double arrow

Глава 4. КОГНИТИВНЫЕ МОДЕЛИ СЕМАНТИЧЕСКОЙ ДЕРИВАЦИИ СУБСТАНДАРТНЫХ ГЛАГОЛОВ УМСТВЕННОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В РУССКОМ И АНГЛИЙСКОМ ЯЗЫКАХ

В настоящее время резонанс получили вопросы семантической деривации в рамках когнитивной, коммуникативной и прагмалингвистики. Особенно актуально обращение к семантической деривации не только при изучении полисемии и словообразования, но и при прогнозировании развития значений слов. Проблемой семантической деривации занимались такие лингвисты, как А. А. Потебня, Г. Пауль, М.М. Покровский, Дж. Катц, Е. Курилович, С. Ульманн, С.Д. Кацнельсон, Л.М. Васильев, М. В. Никитин, О. С. Ахманова и многие другие.

Анализ метафоры как типа семантической деривации, различных видов полисемии и моделей развития семантической структуры слов проводили Ю.Д. Апресян, С.П. Афанасьева, С.Р. Багова, Е.Н. Бобровская, Л.И. Борисова, В.В. Петров, И.В. Сентенберг, Т.Н. Скляревская. Тем не менее, в современной лингвистике еще не сложилась универсальная система взглядов на семантическую деривацию как средство концептуализации действительности.

Определение связи ментальных процессов с механизмами семантической деривации поможет прояснить процесс формирования переносного значения и выявить мотивационные связи между литературным и субстандартным пластами лексики. Кроме того, построение моделей семантической деривации воссоздает процедуру проецирования области «источника» на область «цели» и выявляет сущность различных метафорических наименований, в которых сленговые обозначения обнаруживают самые разнообразные переосмысления, подвергаясь семантической деривации.




Предметом исследования являютсякогнитивные механизмы и модели семантической деривации, а также процессы, протекающие в тематической группе субстандартных глаголов умственной деятельности в русском и английском языках, предопределяющие ее субнормативный, стилистически маркированный характер.

Материалом исследования является корпус английских и русских субстандартных лексем, объединенных в тематическую группу «умственная деятельность», полученную путем сплошной выборки из наиболее авторитетных англоязычных и русскоязычных словарей. Всего проанализировано 550 субстандартных глагольных лексем английского языка и 293 субстандартные глагольные лексемы русского языка.

Цель исследования заключается в определении семантической структуры субстандартных дериватов английского и русского языков и установлении системы когнитивных моделей субстандартных глаголов умственной деятельности указанных языков с точки зрения когнитивной лингвистики.



Методологической основой исследования послужили: метод компонентного и дефиниционного анализа и метод когнитивного моделирования, в основе которого лежат методы познания, т.е. восприятия, накопления и осмысления информации. Когнитивный метод включает понятия когнитивных функций, отношений и процессов, которые могут помочь определить концептуальные метафоры, присущие английскому и русскому языку, и выявить когнитивные модели построения новых значений.

Рабочая гипотеза исследования заключается в том, что в основе процессов семантической деривации в тематической группе субстандартных глаголов умственной деятельности осуществляется семантический сдвиг, проецирование конкретного действия на сферу умственной деятельности при необязательном сдвиге таксономического класса всех участников ситуации.

Согласно прототипическому подходу, значение слова – это не простой набор семантических признаков, а то, что конкретный человек как носитель языка имеет в виду, когда употребляет то или иное слово на том основании, что характерные черты данного явления закреплены в коллективном языковом сознании.

В основу теории прототипов положена идея организованности языковых единиц в семантические сети, основанные на прототипах. При этом все категории лишены каких-либо четких границ, и люди формируют определенный образ предмета, принадлежащий к некоторой категории, на основании того, что слово называет вещь не абсолютно, а лишь до некоторой степени. Можно сказать, что людям нет необходимости придумывать новые лексические единицы – достаточно прибегнуть к уже функционирующим словообразовательным моделям, которые можно назвать продуктивными, либо применить ранее не использовавшиеся слова, которые потенциально существуют в определенном языке.

Для объяснения сути явления Е.С. Кубрякова выдвигает понятие прототипического семантического сдвига, отражающего логику перехода от одного значения к другому и формирование путем такого сдвига нового значения в структуре изучаемой единицы. Благодаря семантическому сдвигу у слова появляется новое значение, и при этом выявляется семантическое соотношение между исходным и производным словом.

Система производных значений многозначного слова “неоднородна”, имеет сложную структуру, состоящую из нескольких ярусов и подструктур. Основой семантического развития слова служит не только исходное, базовое значение, но и его соответствующая прототипическая ситуация. Она является источником именно той когнитивной схемы, которая по мере удаления от физической субстанции постепенно проступает в общем абстрактном виде и в производных значениях, объединяя разнородные ситуации с разнотипичными объектами в единую группу для реализации некой общей идеи (символа) [Кубрякова 1974; Кустова 2000; Падучева 2003].

Прототипическая ситуация является источником многочисленных импликаций, которые в исходном значении не отмечаются, но на которых основаны метафорические значения. Вокруг исходного значения “ядра” группируются неметафорические значения. Далее идут метонимические значения, которые более тесно связаны денотативно и семантически с исходной ситуацией и исходным значением, чем метафорические. Самая дальняя периферия – это структурно-метафорические значения, реализующие тот же инвариант, что и неметафорические значения, но в ином пространстве и связанные с этим исходным значением каким-либо случайным признаком. Этот признак (импликация) извлекается не из исходного значения, а из прототипической ситуации, одновременно реализуя и общую идею, которая становится определенным символом или инвариантом разной степени абстрактности.

Наиболее продуктивные виды семантической деривации – метафорический и метонимический переносы. Если с точки зрения структурной лингвистики метафора представляет собой образное средство, которое связывает значения слова, то когнитивная лингвистика трактует метафору как некую ментальную операцию, объединяющую две понятийные сферы, предоставляя говорящему возможность использовать потенции структурирования сферы «источника» при концептуализации сферы «цели». Рассматривая метафору как видение одного объекта через другой, можно сказать, что она является одним из способов представления знания в языковой форме.

Например, процесс мышления сравнивается с движением, а человеческие эмоции – с путешествием. В подобных метафорических представлениях происходит перенос концептуализации наблюдаемого мыслительного пространства на непосредственно ненаблюдаемое, которое в этом процессе концептуализируется и включается в общую концептуальную систему языковой общности.

В основе метафорического переноса лежит принцип аналогии, который дает два типа производных значений: денотативную аналогию и метафорическую аналогию. Антропоцетрический подход человека к описанию внешнего мира рассматривает денотативную аналогию как редукцию более сложного предиката физического действия [Арутюнова 1999].

Если в реальном мире объективные свойства предмета и типы воздействий (удары, движения) являются первичными, а человек просто «подражает» физическому миру, действуя по аналогии с физическими процессами, то в языке обозначения природных процессов и событий являются вторичным употреблением предикатов человека, его действий. Например, ветер шумит подобно вою зверя, следовательно, ветер воет, как зверь, значит, ветер воет [Там же 1999]

При этом действие аналогии вполне оправдано, так как в результате происходит расширение области приложения предикатных слов. Более того, само указание на одушевленность пропадает, но зато появляется иной таксономический класс. Ветер и его шумовые признаки структурируются по модели звуковых предикатов живых существ, то есть закономерность расширения предметной области основывается на принципе от конкретного действия к абстрактному, а также принципу антропо- и зооморфизма

Метафорическая аналогия имеет когнитивную природу, позволяя представить ментальные действия с помощью физических, но необходимо помнить, что обозначения физических воздействий нельзя механически использовать для абстрактных событий, так как их сходство неочевидно. Нужно выяснить, какие концептуальные схемы предлагает физическое действие для осмысления информационной ситуации или для описания действия в нефизическом мире [Телия 1996; Арутюнова 1999].

Метафора возникает за счет того, что физические предикаты применяются к объектам другой природы, физическая часть значения не утрачивается, а используется для того, чтобы наряду с абстрактным предикатом приписать данным абстрактным объектам еще и сходство с физическими объектами. Формирование значения слова по аналогии свидетельствует об ориентации на лексический образец, имеющий определенную форму, в процессе которой происходит воспроизведение модели слова и его морфологической структуры. Несомненно, что принцип аналогии играет важную роль при создании новых значений единиц субстандартной системы языка и помогает прогнозировать и объяснить дальнейшее развитие языка [Телия 1996; Рахилина 2000; Песина 2006; Пономарева 2007].

Можно сказать, что перенос значений происходит на основе ассоциаций, которые представляют собой связь, образующуюся при определенных условиях между двумя и более психическими образованиями, такими, как ощущение, двигательные системы, восприятия, представления, идеи. При метафорической аналогии процесс создания слова идет по модели прототипа, то есть его смысловая сторона встречает ограничения в виде определенных значений. Данный процесс широко представлен в субстандартном слое лексики, где новые слова создаются за счет переосмысления известных лексических единиц.






Сейчас читают про: