double arrow

Второй разновидностью ошибки в объекте является незнание обстоятельств, благодаря которым изменяется социальная и юри-


дическая оценка объекта в законе. Так, беременность потерпевшей при умышленном убийстве или несовершеннолетие потерпевшей при изнасиловании повышают общественную опасность назван­ных преступлений и служат квалифицирующими признаками. Дан­ная разновидность ошибки влияет на квалификацию преступлений двояким образом. Если виновный не знает о наличии таких обстоя­тельств, когда в действительности они существуют, то преступле­ние квалифицируется как совершенное без отягчающих обстоя­тельств. Если же он исходит из ошибочного предположения о нали­чии соответствующего отягчающего обстоятельства, то деяние должно квалифицироваться как покушение на преступление с этим отягчающим обстоятельством.

От ошибки в объекте необходимо отличать ошибку в предмете посягательства и в личности потерпевшего.

При ошибке в предмете посягательства ущерб причиняется именно предполагаемому объекту, хотя непосредственному воз­действию подвергается не намеченный преступником, а другой предмет.

Например, получив сведения, что на даче, принадлежащей А., никто не живет, С. по ошибке проникает на соседнюю дачу, принад­лежащую М., и похищает оттуда ценные вещи. Подобная ошибка не касается обстоятельств, имеющих значение признака состава пре­ступления, и поэтому не влияет ни на форму вины, ни на квалифи­кацию, ни на уголовную ответственность. Однако нужно иметь в виду, что неверное представление о предмете посягательства иног­да влечет ошибку и в объекте преступления. Например, похищение у гражданина газовой зажигалки, ошибочно принятой за пистолет, связано с ошибочной оценкой не только предмета посягательства, но и объекта преступления, поэтому квалифицируется в зависимос­ти от направленности умысла (в данном примере — как покушение на хищение огнестрельного оружия).




Ошибка в личности потерпевшего состоит в том, что виновный, посягая на определенное лицо, ошибочно принимает за него другое лицо, на которое и совершает посягательство. Как и при ошибке в предмете посягательства, здесь заблуждение виновного не касается обстоятельств, являющихся признаком состава преступления. В обоих случаях страдает именно намеченный объект, поэтому ошибка не оказывает никакого влияния ни на квалификацию пре­ступления, ни на уголовную ответственность, если, разумеется, с заменой личности потерпевшего не подменяется объект преступле­ния (например, убийство частного лица вместо государственного или общественного деятеля, намеченного в качестве жертвы с







Сейчас читают про: