double arrow
Дальнейшее развитие идей социализма

Новое политико-правовое мышление наметило тен­денцию перехода от сословного к гражданскому общест­ву в общеевропейском масштабе. В XVI в. обозначились правовые и политические основы гражданского общест­ва.

Во-первых, утверждалась идея природного, морально­го, правового, религиозного равенства людей, идея, ле­жащая в основе и новых политико-правовых концепций, и массовых религиозно-политических движений.

Во-вто­рых, после почти полуторатысячелетнего перерыва госу­дарство рассматривалось как общественное явление, не только самостоятельное по отношению к религии и цер­кви, но и даже имеющее превосходство над ними.

Новая политико-правовая идеология основывалась на рационалистической методологии и изучении государст­венно-правовой практики. За главную предпосылку, обу­словливающую необходимость и деятельность государст­ва, бралась «природа человека», его склонности и инте­ресы. Государство и право логически выводились из этой посылки, рассматривались в связи с интересами людей, их отношениями, историей и природной средой. Эти ме­тодологические положения были подчинены задаче обо­снования антифеодальной программы, ряда общечелове­ческих ценностей. Такова идея личности, освобожден­ной от феодальных оков и наделенной рядом прав и сво­бод. Концепция прав человека сложилась на последую­щих этапах развития политико-правовой идеологии, но ее теоретические основы заложены в трудах мыслителей XVI в.[14]




В XVI в. речь шла еще преимущественно о преодоле­нии религиозного и церковного отчуждения: опираю­щиеся на многовековую традицию церковь и религия, когда-то созданные людьми, превратились в чуждую им силу противостоящего народу духовенства, иррациональ­ных обрядов, догм. Стремление преодолеть это отчужде­ние и породило Реформацию. Большинством реформато­ров проблема политического отчуждения рассматрива­лась как производная от религиозной и церковной про­блем. В то же время раскованность мысли в период Воз­рождения положила начало созданию множества рацио­налистических политико-правовых концепций.

Среди теоретиков той эпохи наиболее значителен Макиавелли, однако он много сделал для теоретического обоснования политического отчуждения. Коль скоро сфера полити­ки — это область деятельности политиков, то народ от политики неизбежно отчужден. Именно поэтому Макиа­велли — республиканец, а не демократ: он высоко ценит нравственные качества народа, но народу в государстве не отводится активная роль (только утверждение зако­нов, выбор должностных лиц, оценка их деятельности, охрана государственного строя). Можно истолковать концепцию смешанной республики как идею защиты гражданского общества от произвольной власти тирана: но сама власть в любом ее виде и проявлении рассмат­ривается как нечто принципиально отделенное от обще­ства хотя бы теми особыми правилами, которыми она должна руководствоваться, проводя политику. Поэтому для исследования политики как таковой труды Макиа­велли имеют непреходящее значение. Но проблема по­литического отчуждения в его концепции вечна и нераз­решима.



Многие программные идеи XVI в. получили развитие в буржуазной политике-правовой идеологии последую­щих веков; таковы идеи незыблемости частной собствен­ности и договорных отношений, свободы промыслов и торговли, осуществление которых при формальном ра­венстве лиц образует капиталистический вариант граж­данского общества. Для XVI в. эти идеи и тенденции их реализации были прогрессивны, поскольку вели к сокру­шению феодально-сословного строя.

Но в том же веке стали складываться теории, отрицавшие не только фео­дально-сословное общество, но и любой строй, основан­ный на частной собственности и имущественном нера­венстве. Взгляд на платоновскую общность имуществ как на основу рационально организованного общества с самого начала был коррективом к буржуазному образу гражданского общества, содержал идею его социализа­ции. Ранние социалисты теоретически доказывали недостаточность лишь формального равенства людей. Идея производства и распределения на основе общественном собственности более всею была порождена стремлением достичь социального равенства и свободы люден, их материальной обеспеченности.

В условиях низкого уровня развития производства это равенство в их трудах доводилось до уравнительности (даже одинаковой пищи и одежды), ограничения потребностей членов общества. Необходимость государственного или общественного ру­ководства экономикой, не знающей товарно-денежных отношений, порождала мысль о детальной законодатель­ной регламентации отношений производства и потребле­ния, быта и образования. Неумение найти стимулы к труду в обществе без конкуренции и частной собствен­ности вело к преувеличению возможностей прямого го­сударственного принуждения и надзора над процессом труда. Получилось так, что стремление преодолеть анта­гонизмы общества, порожденные частной собственнос­тью, привело к умозрительному конструированию обще­ства, совпадающего с государством. Это государство при всей необычности для того времени его демократических форм все же противостояло народу, поддерживая раз на­всегда разработанный философский идеал. Именно поэ­тому Кампанелла, идеи которого по всем положениям отличались от взглядов Макиавелли, сходится с ним в определении форм и степени участия народа в управле­нии государством: народ в Городе Солнца все же не оп­ределяет политику, а, скорее, лишь оценивает ее.

Теорию «общественного договора», основы которого были заложены еще Т. Мором и Т. Кампанелла, развивали английские мыслители Томас Гоббс (1588 — 1679) и Джон Локк (1632-1704), а также французский философ Жан Жак Руссо (17121778). Их объяснения смысла общественного договора отличались друг от друга. Т. Гоббс в произведениях «О гражданке» и «Левиафан» Гоббс впервые в Новое время в систематическом виде разработал светскую теорию политической власти, государства и права. В познавательном аспекте данное учение было направленно против схоластических феодально-религиозных воззрений на государство и право. В идеологическом плане — сориентирована на обоснование сильной власти (политический абсолютизм), способной обуздать революционные страсти и обеспечить прочный мир[15].

Причину возникновения политической власти и государства он связывал, как основатели идей социализма, с природой, качествами человека как разумного существа, но в то же время глубоко эгоистического, наделенного такими естественными страстями, как властолюбие, жажда богатства и удовольствий. В отличие от Г.Гроция, Гоббс считал основным качеством человека не стремление к общению, а эгоизм и индивидуализм. Люди, пребывая в естественном состоянии, из-за своих эгоистических страстей не способны сохранить мир, стоят перед угрозой взаимоистребления. Однако разум, инстинкты самосохранения и страха смерти порождают стремление выйти из состояния «войны всех против всех». Как следствие этого создается «общая власть», которая должна обеспечить мир и гарантировать человеку жизнь, безопасность, направляя его действия к общему благу.

Идею легитимирования и оправдания государства через разум и сознание Гоббс развивал с помощью концепции договорного происхождения политической власти. Государство, считал он, возникает на основе договора. Договорное учение о государстве было направлено против феодально-теологических трактовок (патриархальной, монархии божьей милостью и др.) и в целом соответствовало капиталистическим отношениям, универсальной юридической формой которых, как известно, выступает договор, контракт. С государства был снят ореол мистицизма; оно стало рассматриваться как один из многочисленных результатов правового соглашения — контракта, как продукт человеческих действий. Договор как основа возникновения государства в теории Гоббса является своеобразным согласием подвластных, признающих политическую власть. Чтобы обуздать природные страсти человека, гарантировать общественный порядок и права граждан, индивиды заключали общественный договор между собой. Согласно этому договору, они вручали свои права, судьбу и власть главе государства, который в договоре не участвовал и, следовательно, не нес ответственности перед договаривавшимися индивидами. В обмен на права граждан государство гарантировало им порядок в обществе.

Идеи естественного права, созвучные произведениям мыслителей Мора и Кампанеллы можно проследить в трудах голландского юриста XVII века Гуго Гроция. Согласно Гроцию, это и есть «право в собственном смысле слова», и «оно состоит в том, чтобы предоставлять другим то, что им уже принадлежит, и выполнять возложенные на нас по отношению к ним обязанности». Источником этого права в собственном смысле (т. е. естественного права, которое вместе с тем и есть справедливость) является, согласно Гроцию, вовсе не чья-либо выгода, интерес или воля, а сама разумная природа человека как социального существа, которому присуще стремление к общению, «но не всякая общительность, а именно стремление к спокойному и руководимому собственным разумом общению человека с себе подобными»[16]. Характеризуя естественное право как право в собственном, тесном смысле слова, Гроций отмечает, что право в более широком смысле (т. е. формы волеустановленного права) является правом в конечном счете постольку, поскольку не противоречит разумной человеческой природе и естественному праву.

Таким образом, идеи социалистического типа государственных и общественных отношений, основоположниками которых стали Т. Мор и Т.Кампанелла, нашли свое дальнейшее развитие в трудах более поздних мыслителей. Более того, их идеи, несмотря на свою утопичность, нашли практическое применение в построение государственного строя некоторых государств, включая, например, создание теории коммунизма Ф. Энгельсом и возникновение Советского Союза.






Сейчас читают про: