double arrow

Глава 17. Томаса новость потрясла до такой степени, что он вынуждён был сделать шаг в сторону и опереться на контейнер



Томаса новость потрясла до такой степени, что он вынуждён был сделать шаг в сторону и опереться на контейнер. Он-то думал, что это хряски напали на комплекс, а может, какая-то группа несогласных с действиями ПОРОКа помогла Терезе и остальным сбежать. Но чтобы Тереза сама вела людей на прорыв? Они справились с охраной, собственными силами пробили себе путь сюда, захватили «айсберг»? Получалось, так. И бросили его с друзьями здесь! В этой головоломке было столько нестыкующихся фрагментов, что он никак не мог сложить их вместе.

– А ну прикусите языки! – прикрикнул Хорхе на Минхо и Ньюта, которые забросали его вопросами. Томас очнулся и вернулся к действительности. – Вы мне словно гвозди в голову вколачиваете! – поморщился Хорхе. – Просто заткнитесь хоть на минуту. И помогите мне встать.

Ньют ухватился за руку мужчины, помог ему подняться на ноги и тут же потребовал:

– А теперь давай объясняй, что случилось. Да с самого начала и с подробностями.

– И поживей! – добавил Минхо.

Хорхе прислонился спиной к деревянному контейнеру и сложил руки на груди. Его всё ещё пошатывало.

– Слушай, hermano, я же говорю – мне не очень-то много известно. Я уже, считай, всё рассказал. Ох, голова…




– Знаем-знаем! – оборвал его Минхо. – У тебя головка бо-бо. Рассказывай всё, что тебе известно, а потом я, так и быть, пойду найду тебе аспирину.

Хорхе испустил короткий смешок:

– Да ты смельчак, парень! Что-то помнится, тогда, в Топке, не кому-нибудь, а тебе пришлось извиняться и вымаливать себе пощаду!

Лицо Минхо перекосилось и побагровело.

– Ещё бы, хорошо изображать из себя крутого, когда у тебя за спиной толпа придурков с ножами в лапах. Здесь и сейчас у нас немного другое положение.

– Прекратите! – прикрикнула Бренда на обоих. – Мы на одной стороне.

– Ладно, давай рассказывай, – вмешался Ньют, – чтобы мы сообразили, что нам, чёрт возьми, делать дальше.

Томас по-прежнему пребывал в шоке. Он стоял, слушал, о чём говорили Хорхе, Ньют и Минхо, но ему казалось, что всё происходит словно на неком экране, а не прямо здесь, непосредственно перед ним. Тереза всегда представлялась ему полной тайн, и он думал, что более загадочной быть невозможно. Оказывается, возможно.

– Слушайте, – сказал Хорхе. – Я почти всё время провожу здесь, в ангаре, понятно? Ну вот сижу, и вдруг слышу чёрт-те что: крики, грохот, какие-то предупреждения по интеркому, потом замигали фонари беззвучной тревоги. Я вышел разузнать, так мне чуть башку не снесло.



– Лучше б снесло – тогда б теперь нечему было болеть, – проворчал Минхо.

Хорхе либо не слышал этого комментария, либо предпочёл его проигнорировать.

– Свет везде вырубился, а я побежал обратно в ангар забрать свой пистолет. В следующую минуту сюда ворвалась банда ваших хулиганов во главе с Терезой, как будто за ними вся преисподняя гналась. Они тащили с собой старину Тони-пилота. Когда тебе в грудь смотрят сразу семь-восемь лончеров, от какого-то вшивого пистолета толку мало, так что я его сразу бросил. А потом начал просить, чтобы они мне объяснили, что происходит, разобраться хотелось. Но тут какая-то цыпа с блондинистыми волосами звезданула меня рукояткой своего пистолета по башке. Я свалился, а когда очнулся, то увидел, что одного «айсберга» нет, а на меня пялятся ваши мерзкие рожи. Вот и всё, что мне известно.

Томас выслушал всё, но, похоже, детали не представляли собой особого интереса. Главное – общая картина; она не только озадачивала его – ему стало больно от того, что…

– Они бросили нас… – почти прошептал он. – Не могу поверить.

– А? – вздел бровь Минхо.

– Что ты там бормочешь, Томми? – поинтересовался Ньют.

Томас обменялся с обоими долгим взглядом.

– Они бросили нас здесь. Мы-то хоть, по крайней мере, попробовали найти их, кучу времени потратили. А они просто оставили нас тут на милость ПОРОКа.

Ему никто не ответил, но по их глазам видно было, что они того же мнения.

– Может, они всё-таки искали вас, – предположила Бренда, – но не смогли найти? А может, драка оказалась нешуточной, и им пришлось уносить ноги…

Минхо скроил недоверчивую гримасу.

– Ну да, они всех этих долбаных вертухаев повязали и сложили аккуратненько в той комнате. У них была масса времени и никаких препятствий для поисков. Не-а, они нас попросту бросили.

– Нарочно, – тихо сказал Ньют.

У Томаса всё равно концы с концами не сходились.

– Не складывается. Тереза в последнее время действовала, словно самый большой друг ПОРОКа. С чего бы ей удирать отсюда? Нет, это какой-то трюк! Бренда, ты же сама говорила – никому не доверять. Тебе известно что-то большее. Говори!

Бренда покачала головой.

– Я ничего об этом не знаю. Но почему бы не предположить, что и у других объектов возникнет такая же идея, что и у нас – сбежать? Просто у них это получилось лучше.

Минхо издал звук, похожий на волчье рычание:

– Я бы на твоём месте не стал бы нас сейчас оскорблять. Ещё раз употребишь слово «объекты» – двину тебе по морде, и мне плевать, девчонка ты или нет, усекла?

– Только попробуй! – рявкнул Хорхе. – Только подними на неё свою грязную лапу – и это станет последним делом твоей жизни.

– А вы не могли бы прекратить эти игры в мачо? – закатила глаза Бренда. – Нам надо сообразить, как быть дальше!

Томас никак не мог стряхнуть с себя ошеломление – до того его задело то, что Тереза и другие – даже Котелок! – улетели без них. Если бы это его группа повязала всех стражников, то они конечно же стали искать остальных, пока не нашли бы! И с чего же это всё-таки Терезе понадобилось убегать? Может, когда её память восстановилась, она нашла там нечто, что её поразило?

– Так, здесь, кажется, ловить нечего, – подытожил Ньют. – Пора рвать когти, – и он указал на «айсберг».

Томас был всей душой за. Он повернулся к Хорхе:

– Ты действительно пилот?

Тот ухмыльнулся:

– Ещё какой, muchacho! Один из лучших!

– А почему тогда тебя послали в Топку? Ведь такие кадры, как ты, на дороге не валяются?

Хорхе взглянул на Бренду.

– Куда Бренда, туда и я. К тому же, должен признать, отправиться в Топку казалось куда лучше, чем торчать здесь. Это для меня было что-то вроде отпуска. Правда, дела обернулись немного не так, как ожидалось…

И тут взревела сирена тревоги – та же, что раньше. Сердце у Томаса подпрыгнуло. В просторном ангаре вой, эхом отражающийся от стен и потолка, казался ещё громче, чем в замкнутом пространстве коридоров.

Бренда широко распахнутыми глазами уставилась на двери, через которые они проникли сюда, и Томас оглянулся, чтобы увидеть, что привлекло её внимание.

Через дверь в ангар ворвалось больше десятка одетых в чёрное людей с оружием наизготовку. Они открыли огонь.



Сейчас читают про: