double arrow
Среда обитания и доисторическая эпоха 37

рят Севилья и Астрахань с их июльской жарой в среднем до + 29°С. Но даже эти крайности не сравнятся с соответствующими значениями для Азии, Африки или обеих Америк.

По своим температурам климат Европы был благоприятен для примитивного земледелия. В основном Полуостров расположен в естественной зоне возделывания злаков. Здесь было множество лесов, чтобы построить жилище и обогреть его. Нагорные пастбища


здесь часто соседствуют с плодородными долинами. На западе и на юге скот может зимовать без укрытия. Местные условия зачастую открывают и дополнительные возможности для приспособления человека к природным условиям. Так, протяженная береговая линия в сочетании с широким континентальным шельфом доставляли богатый улов рыбакам. Открытые долины, в особенности в бассейне Дуная, способствовали сохранению здесь кочевого скотоводства евразийских степей. В Альпах — которые так называются по высокогорным пастбищам3, — издавна практиковали сезонные перегоны скота.

Климат Европы, возможно, определил также преобладающий цвет кожи ее двуногих обитателей. Умеренное количество солнечного тепла и, следовательно, ультрафиолетового излучения, предопределило умеренный уровень пигментации, как он был закодирован в генофонде жителей полуострова. Конечно, в историческую эпоху бледные лица, светлые и золотистые волосы и голубые глаза встречались, в основном, в северных районах. Но мы узнаем громадное большинство европейцев и их потомков именно по их внешнему виду.




До недавнего времени учитывались только внешние расовые показатели. Лишь в конце двадцатого века применили, например, анализ групп крови, тканей тела и ДНК; так что раньше не понимали, как много генетически общего у людей вообще. Соответственно и расовые теории склонялись к тому, чтобы делать выводы на основании таких внешних признаков, как цвет кожи, телосложение или форма черепа. На самом же деле расовый разброс европейцев всегда был очень разнообразен. Высокие, голубоглазые, светлокожие блондины так называемой «нордической расы», обосновавшиеся в Скандинавии, составляют только одну группу в той общности, которую нечетко опредсляют как белых. Они вовсе не похожи на приземистых, кареглазых, смуглых и черноволо-

сых средиземноморцев или представителей индо-средиземноморской расы, которые преобладают повсюду на юге. Между этими двумя крайностями — множество переходных типов. Население полуострова по большей части легко отличить от монголоидов, индоидов и негроидов, но не от других групп Ближнего Востока и Северной Африки.



С помощью современных генетических исследований сейчас делаются весьма обнадеживающие выводы в области праистории. Оформление в науку серологии, открытие ДНК (1953) и последующее картографирование 3000 млн. «букв» человеческих генов позволяют произвести очень тонкие исследования. Сопоставление генетических и языковых данных сейчас позволяет предположить, что модели биологической и культурной эволюций ближе друг к другу, чем мы воображали. Современные исследования показывают, что изменения гомо на генетическом уровне в доисторической Европе соотносимы с параллельными культурными движениями. «Расхождение генов, народов и языков следовало друг за другом», — пишет один известный ученый4. Полевые исследования

показывают, что изолированные культурные сообщества, такие как неиндоевропейцы- баски, обладают и особыми различимыми генетическими отличиями. Общих выводов нет, но изучение генетического наследия Европы (некогда псевдо-наука) — теперь важное направление. Наконец «мы начинаем читать послания, оставленные нам нашими отдаленными предками»5. [КАВКАЗ] [ТАММУЗ]

С психологической точки зрения на полуострове древний человек встретился одновременно с побуждающими к действию возможностями и вызовом природы. Возник определенный стресс, требовавший предприимчивости, и одновременно, вполне преодолимый. Жизнь здесь была трудна, но приносила достойные плоды. Ритм сменяющих друг друга сезонов выработал привычку к размеренной деятельности и предусмотрительности. Переменчивость погоды воспитывала приспособляемость. Человеку приходилось преодолевать многие неблагоприятные явления природы — океанские бури, зимние снега, летнюю засуху и болезни; и все-таки у него были хорошие перспективы выжить и быть здоровым. Можно предположить, что первые поселенцы в доисторической Европе рисковали меньше, чем их далекие потомки на вос-






Сейчас читают про: