double arrow

Демосфен


Плутарх

Плутарх(ок. 65— 127 гг.) — греческий писатель той эпохи, когда Греция уже более чем два столетия как Утратила свою самостоятельность и была римской провинцией. Он много путешествовал, посетил Рим, Александрию, занимался преподавательской и литературной деятельностью. На протяжении многих сто­летий широкой известностью пользуются среди его со­чинений «Сравнительные жизнеописания» — биогра­фии выдающихся исторических деятелей Греции и Рима1.

Описывая систему спартанского воспитания, Плу­тарх несколько касается и системы развития речи у юных спартанцев. В частности, он указывает, что здесь «детей учили говорить так, чтобы в их словах едкая острота смешивалась с изяществом, чтобы краткие речи вызывали пространные размышления», «...под немногими скупыми словами должен был таиться об­ширный и богатый смысл, и, заставляя детей подолгу молчать, законодатель добивался от них ответов мет­ких и точных. Ведь подобно тому, как семя людей, без­мерно жадных до соитий, большею частью бесплодно, так и несдержанность языка порождает речи пустые и глупые».

«Они (спартанцы.— В. С.) никогда не болтали по­пусту, никогда не произносили ни слова, за которым не было бы мысли, так или иначе заслуживающей того, чтобы над нею задуматься».




Подчеркивая значение пения и музыки в среде молодых спартанцев, Плутарх отмечает, что здесь «пе­нию и музыке учили с не меньшим тщанием, нежели четкости и чистоте речи...».

Плутарху принадлежит также одно из наиболее полных описаний дефекта речи, которым страдал бле­стящий древнегреческий оратор и политический дея­тель Демосфен (384— 322 гг. до н. э.).

От рождения Демосфен был слабого и нежного телосложения, с малых лет был хвор и худ, читаем мы у Плутарха, занимавшегося жизнеописанием Демосфе­на. Кроме того, он обладал такими природными недостатками речи, как заикание и косноязычие. Следстви­ем чего явились такие черты в характере Демосфена, как робость, несмелость перед толпой, мнительность, непреклонность, упорство, честолюбие, малодушие на войне и в опасностях. А также и то, что он, будучи уже блестящим оратором, никогда не выступал с речью, предварительно не подготовив, не записав ее.

Желание стать оратором у Демосфена появилось еще в юные годы, когда однажды он услышал выступ­ление Каллистрата, замечательного греческого орато­ра. Возникшее страстное желание побудило Демосфена заниматься декламацией и сочинением речей, брать уроки красноречия. Демосфен посещал школу Платона, благодаря чему сделал большие успехи в искусстве красноречия. О речевом дефекте Демосфена упомина­ет Марк Фабий Квинтилиан (см. ниже), пишет извест­ный отечественный ученый, профессор И. А. Сикорс-кий (1842—1919), который тщательно изучал записки биографов Демосфена и пришел к заключению, что бле­стящий оратор древности действительно страдал заи­канием. Причем речевые судороги у него были настоль­ко сильны, что отражались даже на его жестах. Демос­фен имел и типичный для многих заикающихся характер: он был крайне впечатлителен и робок, вследствие чего отличался тихим голосом и неуверенностью в себе.



Следует отметить, что Демосфен сам избрал путь избавления от заикания. Заказав себе зеркало в пол­ный рост, он внимательно изучал недостатки своей речи и поведения. Это позволило ему наметить целую систему различных речевых упражнений. В них он предусматривал не только регулярную тренировку правильной речи, но и воспитание в себе определен­ных черт личности.

Известно, например, что в речевых упражнениях он большое значение придавал развитию дыхания, стараясь подчинить его своей воле и контролю. С этой Целью максимально задерживал его, произносил длин­ные фразы на одном выдохе, громко декламировал стихи, взбираясь на крутые подъемы и пр. Чтобы раз­вить силу и координированность мышечных движений Речевого аппарата, он усложнял их тем, что при речевых упражнениях держал во рту мелкие и удобоподвижные камешки.



Демосфен прилагал также очень серьезные уси­лия к тому, чтобы придать своей речи тщательную редакционную отделку. Он и впоследствии, уже буду­чи известным оратором, до мельчайших подробностей продумывал предстоящее выступление или беседу: содержание, последовательность, фразы, выражение. Его биографы отмечают, что он никогда не выступал без тщательной подготовки, несмотря на свою оратор­скую опытность и постоянный успех. Устранение вся­ких поводов к колебанию в выборе слов придавало течению его мысли ровный характер и тем облегчало речь.

И все-таки, несмотря на многообразные и слож­ные речевые упражнения, на первом плане у Демос­фена стояла задача победить свою робость и смуще­ние, вызываемое присутствием другой личности или общества, приучить себя спокойно относиться к ним. Вот почему, в частности, свои речевые упражнения он проделывал у моря. Изменчивая картина волнующего­ся моря сопоставлялась у него с представлением о неспокойной и шумящей толпе. Известно также, что речевые занятия он нередко проводил в присутствии посторонних лиц.

Немало помогало ему также стремление подражать выбранному образцу (для него это был Перикл), его внешним манерам, мысленно входил в его роль. Еще одним примером для него, а также и помощником, был его врач и учитель Неоптолем.

К сожалению, история не сохранила для нас пол­ностью план лечения Демосфена. И мы знаем хорошо лишь то, что он, проявив психологическую проница­тельность и собственную настойчивую волю, достиг не только излечения, но и общего признания своего ора­торского таланта, представив собой блестящий и дос­тойный подражания образец для любого взрослого человека, страдающего заиканием.Сейчас для нас Демосфен является классическим примером логопедической работы над речью. Неустанно работая над своим произношением, Демосфен избавился от своих речевых дефектов и стал прекрасным оратором. Цицерон характеризовал его как образцово­го оратора. Его политические и судебные речи отлича­лись замечательной стилистической отделкой, тонкой ритмикой.

Таким образом, мы находим в сочинениях Плутар­ха два примера, показывающих особенности форми­рования правильной речи. Первый пример относится к системе развития речи у юных спартанцев, второй — к системе перевоспитания неправильной речи (заика­ния и косноязычия) у прославленного древнегречес­кого оратора Демосфена.







Сейчас читают про: