна обезлюдела. Предельно сложной оставалась геополитическая обстановка.

Династия Романовых не обладала реальными материальными, силовыми средствами и механизмами для утверждения власти, обретения легитимности и прочности. Как уже говорилось, Смута представляла не просто угрозу независимости, утраты территориальной целостности, но и потери православной самоидентификации русского народа. Поэтому возрождение самодержавия и восстановление государственности проходило на основах, приближенных к каноническим представлениям о государстве как «симфонии властей», двуединстве светской и духовной власти, автономно существующих, но в равной степени своими средствами обеспечивающими защиту и торжество православия.

Восстановление государственности на православных духовно-нравственных основах облегчалось тем, что патриарх Филарет (1619–1633 гг.) – в миру Федор Никитич Романов – был отцом царя. Ф.Романов был выдающимся боярином во времена царя Федора Ивановича и даже соперничал с Борисом Годуновым за власть, что завершилось для него поражением и пострижением в монахи. С его возвращением из польского плена после Деулинского перемирия и избрания патриархом собственно и начинается процесс возрождения России.

Колеблющаяся, неустойчивая политика Боярской Думы сменяется твердой властью. Царь и Патриарх в равной степени пользовались титулом «великий государь». Фактически власть сосредоточилась в руках патриарха Филарета, который энергично использовал ее как для укрепления государственной, так и духовной власти. В частности, он реорганизовал систему управления церковью, учредив патриаршие приказы, которыми заведовали не только монахи, но и светские начальники – патриаршие бояре с дьяками и подъячими. Это укрепило позиции церкви, сохранявшей высокий духовный авторитет и обладавшей огромной материальной и военной мощью, монастырями-крепостями в стратегически важных местах. Тем не менее канонические православные представления о природе власти исключали последовательные претензии русской православной церкви и ее иерархов на светскую власть, создание теократического государства.

Еще больше внимания Патриарх уделял строительству государственного управления. Оно опиралось не только на поддержку церкви, но и Земских соборов, роль которых в первой половине XVII в. значительно возросла. Складывавшийся мобилизационный тип развития и особенности «срединного» геополитического положения православной державы делали сословные отношения в России цивилизационно принципиально иными, чем на Западе. Сословное деление в России вырастало не столько из социально-экономического развития, сколько из потребностей государства, активно воздействовавшего на развитие общества, и было одновременно явлением духовно-нравственным, особой формой духовного служения. Выборные являлись на Земские соборы не только для того, чтобы информировать высшую власть о своих нуждах, но и найти место своего сословного разряда и территории в разрешении проблем всего государства, что и делало возможным принятие соборного, т.е. добровольного единогласного решения. Земский собор не отделим от власти царя и Боярской Думы, в принципе не мог быть оппозиционным органом (при всех расхождениях материальных интересов сословий). В этом смысле в чистом виде он не являлся законодательным или совещательным органом, иногда выполняя отдельные функции исполнительной власти. В этом также проявлялась цивилизационная особенность русской государственности, где представительные органы, обладая реальной властью, выступают не противовесом, а важнейшим условием укрепления власти царя.

В области центрального управления курс был взят на восстановление приказной системы. Она также развивалась исходя из функциональных потребностей и по мере расширения территории и усложнения государственной и хозяйственной жизни становилась все более громоздкой и запутанной. В XVII в. возникло более 90 приказов, правда, около половины из них создавались по частным потребностям и вскоре были ликвидированы. Приказная система строилась на основе принципа бюрократического централизма, ее бесконтрольность порождала волокиту, взяточничество и злоупотребления. Служилая бюрократия стала вытеснять или ассимилировать служилую аристократию в высшем и местном управлении, создавать свои сословные династии.

Усиление бюрократического начала сказывалось и на местном управлении. На всю страну распространилась воеводская форма управления, под контроль воевод ставится местное самоуправление (земские и губные избы).

К середине XVII в. самодержавие окрепло, были восстановлены механизмы государственного управления. Важнейшим индикатором этого стало принятие Земским собором 1649 г. Соборного Уложения. Не имеющий аналогов в то время по своему объему (около 1000 статей) – это последний общерусский кодекс, базирующийся на религиозно-православ­ном понимании политических и правовых процессов. Он свидетельствует о высоком профессионализме русских дьяков XVII в. В кодексе провозглашался принцип равного суда для всех чинов, защищалась любая личность, но с учетом ее сословного статуса. Уложение юридически оформило крепостное право, объявив бессрочный сыск беглых и прикрепило посадское население к городам, ликвидировав беломестные слободы, которые были освобождены от посадских повинностей.

К этому времени восстанавливается экономика страны. В хозяйственный оборот вновь включаются заброшенные в результате смуты земли, идет активная колонизация Поволжья, Сибири. В промышленности складывается мелкотоварное производство и появляются первые казенные и купеческие мануфактуры. Подъем экономики, хозяйственная специализация способствовали развитию рыночных связей между регионами страны. Началось формирование всероссийского национального рынка, накопление торговых капиталов. Его важными элементами становятся ярмарки (Московская, Макарьевская, Ирбитская и др.) – центры оптовой межрегиональной торговли.

Окрепшее самодержавие начинает все больше опираться на бюрократизирующуюся приказно-воеводскую систему управления, численность которой постоянно растет. После 1653 г. прекращаются созывы Земских соборов, на их место приходят совещания с отдельными сословиями, после которых царская власть, узнав мнение сословий, сама реализовывала их интересы в своей политике, но к концу XVII в. прекращается деятельность и этих совещаний. Несмотря на внешнюю устойчивость положения Боярской Думы в системе управления, ее состав меняется в пользу воевод, дьяков, что ослабляет ее самостоятельность. В 1682 г. было отменено местничество, что также свидетельствовало о падении роли аристократии.

В царствование царя Алексея Михайловича возникают противоречия между самодержавием и церковью. Стремление светской власти поставить под контроль хозяйственную деятельность церкви (создание в 1645–1666 гг. Монастырского приказа), ограничить рост монастырского землевладения, судебный, фискальный иммунитет монастырей и белого духовенства встречали сопротивление церковных иерархов, патриарха Никона, отстаивавшего «симфонию властей». Конфликт совпал с расколом церкви в результате реформы Никона по приведению богослужебных книг и обрядов русской православной церкви в соответствие с греческими оригиналами. Против реформы непримиримо выступили сторонники «древнего благочестия», одним из руководителей старообрядцев был протопоп Аввакум. Духовный раскол ослабил позиции церкви. Попытка Никона оказать давление на царя отказом от патриаршества завершилась лишением его сана церковным собором 1660 г., осуждением и ссылкой в Кирилло-Белозерский монастырь Вселенским собором 1666 г. Собор также поддержал церковную реформу и проклял ее противников, положил начало церковному расколу и жестокому преследованию старообрядцев. Церковь попадает в зависимость от государства. Самодержавие начинает эволюционировать в сторону абсолютной монархии. На этот процесс влияет и проникновение в Россию, особенно после присоединения Левобережной Украины, рационалистических европейских политических идей. Предпринимаются попытки реформировать и упорядочить приказную систему, создаются более крупные территориально-административные единицы – разряды.

Восстановление страны, системы государственного управления, зарождение абсолютной монархии, требовавших огромных финансовых и других материальных затрат, мобилизации ресурсов населения, проходило в условиях постоянных войн и стихийных бедствий. Следствием этого стало обострение социальных противоречий, приводивших к многочисленным народным выступлениям: Соляной (1648), Медный (1662) бунты, Соловецкое восстание старообрядцев (1668–1676), восстание казаков под руководством Степана Разина, переросшее в гражданскую войну (1669–1671), восстание стрельцов в 1687 и 1698 гг. Поэтому XVII век часто называют «бунташным веком». В свою очередь, эти выступления подталкивали процесс централизации управления, усиливали его репрессивные функции.

Внешняя политика

Несмотря на труднейшие внутренние проблемы, с которыми столкнулась Россия в XVII в., по мере восстановления государства активизируется и его внешняя политика на основных направлениях – западном, южном и восточном. Целью внешней политики было возвращение земель, утраченных в результате Смуты, продолжение борьбы с остатками Золотой Орды и выход к Балтийскому и Черному морям. Кроме того, необходимо было защитить собственное население и другие православные народы от работорговли, которая играла в экономике не только Крыма и Османской империи, но и многих европейских стран немаловажную роль. Для выкупа пленных-рабов в России собирались специальные «полоняничные деньги» с населения.

Первые акции внешней политики новой династии были направлены на борьбу с польско-шведскими интервентами. Героическая оборона Пскова вынудила шведского короля Густава-Адольфа заключить в феврале 1617 г. Столбовский мир: шведы вернули Новгородскую землю, но оставили за собой города в районе Финского залива (Ям, Копорье, Иван-город, Орешек). Россия утратила выход к Балтийскому морю.

Осенью 1618 г. под Москвой был разбит польский королевич Владислав, и в декабре подписано Деулинское перемирие: Речь Посполитая признала династию Романовых, но сохранила за собой Смоленские и Черниговские земли.

В дальнейшем на западном направлении внешняя политика России после окончания Смуты осуществлялась в условиях первой общеевропейской Тридцатилетней войны (1618–1648 гг.) между Католической лигой во главе с испанскими и австрийскими Габсбургами и Протестантской унией (Дания, Швеция, Нидерланды). По политическим мотивам Россия оказывала экономическую помощь протестантскому блоку, хотя не испытывала симпатии ни к тем, ни к другим.

После смерти короля Речи Посполитой Сигизмунда III Земский собор принял решение о начале войны с Польшей за возвращение Смоленских земель. Воевода М.Б.Шеин начал затянувшуюся осаду Смоленска, но в августе 1633 г. был деблокирован войсками нового польского короля Владислава. Набеги Крымского хана не позволили оказать помощь войскам Шеина. В 1634 г. он вынужден был подписать мир. Россия отказалась от занятых ею части смоленских земель.

Русская дипломатия стремилась установить союзные отношения с Османской империей, чтобы она сдерживала набеги крымских татар и кочевников на южные границы, но безрезультатно. В 1637 г. несколько тысяч донских казаков во главе с атаманом Михаилом Татариновым захватили пограничную турецкую крепость в устье Дона Азов. Началось знаменитое «Азовское сидение». Россия была не готова к войне с Османской империей. Поэтому Земский собор отклонил предложение казаков включить Азов в состав России и казакам, выдержавшим осаду 200 тыс. турецкого войска, пришлось в 1642 г. оставить крепость.

Многочисленные восстания на Украине, страдавшей от национально-религиозного и крепостного гнета, вылились в 1648 г. в народно-освободительную войну под руководством Богдана Хмельницкого. Не имея возможности самостоятельно добиться освобождения, украинский гетман неоднократно обращался за помощью к России. После колебаний, не желая ввязываться в тяжелую войну с Речью Посполитой, Земский собор в октябре 1653 г. принял решение о воссоединении Украины с Россией, а 8 января 1654 г. Переяславская Рада приняла присягу о подданстве русскому царю, сохраняя частичную автономию.

Война с Польшей (1654–1667 гг.) проходила с переменным успехом, казачья старшина после смерти Богдана Хмельницкого проявляла колебания, в ход войны вмешались Турция и Крым. Ценой огромных жертв военная мощь Речи Посполитой была сломлена. По Андрусовскому перемирию 1667 г. Польша вернула Смоленскую и Северскую земли, признала переход к России Левобережной Украины и временно Киева. Во время войны с Польшей Россия попыталась решить вопрос о выходе к Балтийскому морю. Несмотря на успешные действия против Швеции в 1656–1658 гг., Россия, не обладая необходимыми ресурсами для войны на два фронта, заключила Кардисский мир, по которому Балтийское побережье осталось за Швецией.

Вторжение на Украину в 1677 г. 200 тыс. турецкого войска переносит центр тяжести внешней политики России на южное направление. Русско-украинские войска отбросили превосходящие силы турок к Бугу. В 1681 г. первая русско-турецкая война закончилась Бахчисарайским миром, по которому устанавливалась граница по Днестру, Турция и Крым признавали переход к России Левобережной Украины и Киева.

С целью сдержать наступление Османской империи в Центральной и Восточной Европе создается «Священная Лига» Австрии, Польши и Венеции против Турции. При посредничестве Австрии Речь Посполитая после длительных переговоров вынуждена была подписать в 1686 г. «Вечный мир» с Россией, признав окончательный переход к ней Левобережной Украины и Киева. После этого Россия вступила в лигу и разорвала отношения с Турцией и Крымом. Многовековая конфронтация с Польшей и Литвой, с которыми Россия вела наиболее тяжелые и продолжительные войны, сменилась союзными отношениями, направленными против общего противника – экспансии исламских государств.

В 1684 и 1689 гг. русские войска под руководством князя В.В.Голицина в составе которых были запорожские и донские казаки, совершили при некоторых тактических успехах в целом безрезультатные походы в Крым. Но они способствовали победам союзников над турками, лишившимися поддержки Крыма. Кроме того, стратегическая инициатива в отношениях с Крымом начинает переходить к России, показавшей растущую военную мощь.

Активизация русской политики на юге, ее успехи укрепляли русско-кавказские отношения, особенно с Кабардой. Страдая от тяжелых нашествий Ирана, Турции и Крыма, кавказские владетели усиливают свою ориентацию на Россию, участвуют во всех ее походах против турок и Крыма. Продолжением этой политики были азовские походы Петра I в 1695 и 1696 гг., в ходе которых родился российский военно-морской флот, был взят Азов и основан Таганрог. Россия получила плацдарм для борьбы за выход к Черному морю.

Значительных успехов достигает Россия в продвижении в Сибирь и Дальний Восток. На площади около 8,5 тыс. километров жило множество малочисленных народов, принадлежавших к различным языковым группам: уральской, алтайской, палеоазиатской и др. – всего не более 200 тыс. человек. Они находились на стадии разложения родовых отношений, страдали от набегов соседних народов и непрекращающихся межродовых и межплеменных столкновений и войн. Это в значительной степени способствовало относительно мирному освоению столь значительной территории в течение одного столетия немногочисленными русскими отрядами и колонистами, несмотря на отдельные вооруженные столкновения с местным населением. Коренной принцип внешней политики Московского царства «а мы за вас стояти и от сторон беречи хотим» эффективно способствовал, как и в других регионах, расширению государственной территории, приносил народам внешний мир и большую внутреннюю стабильность. Существовала как правительственная колонизация, так и народная – казаче-крестьянская. Опорными пунктами колонизации становятся русские городки: Тюмень, Тобольск, Томск и др. Русские землепроходцы и мореходы (Ф.Попов, С.Дежнев, В.Атласов, Е.Хабаров и др.) к середине XVII в. выходят к берегам Тихого океана, а к концу века основывают крепость на Камчатке – Верхнекамчатск. Русские владения выходят к своим естественным природно-ландшафтным рубежам – Тихому и Ледовитому океанам, а на юге Сибири вступают в соприкосновение с Манчьжурией и Китаем, определение границ с которыми становится одной из задач внешней политики.

Для управления огромным краем в 1637 г. был создан Сибирский приказ. С местного взрослого мужского населения русская администрация собирала ежегодную подать мехами – ясак. Притеснения и насилие местной администрации, в т.ч. из местных князьков и сотников (несмотря на предупреждения правительства), становились поводом для восстаний местного населения и русских колонистов. В целом же русское и туземное население взаимообогащали друг друга хозяйственными и бытовыми навыками, что способствовало переходу местных народов к оседлости, земледелию.

Таким образом, к концу XVII в. Россия превращается в великую континентальную империю. Она занимает срединное положение между западно-христианской, исламской и дальневосточной цивилизациями, что само по себе превращает ее в субъект мировой политики, но не включенный активно в европейские противоречия.

4.6. Культура России в ХIV-ХVII вв.

Условия и тенденции развития культуры – Массовая культура – Образование – Исихазм и его роль в духовной жизни общества – Образование – Общественная мысль – Летописание и литература – Искусство – Градостроительство и архитектура – Искусство и музыка

Нашествие монголо-татар на Русские Земли и османов на Византийскую империю привели к политическому расчленению культурного пространства византийско-славянского мира. Древнерусская цивилизация понесла наиболее тяжелые потери: разгром и запустение многих культурных центров, гибель важнейших культурных памятников и деятелей культуры или угон в рабство на фоне демографической катастрофы и упадка общеэкономического потенциала. Южная и Юго-Западная Русь, выпав из единого прежде древнерусского культурного развития, были включены в политическую систему Польши, Литвы, Венгрии и втягивались, таким образом, хотя и в разной степени, в иную культурную и цивилизационную среду.

Условия и тенденции развития культуры

Сжатие русского культурного пространства вело к перестройке этнокультурной системы, полицентричность которой утрачивается. Первоначально интенсивность культурного развития сохраняла только Северо-Западная Русь (Новгород, Псков, Вятка), а с конца XIII в. постепенно начинала восстанавливать свой потенциал Северо-Восточная Русь (Владимир, Ростов, Тверь, Суздаль).

Северо-Восточная Русь постепенно становилась полем формирования новой этнической общности великороссов, новой этнокультурной целостности. Происходило становление великой континентальной Российской державы, включавшей в себя периферию многих других цивилизационных систем.

В XIV–XV вв. в развитии культуры сложилось двоецентрие – Новгород и Москва. В XVI–XVII вв. произошла централизация не только политической жизни, но и культуры, развитие которой стало моноцентричным в результате концентрации основного общерусского культурного потенциала в Москве.

Мощное расширение территории России приводило к усилению разрыва в уровне развития элитарной культуры в центре и культуры провинции, которая получала культурные инновации почти исключительно через Москву. Включение в состав России относительно развитых сегментов иных культурных систем (мусульманских государств и государственных образований Поволжья), а также генетически и духовно родственной Левобережной Украины дало толчок взаимной культурной ассимиляции. Постепенно этнокультурный конгломерат превращался в сложную, но целостную культуру Российской цивилизации.

Этногенез великороссов проходил в титанической борьбе за выживание с исламским и католическим мирами, поэтому ведущими этнообразующими факторами были православие и государственность. Понятия православный и русский становятся синонимами. Великое Московское княжество, а затем Московское царство складывалось и развивалось как православное государство, основанное на «симфонии властей», светской и духовной, двуединстве государства и церкви. Это, а также мобилизационный характер развития Московской Руси определяли в единстве ведущую и возрастающую роль государства и церкви в развитии образования и высокой культуры. Ими осуществлялся контроль за развитием общественной мысли, они обеспечивали подъем образования, развивали книгопечатание, вели борьбу с проявлением языческих пережитков. Государство и церковь выступали крупнейшими заказчиками, направляли деятельность строительных артелей и живописцев, приглашали иноземных мастеров и контролировали их творчество. Городов и монастыри, которые в немалом числе строились, были интегральными центрами культуры в провинции.







Сейчас читают про: