double arrow

Тетрархи. Порфир. IV в. н. э


Римского Египта искусство

ИСКУССТВО ДРЕВНЕГО МИРА




Важнейшее место в пластике первого столетия н. э. в Египте занимали статуи, изображающие египетские и античные божества. Особенно попу­лярен образ Сераписа, статуи которого найдены в разных районах Египта, и Исиды, игравшей в пантеоне этой эпохи роль универсального жен­ского божества, матери природы и владычицы всех стихий. Складывается новый канон ее изобра­жений: богиня предстает в виде молодой женщины в хитоне с традиционным «узлом Исиды» на груди, заставляющим вспомнить о постоянном атрибуте Афины — эгиде из козьей шкуры. При этом Исида


изображалась с солнечным диском на голове, что было данью древнеегипетской иконографии. Тради­ционные мифологические мотивы, связанные с эти­ми божествами, получают аллегорическое истол­кование: так, в другой работе Исида в качестве божества Нила возлежит в позе, в которой изобра­жали аллегорическую фигуру Нила — не бога, а только олицетворения реки. По тем же причинам Анубис и Гор, самые почитаемые из египетских божеств после Осириса, могли быть изображены в виде римских легионеров, но с головами шакала и сокола соответственно. Кроме Сераписа, изобра­жались и другие, совершенно новые, божества, синкретические по своему характеру, например Германубис, культ которого был популярен в Алек­сандрии. Он изображался в виде молодого атлета с пальмовой ветвью и атрибутами, которые обыч­но соответствовали богу Серапису.




Эти неожиданные образы вовсе не были плодом творчества только местных художников. В поздне-классическую эпоху в Александрии работали мно­гие прославленные греческие мастера, например сыновья и ученики Праксителя, Фимарх и Кефисо-дот. Их произведения, без сомнения, не только изучались, но и копировались в александрийских мастерских. Портретных работ в египетской скуль­птуре римской эпохи сохранилось относительно немного. Они стилистически близки произведениям периода поздней республики (портрет Юлия Цеза­ря) или, что является гораздо большей редкостью, представляют римских владык в образе и с атри­бутами египетских фараонов (гранитный портрет Октавиана Августа, I в., выполненный в духе еги­петского канона).

В Р. Е. и. с равной естественностью развивались как греко-эллинистическая, так и римская манеры; причем эти школы отличает не конфронтация, а сосуществование. Примером эллинистической брон­зовой скульптуры является бюст императора Адри­ана из Дендеры с инкрустированными по египетс­кой методике глазами; образцом усвоения традиций римской школы служит мраморная статуя Марка Аврелия в военных доспехах, а также портретная статуя его сына, императора Коммода. Искусство рельефа в данный период сохраняет больше тра­диционных египетских черт, но тем примечатель­нее появление в нем отдельных образов и сценок, связанных с античной художественной практикой. Здесь уже чаще встречаются не египетские «вкрапления» в античный по своей пластике и те­матике портрет, а, напротив, участие в священ­ных церемониях римских императоров, изображен­ных в египетской канонической манере в облике фараонов (Траян, поклоняющийся Исиде; Тиберий, подносящий дары египетским богам, и др.). В том









Сейчас читают про: