double arrow

РОССИЙСКОМ ОБЩЕСТВЕ


Любое явление общественной жизни имеет под собой определённые основания. По нашему мнению, универсальными основаниями социальной помощи терминальным больным, то есть особого отношения общества к терминальным больным, заключающегося в оказании им содействия в преодолении трудностей, вызываемых неизлечимым заболеванием, являются гуманизм, социальная солидарность и социальная справедливость. Из этого можно заключить следующее: социальная помощь терминальным больным развита в обществе настолько, насколько в обществе приняты и реализуются на практике данные универсальные принципы социальной жизни. Совокупность данных принципов представляет собой гегелевскую триаду, в которой гуманизм – это тезис, социальная солидарность – антитезис, а социальная справедливость – синтезис.

В современном российском обществе генеральной проблемой социальной помощи терминальным больным, включающей в себя все остальные, связанные с социальной помощью умирающим, проблемы, является то, что наше общество лишь трансформируется в то состояние, при котором оно будет готово к принятию и реализации в практической жизни тех принципов, которые рассматриваются нами в качестве социально-философских оснований социальной помощи терминальным больным.




Единая ценностно-нормативная система в нём только вырабатывается, пока отсутствует завершённая и официально признанная государством и признаваемая общественным большинством идеология. Если в дореволюционное время ценностная система нашего общества держалась на «трех китах» − православии, самодержавии и народности, а в советское время – на коммунистическом идеале, то сейчас такой ценностной опоры, «цементирующей общество», нет, а, значит, у общества отсутствует явная цель развития, нет общепризнанных ориентиров.

Государством регламентируются демократические ценности, построение правового государства и формирование гражданского общества. Но социальная действительность показывает обратное: в общественной практике эти категории практически не находят реального отражения. Так, несмотря на то, что в Конституции Россия признаётся социальным государством, заботы о создании достойных условий жизни на любом отрезке жизненного пути, эффективной помощи и поддержки социально защищенных слоев населения со стороны государства, на мой взгляд, нет. Об этом свидетельствует хотя бы тот признаваемый многими отечественными социальными мыслителями современности, например, В. И. Жуковым факт, что в нашей «стране не сложилась целостная, теоретически обоснованная и ресурсно-обеспеченная система социальной безопасности и защиты населения»[i].

В таких условиях о социальной сплоченности не может идти и речи. Для современного российского общества характерен переход от социал-дарвинистских подходов к социальным отношениям, при которых каждый заботится лишь о собственном выживании, и многие, ради того, чтобы удовлетворить свои потребности в получении определённых социальных ресурсов «идут по головам», в результате чего выживает сильнейший, к социальным отношениям, в основании которых лежат принципы гуманизма, солидарности и справедливости. Современное российское общество всё ещё по большей части разрозненно.



Говоря о солидарности в социальной жизни, необходимо указать на ещё одну закономерность: социальная солидарность, а также гуманизм и социальная справедливость, реализуются конкретными людьми по большей части в масштабах не всего общества, а в масштабах сообщества или общины, например микрорайона или села, жители которого оказывают друг другу социальную помощь, проявляя сплоченность и реализуя принцип социальной справедливости в жизни сообщества. Член «общины » принимает участие в социальной помощи нуждающимся и твёрдо уверен в том, что окажись он в критической ситуации, ему также будет оказана помощь со стороны его «общины», людей, проживающих с ним на одной небольшой территории и ему знакомых. Такая ситуация характерна для Европы. Так, отечественный исследователь проблем развития социальной помощи Григорьева И. В. констатирует тот факт, что «в последние 15-20 лет в Европе заметен подъем коммунитарной, солидарностной идеологии, противопоставляющей себя государственному патернализму и рациональным обменным отношениям страхования».



Этим конкретным фактом подтверждается актуальность слов Гегеля, высказанных им на страницах одной из работ: «долг всеобщего человеколюбия распространяется ближайшим образом на тех, с кем мы состоим в отношении знакомства или дружбы»[ii]. Если обратиться к нашему обществу на данном этапе его развития, то можно со всей уверенностью констатировать то, что общинный уровень социальной помощи в нашей стране, в отличие от стран Европы не развит.

Причина неприятия в российском обществе универсальных принципов, являющихся, по нашему мнению основаниями социальной помощи умирающим больным, заключается в том, что ценности гуманизма, сплочённости и справедливости у нас недостаточно актуальны. Ценностные ориентации современных россиян амбивалентны: с одной стороны, у многих сохраняется ориентация на коллективизм, унаследованная ими с советских времен; с другой стороны – приверженность навязываемой средствами массовой информации и культуры западного образа жизни, либерализма, порой доведенного до абсурда, ценности материального обогащения, наживы, прагматизма. Причём последние формируют индивидуалистскую ориентацию в нашем обществе. Мы считаем, что индивидуализм и коллективизм являются крайними полюсами в ряду ценностных предпочтений и форм социального функционирования индивидов. Оптимальным является разумное сочетание индивидуализма и коллективизма, заключающее в одновременном признании значимости конкретного уникального человека и его социального окружения, социальной, среды общества

Индивидуализм исключает истинный гуманизм, социальную солидарность и социальную справедливость в принципе, при коллективизме они достаточно ограничены и реализуются не в полной мере: социальная помощь носит, во-первых, уравнивающий», а, во-вторых, «навязчивый» характер. Если даже человек не хочет, чтобы общество к нему относилось как к страдающему или испытывающему трудный период в жизни, общество все равно относится к нему именно таким образом. И лишь при органичном сочетании коллективизма с индивидуализмом основания социальной помощи терминальным больным реализуются в обществе в полной мере. Они должны уравновешивать друг друга, необходимо найти «золотую середину» между ними. Это на практике означает, что необходимо каждого человека признавать свободным существом, несущим ответственность за себя и свою судьбу, а также за среду, в которую этот человек «заброшен». Одной из форм проявления такой ответственности является участие в оказании помощи обездоленным, страдающим, больным, умирающим, но при обязательном сохранении свободы и индивидуальности каждого члена общества.

Индивидуальность стирается при безраздельном господстве в обществе коллективизма. Стоит отметить, что коллективистские традиции не являются инновационными в нашем обществе. Достаточно обратиться к истории русской деревни, дабы понять что сплоченность, справедливость и гуманизм присутствовали в российском обществе много веков подряд. Конечно, понимание и реализация этих принципов в то время значительно отличались от того, как они интерпретируются нами. Если рассматривать сельскую общину, внутри которой и реализовывались данные принципы, как микромодель общества, то можно смело говорить о том, что это общество с традиционным укладом, одним из признаков которого является коллективизм. А это свидетельствует о том, что социальная помощь в сельской общине была обусловлена скорее не глубоко осознанным чувством ответственности человека за себя самого и за свое окружение, а чувством принадлежности к общине, уверенностью в том, что по-другому быть и не может, что помощь нуждающимся – это традиция, которую нужно неукоснительно соблюдать, иначе община применит негативные социальные санкции. Человек в крестьянской общине не был волен выбирать, во-первых, помогать ему нуждающемуся или не помогать, и, во-вторых, принимать ему помощь от других или не принимать. Таким образом, участие в социальной помощи, как в качестве «донора», так и в качестве «реципиента» в сельской общине по сути не было добровольным.

Но такой вывод не позволяет нам делать негативных оценочных суждений о социальной помощи в русской сельской общине. Такая помощь – это одна из форм (если рассматривать её как часть социальной помощи в целом, то есть применяя структурно-функциональный подход) и один из этапов (если рассматривать ее в динамике), развития социальной помощи в целом. Что касается социальной помощи умирающим больным и их родственникам, то можно сказать о том, что в крестьянской общине оказывалась поддержка как умирающим, так их родственникам. Причем поддержка родственников продолжалась и в период после утраты.

Развитие индивидуализма связано с вестернизацией российского общества, начавшейся в 90 годы XX века. Когда в обществе нет единой для всех ценностно-нормативной системы, каждый индивид заботится только об удовлетворении своих потребностей, только о своем благе, и не думает об окружающих. Это обстоятельство делает этические рассуждения Канта и Гегеля, в которых философия социальной помощи терминальным больным приобрела именно парапрофессиональный характер, для нашего общества на нынешнем этапе его развития пустыми абстракциями, ни имеющими ничего общего с социальной практикой.

Наше общество демонстрирует несостоятельность нравственно-этических гуманистических и рационалистических взглядов на человека и его природу.

Причина этого в том, что человек в современном российском обществе часто учувствует себя одиноким, отчуждённым, отверженным, испытывает дискомфорт, нестабильность и неуверенность в завтрашнем дне. В силу этого он не желает быть солидарным с другими, скорее, наоборот, хочет быть независимой личностью, абсолютно свободной от общественных норм, которые он считает стереотипами и предрассудками, человек не находит в обществе источники удовлетворения своих потребностей, он бежит от общества. Именно поэтому для современного российского общества характерны эпидемии различного рода аддикций (чувствуя себя чужими, люди стараются убежать от гнетущей и не принимающей их социальной реальности) и самоубийств. Именно из-за аномии проблема бродяжничества приобрела в нашем обществе такие масштабы: многие люди не выдерживают всех тягот повседневной жизни, не могут больше нести ответственность за судьбу и сбрасывают её с себя, начиная вести бродячий образ жизни.

Для того чтобы представить мозаику ценностных предпочтений представителей современного российского общества, достаточно рассмотреть ценностные предпочтения и ориентации такой социально-демографической группы, как молодежь. Молодёжь во все времена и в любом обществе была символом развития, поскольку всегда характеризовалась инновационным взглядом на жизнь в целом, и на процессы, происходящие в обществе, в частности. Молодёжь была и является инициатором многих социальных изменений. Молодёжь является социальным ресурсом любого общества, по профилю молодежи можно спрогнозировать облик общества в недалеком будущем. Представители молодёжи в нашем обществе сами признают тот факт, что у них и их сверстников полностью отсутствуют чувства коллективизма и взаимопомощи. Современная молодёжь ориентирована скорее на прагматизм и эгоизм, а из этого можно сделать вывод о том, что эти ценности являются и (что самое главное) будут являться доминирующими в нашем обществе, если не предпринимать усилий по нравственному совершенствованию членов современного российского общества.

Проявлением неготовности современного российского общества к принятию таких универсальных принципов социальной жизни, как гуманизм, социальная солидарность и социальная справедливость является то, что, многие социальные группы в нашей стране, в том числе и терминальные больные, оказываются брошенными и никому не нужными. Многие испытывают социальное отчуждение, изоляцию, равнодушие со стороны общества.

Раз наше государство официально признается социальным, то отношение к каждому члену общества должно быть гуманистичным. Общество в лице государственных учреждений, общественно-добровольческих организаций и церковных учреждений должно проявлять внимание к тем индивидам, на жизненном пути которых возникли непреодолимые трудности. Тем более, общество должно соучаствовать в судьбе тех своих членов, кто смертельно болен и испытывает страдания, переносить в одиночестве которые очень трудно.

Помогая умирающим достойно уйти из этой жизни, общество демонстрирует свою стабильность, свое внимание ко всем противоречиям и дефектам, возникающим в ходе социального функционирования и развития. Пусть умирающие активно не участвуют в социально значимой деятельности в силу состояния здоровья, но поддержать их на последнем отрезке их жизненного пути – это моральный долг общества, поскольку, они на протяжении своей жизни, будучи социальными субъектами, сделали свой уникальный, неповторимый вклад в жизнь и развитие социума. В социальной помощи терминальным больным выражается принцип гуманизма, поскольку именно в ее цели реализуется отношение общества к человеку как свободной ценной уникальной личности. А в реализации такого отношения социума ко всем без исключения индивидам, его составляющим, проявляют себя еще два принципа социальной жизни: принцип социальной солидарности и принцип социальной справедливости.







Сейчас читают про: