double arrow

Иерархия как система социальных фильтров


С точки зрения социального дарвинизма в социально-иерархическом мире выживает сильнейший, сильнейший с позиции умения бороться.

Если бы вершины достигали самые умные и самые воспитанные, то дело обстояло бы следующим образом: все умники находятся наверху, те, кто находятся внизу, стремятся наверх, а те, кто находятся наверху, придерживаются моральных принципов. Наступает период, когда количество людей внизу становится меньше, чем наверху. Социальные блага перестают быть редкими, и то, что раньше делилось на 20 человек, теперь делится на 2 миллиона. Блага перестают быть дефицитными, иерархия лишается своей действующей силы. Чтобы прорваться наверх в ныне существующей иерархии, требуется быть мудрее остальных в социальном плане.

Социальная иерархия –это система фильтров, пропускающая наверх тех людей, которые в наибольшей степени не умны, невоспитанны, не нравственны, а социально мудры, социально культурны. Иерархия выступает единственной кузницей кадров, которые нужны обществу, потому что больше ничто не может выполнять эту функцию.

Соответственно следующий четвертый закон гласит, что иерархия представляет собой систему социальных фильтров, жесткость которых по мере продвижения наверх возрастает, а пропускная способность – убывает.




Первое следствие из этого закона: экзамены для кандидатов, стремящихся занять более высокие вакансии, с каждым уровнем будут усложняться.

Напомним, что каналами вертикальной мобильности являются армия, образование, деньги, промышленность, семья.

Деньги становятся каналом вертикальной мобильности, потому что с их помощью вы можете купить практически все, что хотите.

Армия тоже является каналом вертикальной мобильности, потому что ваша отвага и ваше боевое мастерство позволяют надеяться, что вы, пройдя все армейские ступеньки, когда-нибудь достигнете высших постов.

Семья становится каналом вертикальной мобильности только в том случае, если за ней закреплены определенные социальные блага, знаки и символы. Родившись в семье Рокфеллера и ребенком еще ничего не знача, вы сразу можете взлететь до вершин общества.

Образование – самый интересный канал вертикальной мобильности. Лучше всего оно проявило себя в средневековом китайском обществе. Во всех провинциях были построены общедоступные школы, куда могли поступать все независимо от умственных способностей и материальных возможностей. Это была самая низкая ступень. Далее школ было еще меньше, туда поступали только самые способные ученики независимо от социального происхождения. Далее школ было еще меньше, и туда поступали также наиболее одаренные и, наконец, последнюю ступень составляли один или два университета, из выпускников которых пополнялся чиновничий аппарат. Это были самые образованные, самые способные и самые талантливые чиновники, которых когда-либо знало человечество. Никакие поблажки при их отборе не действовали, и никакие иные критерии отбора не включались.



Америка и Англия практически идут тем же путем: выпускники немногих привилегированных вузов пополняют управленческую элиту общества.

В качестве социального фильтра (барьера) может выступать имущественный ценз. Для достижения дворянского титула надо было иметь заслуги перед отечеством, а его получение влекло за собой серьезное улучшение материального положения. Получив поместье, дворянин мог надеяться быть избранным в одну из палат сената, принимать участие в важных управленческих решениях.

В роли социального барьера может выступать социальное происхождение, возраст. Современные бизнес-предприятия требуют людей не старше 35 лет. А президентом вы можете стать, скорее всего, достигнув 35 лет. Вы не можете добиться успехов в большом спорте уже после 35-40 лет, когда в обычной жизни у человека наблюдается самый расцвет. Цвет кожи и гражданство также иногда выполняют функцию социального барьера-фильтра. При апартеиде черным нельзя посещать заведения для белых, президентом не может быть уроженец другой страны.

Таким образом, социальный фильтр для одних становится пропускным пунктом, для других – непреодолимым препятствием. Вступительные экзамены – прекрасный пример, во-первых, одностороннего, во-вторых, избирательного продвижения людей.



Второе следствие из четвертого закона можно сформулировать так:чрезмерное ужесточение социальных фильтров способно не решить, а затруднить задачу. Вместо функции социальный канал ориентируется на дисфункцию.

Престижные вузы, из которых набираются высшие чины на государственную службу, монополизировав свою привилегию пополнять ряды высшей бюрократии, превращаются в клубы для избранных людей. Доступ самой талантливой молодежи, которая всегда практически равномерно распределена по всем слоям общества, становится ограниченным либо невозможным. Если в Гарвард или Итон отбираются отпрыски аристократических семейств, то образование как канал пополнения гос. службы перестает быть функциональным. Канал вертикальной мобильности из функционального становится дисфункциональным. Если в ряды номенклатуры, которая составляла костяк управленческой элиты СССР, назначали только по критериям партийности и идеологической преданности, то все другие свойства, нужные для квалифицированного управления, прежде всего, талант и компетентность, блокировались. Во власть шли приспособленцы и функционеры. Номенклатура превратилась в закрытый клуб друзей.

Дисфункция состоит в том, что выпускники привилегированных вузов, добравшиеся до власти, всегда предпочтут «своих» - выпускников тех же или таких же вузов. Так создается закрытая корпоративная группа, в которую очень трудно пробиться талантливому выходцу из низов. В результате происходит снижение критериев подбора, требования к таланту и квалификации минимизируются. Ты можешь учиться на тройки, но закончил Итон, а вы, сэр, закончили другой вуз, хотя и учились на все пятерки. Я, начальник, предпочту «своего».

Система найма и подготовки научных кадров в США имеет иерархический характер. На рынке научного труда все академические учреждения классифицируются по пяти уровням: верхние 10 университетов нанимают новых докторов наук из своего круга и не привлекают никого из университетов, занимающих позицию в иерархии с 3 по 5 уровень. Следующие по рангу 20 университетов нанимают 52% новых докторов из своей же группы, 20% из первой группы и лишь 16% из третьей. Сходная картина наблюдается на социологических факультетах: 86% обучавшихся в 20 наиболее престижных университетов на работу устаивались сюда же. Более того, всего лишь 5 элитарных университетов готовят 1/3 всех докторов философии.

Конкуренция университетов за престижных преподавателей, талантливых ученых и высокие ставки формирует в США структуру неравенства, своего рода пирамиду престижа с немногими счастливчиками наверху.

Жесткая иерархия престижных и не престижных вузов как каналов вертикальной мобильности может быть позитивным и негативным явлением. В одном случае престижные вузы требовательнее к абитуриентам, набирая лишь действительно талантливых учеников, на протяжении учебного процесса они исключают лодырей и бездарей независимо от того, хлопочет за них начальство или влиятельные родственники. Вуз высоко несет имя своей марки и не допускает брака в работе.

В другом случае престижность вуза используется его администрацией лишь для того, чтобы получать более высокие взятки с абитуриентов, фильтровать не по знаниям, а по имущественному цензу или партийной принадлежности. В советские времена вузы, готовившие дипломатов, в значительной степени были подвержены социальной коррозии. Они функционировали по образцу закрытых клубов и набирали блатных детей.

Можно сделать вывод, что одним из последствий описанной дисфункциональности является вырождение элитной группы (под элитной группой мы понимаем, прежде всего, управленческую элиту). Отсутствие нисходящей мобильности для управленца, невыполнение формальных и неформальных правил игры свидетельствуют о том, что идет процесс вырождения управленческой элиты (ее просто передвигают на другое место по горизонтали). Это паранормальная ситуация. В рыночном обществе такое скорее исключение, в нерыночном обществе – правило.

Самый эффективный способ избавиться от данного вида дисфункции – сделать конкурс открытым и гласным. На принципе открытости базируется западная система государственного управления, достигшая значительных успехов. Западные демократии нашли свои способы отфильтровывания неподходящих людей. (В демократических обществах действует система рекруитинга, которая насквозь прозрачна. Контролируют прозрачность не администрация вуза или министерская комиссия, а средства массовой информации (СМИ). Любое нарушение, любое злоупотребление должностью становится достоянием СМИ. Сообщение о злоупотреблении тиражируется миллионами экземпляров и потому является достоянием миллионов граждан, которые вольны выразить протест и заставить подчиниться закону даже самого высокопоставленного чиновника. Иначе говоря, те, кто находится внизу, получают в сове распоряжение самое мощное средство контроля за действием тех, кто находится наверху. Малейшее злоупотребление превращается в скандал, газете выгодно не замалчивать, а, напротив, «раскручивать» его. От этого зависит популярность информационного канала. Для государственной и ведомственной бюрократии «раскручивать» внутренний скандал как раз невыгодно, бюрократия сильна своей таинственностью и закрытостью для непосвященных.)

Почему эффективно действует газетный прессинг? А потому что, когда одна газета начинает «раскручивать» проштрафившегося руководителя, у него обязательно найдутся завистники, соперники и конкуренты. Именно они и будут заинтересованы в том, чтобы устранить его. Если бы в «раскрутке» была заинтересована какая-то одна газета, ей бы заткнули рот. Но заинтересованы равномощные конкуренты, такие же властные, как и обвиняемый. Они-то и не позволяют задавить прессу.

Третье следствие из четвертого закона гласит:чем жестче фильтры-барьеры в иерархии и притягательнее высшие посты, тем большее количество людей, не способных идти прямо, будет искать обходные пути.

Как мы знаем, социальные фильтры по мере продвижения к вершине должны ужесточаться. Но это не всем нравится, так как может устроить только тех, кто способен выдержать конкуренцию. В обществе, где существуют легитимные каналы восходящей мобильности, наименьшее число людей ищет обходные пути к вершине. В обществе с противоположными качествами к власти в обход закона часто приходит особая социальная группа, которую именуют «блатными», «позвонками», людьми с «мохнатой лапой» и т.д.

Обходные каналы смягчают жесткость социальных фильтров и помогают продвинуться наверх тем, кто этого по всем меркам не заслуживает. Продвижение наверх неподходящих руководителей ведет к деградации управленческой элиты и снижению доверия народа к властным институтам в целом.

Обходные каналы дисфункциональны. Их вред заключается в том, что они пропускают наверх «слабаков» и «середняков» и ограничивают доступ талантливым и сильным работникам. Стоит одному «плохишу» пробраться наверх, как он тут же потянет за собой кучу себе подобных. Они жизненно необходимы ему. Во-первых, на их фоне не так заметна его глупость. Во-вторых, он избавится от конкуренции со стороны «умников» и «умниц».

Характерная черта «середняков» - стремление уютно обустроиться и избавиться от конкурентов. Они всегда беспокоятся, что наверх они пробрались вовсе не потому, что блистали эрудицией или талантом. Они не уверены в себе не от природы, а в силу сложившихся условий. Такие люди в первую очередь ищут подстраховку и социальные гарантии: приобретают высокопоставленных знакомых, угодничают перед начальством, добиваясь его расположения. Если «середняк» занял пост начальника, то своего конкурента – более талантливого подчиненного – он переведет в другой отдел или уволит, постарается создать о нем негативное общественное мнение (якобы он плохо справляется с поручениями, часто нарушает дисциплину).

Когда «середняков» скапливается очень много, в компании создается та критическая масса, которая перевешивает позитивные элементы, и в итоге здесь формируется климат «социального болота». Как только создается система доступности высших постов для «середняков», нарушается начальное уравнение: власть не равняется ответственности. Сразу возникает климат терпимости к недостаткам. Ведь получается, что руководитель не разглядел «середняков», он их пропустил. Следовательно, он принял некачественное решение. Так возникает климат всепрощения, а он связан с минимальной ответственностью.

Постепенно власть у талантливого руководителя уплывает из-под ног. Им манипулирует «середняковское» окружение – его теневой кабинет. Управленческая команда, или «свита короля», начинает перековывать предводителя по своему образу и подобию. Если тот сопротивляется, его постепенно убирают.

Проблема управленческой иерархии состоит в незащищенности демократических и талантливых руководителей. Они чрезмерно мягкотелы и не всегда готовы сказать твердое «нет» тем, кто недостоин продвижения. Талантливые способны продвинуть неталантливых. Но бездарности пропустят наверх только таких же как они сами. Такова асимметрия управленческой иерархии.

Нормально работающая организация должна жестко расправляться с неквалифицированными, неподходящими ей сотрудниками, иначе она не выживет.

Четвертое следствие звучит так: конкуренция за вакансии по мере продвижения наверх увеличивается.

Кроме четырех указанных следствий существуют и другие.

Пятое следствие гласит: требования к лояльности в организации с каждым следующим уровнем усиливается (надо быть патриотом компании: простой служащий может уйти, а для директора это – ломка судьбы).

Шестое следствие: с каждым следующим уровнем возрастает степень закрытости социальной группы (поэтому наиболее закрыты высшие эшелоны управления, наименее закрыты низшие).

А раз так, то вероятность:

- нисходящей мобильности понижается с каждым уровнем (однажды всплывший, да не утонет никогда);

- горизонтальной мобильности для топ-менеджеров повышается с каждым следующим уровнем (это называется пересаживанием руководителя из одного кресла в другое, но не из кресла на стул).

В результате действияуказанныхследствий директорский корпус формируется по типу клановой организации.

Выводы:

Универсальные исторические законы – законы управления, которые существуют в любом обществе и описывают социальную организацию саму по себе.

Иерархия – совокупность должностей, позиций и рабочих мест, выстроенных в восходящем порядке от наименее престижных и наименее вознаграждаемых к наиболее престижным и наиболее вознаграждаемым.

Социальную иерархию можно представить в виде пирамиды. Данная пирамида имеет несколько законов.

Свойства социальных благ – их редкость, притягательность и значимость.

В социальной иерархии: где меньше людей, там больше социальных благ. Там, где больше людей, меньше социальных благ.

Восходящей мобильности соответствует явление мотивации достижения.

Дисфункция предполагает применение фильтров-барьеров для формирования закрытых корпоративных групп.

Социальный фильтр – это односторонне направленный механизм отсева кандидатов, не способных или не достойных занимать освободившиеся вакансии.

Вопросы для самоконтроля:

  1. Каким образом связаны между собой второй и третий универсально-исторические законы?
  2. Что нового к пониманию управленческой иерархии добавляет третий закон?
  3. Какими свойствами обладают социальные блага?
  4. Чем различаются модели с нарастающей и ниспадающей мотивацией?
  5. Какую роль в иерархии играет «психология временщика»?
  6. С какими следствиями из универсально-исторических законов вы познакомились?
  7. Что такое социальные фильтры-барьеры?

Список рекомендуемых источников: 3,4,5,18,20.







Сейчас читают про: