double arrow
Стратификация современного российского общества

В процессе развития демократических и рыночных ре­форм социальная стратификация российского общества претерпела значительную трансформацию.

Во-первых, коренным образом изменился сам харак­тер стратификационной системы. Если в советском об­ществе преобладали черты этакратической системы, по­строенной на властных иерархиях и формальных рангах, то в современном российском обществе формулирование стратификационной системы происходит на экономичес­кой основе, когда главными критериями становятся уровень доходов, владение собственностью и возможность осуще­ствлять самостоятельную хозяйственную деятельность.

Во-вторых, сложился довольно многочисленный пред­принимательский слой, высшие представители которого не только составляют существенную часть хозяйственно-эко­номической элиты, но и в ряде случаев входят в полити­ческую элиту страны. Можно по-разному оценивать сущ­ность, состав и структуру этого слоя, но нельзя не видеть, что переход к рыночной экономике породил качественно новые статусные группы, обладающие экономической сво­бодой и претендующие на самые высокие места в системе общественной иерархии.

В-третьих, в ходе реформ появились новые престиж­ные виды деятельности, что заметно изменило социально-профессиональную стратификационную систему. Так, рез­ко возрос престиж предпринимательской, коммерческой, финансово-банковской, управленческой, юридической и некоторых других видов деятельности (реклама, марке­тинг, операции с недвижимостью и т.д.).




В-четвертых, наметилось полярное расслоение обще­ства, что находит выражение в растущей дифференциации доходов населения. Так, если незадолго до распада совет­ского государства децильный коэффициент (соотношение средних доходов 10% наименее обеспеченных и 10% наи­более обеспеченных слоев населения) равнялся пяти, то в 1997 г. он повысился до двенадцати, а в настоящее вре­мя — до двадцати пяти.

В-пятых, несмотря на существенную социальную по­лярность общества, начинает формироваться средний класс, ядро которого образуют высокопродуктивные, инициатив­ные и предприимчивые социальные категории (предприни­матели, менеджеры, бизнесмены, фермеры, представители научно-технической интеллигенции, высококвалифициро­ванные рабочие и др.). Средний класс определяет стабиль­ность социальной системы и одновременно обеспечивает ее динамичное развитие. Он заинтересован в осуществле­нии экономических реформ и выступает субъектом техно­логической модернизации и политической демократизации общества.



Вопросы социально-стратификационной дифференциа­ции находятся в центре внимания российских социоло­гов. Предлагаются самые различные теоретические схе­мы, объясняющие расслоение современного российского общества. Наибольшее признание получила стратифика­ционная модель, разработанная академиком Т.Н. Заслав­ской на базе данных, полученных в ходе мониторинго­вых исследований, проводимых Всероссийским центром по изучению общественного мнения (ВЦИОМ) в середине 1990-х гг.

В стратификационной структуре современного россий­ского общества Т.И. Заславская выделила четыре слоя: верх­ний, средний, базовый и нижний.

Верхний слой (6% занятого населения) образуют элит­ные и субэлитные группы, занимающие важные позиции в системе государственного управления, в экономических и силовых структурах. Это политические лидеры, верхуш­ка государственного аппарата, значительная часть генера­литета, руководители промышленных корпораций и бан­ков, преуспевающие предприниматели и бизнесмены, вид­ные деятели науки и культуры. Верхний слой почти на 90% представлен мужчинами молодого и среднего возраста. Это самый образованный слой: две трети его представителей имеют высшее образование. Уровень доходов этого слоя в 10 раз превышает доходы нижнего слоя и в 6-7 раз — до­ходы базового слоя.

Таким образом, верхний слой обладает самым мощным экономическим и интеллектуальным потенциалом и имеет возможность оказывать прямое влияние на процессы реформ.

Средний слой (18% занятого населения) состоит из мел­ких и средних предпринимателей, полупредпринимателей, менеджеров средних и небольших предприятий, предста­вителей среднего звена государственного аппарата, админи­страторов непроизводственной сферы, старших офицеров, лиц интеллектуальных профессий, фермеров, наиболее ква­лифицированных рабочих и служащих. Почти 60% из них заняты в негосударственном секторе. Большую часть и здесь составляют мужчины, преимущественно среднего возраста.

Уровень образования представителей этого слоя значитель­но выше, чем в среднем по стране, однако несколько ниже по сравнению с верхним слоем. По уровню доходов сред­ний слой существенно уступает верхнему слою и, соответ­ственно, заметно хуже его социальное самочувствие. Не­смотря на то что большинство представителей среднего слоя не обладают ни достаточным капиталом, ни отвечаю­щим в полной мере современным требованиям уровнем профессионализма, ни высоким социальным престижем, со­циологи рассматривают этот слой российского общества в ка­честве зародыша среднего класса в его западном понимании.

Базовый слой (66% занятого населения) включает лиц, занятых преимущественно в государственном секторе эко­номики. К нему относятся рабочие индустриального типа, значительная часть интеллигенции (специалисты), полуин­теллигенция (помощники специалистов), служащие из тех­нического персонала, основная масса военнослужащих, работники массовых профессий торговли и сервиса, а также большая часть крестьянства. Около 60% этого слоя состав­ляют женщины, в основном среднего и старшего возраста. Только 25% его представителей имеют высшее образование. Уровень жизни этого слоя, и прежде невысокий, в последние годы постоянно снижается: 44% его представителей живут за чертой бедности. Хотя потребности, интересы и ценност­ные ориентации групп, составляющих базовый слой, весьма различны, их модель поведения в переходный период доста­точно сходна: это приспособление к изменяющимся услови­ям с целью выжить и по возможности сохранить достигну­тый статус.

Нижний слой (10% занятого населения) обладает наи­меньшим профессионально-квалификационным и трудо­вым потенциалом. К нему относятся работники, занятые простейшими видами труда, не требующими профессио­нальных знаний (уборщики, лифтеры, вахтеры, курьеры, подсобные рабочие, такелажники и т.д.). Из них более 40% заняты в индустриальных отраслях и 25% — в сфере тор­говли, обслуживания. Две трети этого слоя составляют жен­щины, а доля пожилых людей в три раза выше средней по стране. Для этих социальных категорий характерен чрез­вычайно низкий уровень жизни: 2/3 живут за чертой бед­ности, из них четверть — за гранью нищеты. Большинство представителей этого слоя выступают против реформ, а 1/3 считает, что стране нужна диктатура.

Наряду с этими основными слоями Т.И. Заславская от­мечает также наличие «социального дна», которое образуют алкоголики, бомжи, бродяги, криминальные элементы и т.д. Однако эмпирически идентифицировать эти группы не удалось, что связано с их десоциализацией, изолированнос­тью от общества, включенностью в различные криминаль­ные и полукриминальные структуры.

Несколько иную модель стратификационной системы со­временного российского общества предлагает известный социолог М.Н. Римашевская, которая выделяет следующие социально-классовые группы:

- «общероссийские элитные группы», обладающие круп­ной собственностью и средствами властного влияния на фе­деральном уровне;

- «региональные и корпоративные элиты», обладающие значительной собственностью и влиянием на уровне реги­онов и секторов экономики;

- «верхний средний класс», имеющий собственность и доходы, обеспечивающие западные стандарты поведения и притязания на повышение социального статуса;

- «динамичный средний класс», проявляющий соци­альную активность и имеющий доходы, обеспечивающие среднероссийские и более высокие стандарты потребления;

- «аутсайдеры», характеризующиеся низкой социаль­ной активностью, невысоким уровнем доходов и ориента­цией на легальные способы их получения;

- «маргиналы», отличающиеся низкой степенью соци­альной адаптации, незначительными доходами и неустой­чивостью социально-экономического положения;

- «криминальные элементы», проявляющие высокую социальную активность, но противоречащую моральным и правовым нормам общества.

Приведенные концепций социальной стратификации со­временного российского общества не исчерпывают много­образия точек зрения по данной проблематике. Интересные результаты получены в ходе исследований, проведенных по вопросам социальной дифференциации в разных регионах страны. Дискуссия продолжается и по проблемам форми­рования среднего класса в России. И это вполне понятно, ибо стратификационный профиль нашего общества под­вижен, меняется в зависимости от множества факторов — подъема или спада производства, структурной перестройки экономики, технологического обновления, появления но­вых престижных профессий и т.д. Потребность в социоло­гическом объяснении этих бурно развивающихся процессов будет и в дальнейшем стимулировать изучение различных аспектов стратификации российского общества.






Сейчас читают про: