double arrow
TENEBRAE. постоянной Конференцией (Союзных) послов

постоянной Конференцией (Союзных) послов. Одного этого было достаточно, чтобы


сложилось впечатление диктата, или «навязанного решения». Несмотря на все претензии организаторов, Мирная конференция не взялась за самые неотложные проблемы Европы. Она ограничилась подготовкой договоров к подписанию государствами-участниками военных действий. Нежелание признавать распад Российской империи, интересы которой Конференция стремилась соблюсти, имело особенно печальные последствия. Незрелая политика интервенции союзников в Россию, которая проводилась полумерами в течение 1919 года, играла прямо на руку большевикам и их сподвижникам.

Хотя предложенный Вильсоном идеал самоопределения широко признавался всеми, тем не менее, проведение его в жизнь не было ни последовательным, ни справедливым. Страны- победительницы не видели причин обсуждать притязания своих собственных национальных субъектов (как ирландцы), тем более они не занимались интересами колониальных народов. Они поощряли значительные территориальные изменения за счет своих бывших врагов и в то же время никак не одобряли требований к себе самим. Чехи, например, вторгавшиеся в своих требованиях на территории Австрии и Венгрии, получили полную поддержку в их притязаниях на средневековые земли Св. Вацлава. Польшу же, чьи требования восстановления в границах 1772 г. были несовместимы с намерением восстановить Российскую империю, открыто обвинили в «малодержавном империализме». На каждого удовлетворенного клиента приходилось несколько недовольных.




Да и сами западные государства были не очень солидарны. Американцы подозревали британцев и французов в империалистических планах. Британцы подозревали французов в наполеоновских наклонностях. Англичане и французы с подозрением относились к тому, что Америка все больше втягивалась в европейские дела. Их страхи вполне подтвердились, когда Конгресс США отказался ратифицировать Версальский договор и не дал согласия на участие Америки в Лиге Наций, в этом любимом детище Вильсона (cм. ниже). Дипломаты союзников серьезно недооценили проблему принудительного проведения в жизнь принятых решений. Одно дело было политикам принимать грандиозные решения в Париже, а совсем другое дело — осуществлять эти решения в отдаленных частях Европы, где западные державы имели мало влияния и у них не было никакой власти. Некоторые межсоюзнические комиссии приносили лишь временное разрешение отдельных проблем в очагах напряженности. А Лига Наций родилась беззубой. США не стали участвовать в послевоенном устройстве Европы, Англия самоустранилась, Франция страшилась единолично исполнять в Европе функции полицейского. И скоро уже обиженные этим урегулированием начали догадываться, что они могут безнаказанно ставить под сомнение



послевоенное устройство Европы.

Конечно, у Мирной конференции было множество задач: реализация пяти больших договоров. Дюжина новых государств получили международное признание. Было произведено немало территориальных возмещений. Было организовано и проведено несколько плебисцитов. Большая часть Европы получила возможность начать все с начала, как этого многие желали. Несправедливо было бы утверждать, что в Париже царила лишь жажда возмездия. По ходу конференции настроения смягчались. Ллойд Джордж, самый податливый из «Большой Тройки», прибыл в январе в Париж под крики «Повесить кайзера!» Но позднее он же возглавил поиски соглашения. Создание свободного города Данцига (Гданьска), за что его даже не поблагодарили, было одним из примеров его смягчающего влияния. В то же время нельзя отрицать, что в основе пунктов о вине в развязывании войны лежало чувство мщения; принцип репарации возложил на Германию выплаты всей стоимости войны. Наконец, планы разоружения были односторонними. И хотя Клемансо оставался непримиримым, росло ощущение, что требования союзников можно сделать приемлемыми для Германии. [ШЛЕЗВИГ]

Сложившийся международный климат был далеко не здоровым. Смешанные чувства мщения и цинизма, как их проявляли победившие союзники, не предвещали ничего хорошего. Восточная Европа, которая с самого начала была источником конфликта, так и не прошла послевоенного переустройства. И не успели высохнуть чернила в договорах, как самые разные люди принялись их пересматривать.






Сейчас читают про: