double arrow
DIVISA ET INDIVISA. вины, разложение зашло уже далеко

вины, разложение зашло уже далеко. В Будапеште 23 октября в 33-ю годовщину национального восстания была упразднена Венгерская Народная Республика. Венгерские коммунисты допустили оппозицию в парламент, а сами стали социал-демократической партией. Еще удивительнее было то, что в Берлине 9 ноября 1989 г. восточногерманские пограничники спокойно наблюдали, как собравшиеся толпы людей с обеих сторон Берлинской стены с большим рвением ее сносили. Правительство ГДР потеряло волю к борьбе. 17 ноября в Праге по незапланированному сценарию пошла студенческая демонстрация; сообщали, что полиция убила одного демонстранта. Но неделю спустя Гавел и Дубчек вместе вышли на балкон одного из домов на Вацлавской площади, приветствуемые восторженной толпой, а всеобщая забастовка вскоре покончила с властью коммунистов, которые, впрочем, и не сопротивлялись. Бархатная революция совершилась. Один остроумный иностранный наблюдатель сказал тогда то, что потом без устали все повторяли: «В Польше это заняло 10 лет, в Венгрии — 10 месяцев, в ГДР — 10 недель, а в Чехословакии... 10 дней»". Наконец во время Рождества кровавое восстание в Бухаресте, где ненавистная Секуритате стояла насмерть, завершилось ужасной казнью супругов Чаушеску.

Горбачев, конечно, сыграл во всем этом свою роль, но ее обычно преувеличивают. Он не был архитектором восточноевропейской свободы — он лишь стоял при шлюзе и, когда увидел, что плотину вот-вот прорвет, решил открыть шлюзовые затворы и спустить воду. Плотина все равно прорвалась; но без насилия и катастрофы.




В 1990 г. стали проясняться практические последствия совершившегося перед тем краха. Сначала СЭВ, а потом Варшавский пакт прекратили свое существование. Одна за другой уходили со сцены коммунистические партии. Каждое новое правительство выступало за введение демократической политики и рыночной экономики. С разной степенью


поспешности намечались соглашения и графики поэтапного вывода советских войск. В Германии набирало силу движение за объединение. Органы ГДР просто испарились. Западногерманские партии начали предвыборные кампании на Востоке, и на общих выборах победил канцлер Коль. В октябре Федеративная Республика при-

соединила граждан, территории и имущество Восточной Германии. Западные ветры далеко разносили пожар свободы. Загорелись Болгария и Албания, а также республики Югославии и Советского Союза. Словения и Хорватия, Эстония, Латвия, Литва и Чечня провозгласили свою независимость, но она не была признана. Босния и Македония, Армения, Грузия, Молдавия и Украина собирались последовать этому примеру.



Особенно жестоким был распад на части югославской федерации. Демократические выборы привели к власти воинствующих националистов и в Сербии, и в Хорватии. В Белграде федеральный Государственный совет планировал установить господство сербов и разжигал страсти идеей Великой Сербии. Когда в августе 1990 г. сербы из хорватского города Книн восстали против Загреба, обстановка стала предвоенной, и войны действительно вспыхнули следующей весной. После позорного поражения в Словении югославская армия под руководством сербов набросилась на Хорватию. Паника и насилие в столкновениях на этнической почве быстро охватили несколько частей распадавшегося государства, где были не только этнические меньшинства, но и компактные сообщества большинства. Незадолго перед смертью Тито сказал с грустью: «Я — единственный югослав»45. Это было не так. Но в ситуации, когда вырвался на свободу дух межнационального насилия, практически невозможно было утвердиться политике наднациональной Югославии. [CRAVATE] [ИЛЛИРИЯ] [МАКЕДОНИЯ] [САРАЕВО]

И только в Польше темп событий замедлялся. Страна, которая первой ослабила ярмо коммунизма, последней его сбросила. Правительство Мазовецкого занималось преимущественно экономикой. В декабре 1990 г. Валенса пробился на президентское кресло, потеряв четверть голосов электората, отданных за «куклу», подброшенную бывшими органами госбезопасности. Чтобы освободиться от парламента, в котором по- прежнему преобладали коммунисты, потребовалось еще 10 месяцев. Если судить по распространенным стереотипам, польская революция была довольно-таки непольской.

Объединение Германии было проведено стремительно, чтобы не сказать бездумно. Никто не сомневался в настоятельной необходимости воссоединения. «Что принадлежит друг другу, —






Сейчас читают про: