double arrow

Логический и риторический аспекты аргументации в судебной речи


В главе 4 уже рассматривалась структура аргументации, основами которой являются тезис, аргументы, демонстрация. Чтобы обеспечить логичность рассуждения, нужно помнить, что важным, центральным элементом доказательства является тезис – основная мысль, истинность которой надо доказать. В судебной речи тезис совпадает с позицией стороны. Могут быть тезисы частные: об отдельных обстоятельствах дела, о показаниях подсудимого и другие. Все они подчинены основному тезису. В качестве аргументов могут выступать факты или фактические данные; аксиомы; законы науки. Факты - основной вид аргумента, используемый юристами в судебной речи. К фактам относятся:

-фактический материал;

- статистические данные;

-данные о психофизиологических и других признаках субъектов правоотношения;

-информация, полученная от проверенных лиц;

-заключения экспертизы;

-общие правовые положения.

Следует помнить, что не следует выхватывать отдельные факты, необходимо взять их целиком. Только в этом случае они станут сильной составляющей аргументирующей речи. Важно использовать всю совокупность фактов, относящихся к предмету речи говорящего. Иначе может возникнуть подозрение, что они подобраны специально, не отражают истинной картины обстоятельств рассматриваемого дела.




Аксиомы – наиболее очевидные, и поэтому не требующие доказательств, обобщения. Они подтверждаются длительной практикой использования в конкретной области человеческой деятельности. Разновидностью аксиом являются постулаты – это утверждения, принимаемые без доказательств в качестве исходного положения при любом рассуждении. Постулаты очевидны только для определенного круга исследователей, для конкретной области познания. Используя в рассуждении аксиомы, юрист должен знать о необходимости соответствия их требованиям непротиворечивости, независимости и полноты. Это означает, что каждая аксиома логически не выводится из других.

Законы науки – это внутренняя существенная необходимая связь явлений, которые отражают природу конкретного предмета, процесса.

В гражданском и уголовном процессах аргументы понимаются как судебные доказательства. Содержатся доказательства в показаниях, заключениях экспертов. Различают доказательства прямые и косвенные. Прямые – те, из которых можно сделать однозначный вывод о существовании (несуществовании) доказываемого факта. Косвенными являются те доказательства, из которых при условии их достоверности можно сделать предположительный вывод о существовании факта. Ко всем доказательствам предъявляются требования относимости и допустимости. Убедительность судебной речи во многом зависит от качества аргументов. Судьи оценивают правильность мыслей прокурора и адвоката прежде всего по степени значимости и ценности фактического материала. Только сила аргументов, их убедительность имеют значение для полного внутреннего убеждения судей.



Какие требования предъявляются к аргументам? Какими качествами должны они обладать для того, чтобы убедить слушателей? Аргументы должны быть истинными, достоверными и не должны противоречить друг другу. Истинность их проверена практикой. Они должны быть достаточными для доказательства. Достаточность аргументов - это не количество их, а весомость, когда из них необходимо следует тезис. Риторика учит: доказательства следует не столько умножать, сколько взвешивать; отбрасывать аргументы, которые могут быть опровергнуты. Оратор не вправе ссылаться в подтверждение своей позиции а) на доказательства, которые не рассматривались в судебном заседании; б) на доказательства, признанные судом недопустимыми; в) на доказательства, не имеющие отношения к рассматриваемому делу.

Веские аргументы можно найти в речи С.А. Андреевского по делу Мироновича. Адвокат доказывает невиновность Мироновича, подробно анализируя: 1) данные экспертизы; 2) случайность позы Сарры Беккер: «Главное положение, что вся драма убийства происходила на кресле, рухнуло. Выяснилось, что Сарра принесена на кресло из другого места, положена на него почти мертвой; борьбы здесь не было, потому что чехол остался неподвижен и пятна крови спокойно просачивались с чехла на материю кресла»; 3) спокойное, естественное поведение Мироновича, уехавшего утром после убийства взыскивать деньги с должников: «Ведь если бы он убил, он знал бы, что касса была всю ночь отпертой, что она и теперь открыта, что, может быть, из нее уже все растаскано и он теперь нищий, что там следы его ужасного дела… Где же тут до Порховникова? Откуда бы взялась прежняя энергия преследовать должников?»



Риторика рекомендует приводить вначале сильные аргументы, затем доказательства средней силы, в конце - один наиболее сильный аргумент. Следует избегать нисходящего порядка доказательств.

Процесс убеждения включает в себя, кроме тезиса и аргументов, демонстрацию. Демонстрация, или способ доказательства, - это форма логической связи между аргументами и тезисом. Это логическое рассуждение, совокупность умозаключений при выведении тезиса из аргументов. Продемонстрировать - значит показать, что тезис логически обосновывается аргументами и поэтому является истинным. Завершить демонстрацию можно конструкциями: Из всего сказанного следует…; вот почему я считаю (лучше - утверждаю, убежден); таким образом; из всего сказанного можно сделать вывод и другими подобными.

В судебной речи могут быть следующие логические ошибки. Если оратор, сформулировав мысль, забывает о ней и непроизвольно переходит к принципиально другому положению, то происходит потеря тезиса. В результате выступающий может потерять исходную мысль. Случается и частичная или полная подмена тезиса. Это бывает в том случае, когда оратор, выдвинув определенное положение, обосновывает фактически другое. Нередко это случается, когда основная мысль не была сформулирована в начале выступления четко и определенно, и затем она поправляется или уточняется на протяжении всей речи.

Логические ошибки могут возникнуть в результате неумелой аргументации. Если аргументы недостоверны, обладают только вероятностью, то с их помощью невозможно обосновать достоверный вывод. Эта ошибка называется основным заблуждением, когда в качестве аргумента используется заведомо ложное положение, несуществующий факт и тому подобное в надежде, что этого никто не заметит. Опытный оратор, обнаружив хотя бы один непроверенный или сомнительный аргумент в речи оппонента, может легко опровергнуть всю систему его рассуждений.

Итак, мы рассмотрели основные компоненты составляющие структуру аргументации. Можно представить некий алгоритм действий оратора при подготовке аргументирующей речи. 1. Четко сформулировать предмет своей речи. В первую очередь – это ясная и конкретная формулировка тезиса речи.

2. Оценка предмета речи. Оратор должен определить, как его предмет речи будет воспринят слушателями. Если трудно предусмотреть отношение аудитории к тезису, лучше использовать индуктивную стратегию аргументации. Другими словами, идти шаг за шагом от очевидных бесспорных положений к формулированию тезиса, который может быть назван полностью к концу рассуждения. Этим же путем можно пойти в случае изначально негативного отношения аудитории к обосновываемому предмету речи.

3. Работа с аргументами. Для того, чтобы речь приобрела убеждающую и воздействующую силу, оратор должен продумать порядок расположения аргументов. Этот этап работы представляет собой процесс научного (с точки зрения юриспруденции) и социально-психологического осмысления выделенных аргументов; поиск как рациональных, так и иррациональных (риторических, психологических) аргументов. К риторическим аргументам можно отнести: «доводы к человеку», и «доводы к аудитории». Это обращения к чувствам, к желаниям, интересам аудитории; высказывания, воздействующие на эмоции, волю слушателей.

Использование в речи риторических аргументов выполняет ряд функций. Использование их в отношении тезиса позволяет:

- усилить убедительность коммуникации по форме и психологическому воздействию на слушателей;

- развеять недоверие и сомнения слушателей, что впоследствии положительно повлияет на восприятии позиции говорящего;

- создать ситуацию доброжелательности во взаимодействии аудитории и оратора.

По отношению к аудитории риторические аргументы дают возможность юристам:

-образно объяснить и довести до слушателей сомнения, возражения, замечания говорящего;

- нейтрализовать или опровергнуть возражения оппонента.

2.2.Языковые средства, способствующие созданию логичности речи

Техника аргументации предполагает выбор оратором определенных речевых средств, которые содействуют четкому построению рассуждения, отражают логику развития мысли, обеспечивают смысловую связность речи. Будем придерживаться классификации, которую дала в своей книге «Профессиональная речь юриста» Н.Н.Ивакина. Рассмотрим языковые средства, которые способствуют созданию логичности речи судебного оратора.

Вопросительные высказывания. Вопросительные высказывания очень активно используются и несут особую функциональную и стилистическую нагрузку.

Логике рассуждения содействует логический вопрос, имеющий целью выяснение неизвестного, являющийся стимулом для передачи дальнейшей информации, отражающий последовательное движение мысли. Возьмем пример из речи прокурора И.В.Царева: «Учитывая противоречия в показаниях Васильченко, я должен поставить вопрос прямо: не оговаривает ли себя обвиняемый Васильченко? Что может скрываться за таким поведением: сначала полное признание своей вины, потом-полное ее отрицание, а затем-полупризнание. Следовательно, задача состоит в том, чтобы установить объективную истину по делу. Предположений, версий и догадок может быть множество, но истина всегда одна, всегда конкретна».

Функции вопросительных конструкций определяются их местом в структуре текста судебной речи и коммуникативным заданием. В форме вопроса осуществляется постановка проблем, с помощью вопросов передается новая информация.

Вопрос, употребленный во вступлении, формулирует целевую установку оратора в конкретном судебном процессе, определяет задачу, стоящую перед ним. Это может быть проблемный вопрос. Рассмотрим пример: «Уважаемые судьи! Основной вопрос, который вам предстоит решить сегодня, в совещательной комнате, в отношении моего подзащитного Сердюка - это вопрос о мере его наказания .Как наказать несовершеннолетнего , который второй раз действительно оказался на скамье подсудимых? Что же привело Сердюка в зал судебного заседания? Почему он сидит на скамье подсудимых?». Вопросительная интонация содействует установлению психологического контакта между оратором и адресатом. Вопросы, следующие один за другим определяют целевую установку адвоката - проанализировать причины совершения преступления.

Вопросно-ответный ход как прием диалогизации речи. Об этом приеме вам уже известно. Посмотрим, как его можно использовать с целью построения диалога между оратором и его оппонентом и судебной аудиторией в целом.

Оратор имитирует беседу: задает вопрос и сам отвечает на него. В результате использования вопросительных конструкций создается психологический и интеллектуальный контакт между оратором и судьями, исчезает пассивность слушателей, поддерживается интерес присяжных заседателей к теме выступления. Например, из речи И.В.Царева: «Как нам поступить с противоречивыми показаниями Васильченко? Их можно не учитывать при общей оценке доказательств, поскольку по материалам дела можно сделать один вывод: вина Васильченко в совершенных преступлениях полностью доказана»."Должны ли мы помнить о происхождении фаларов, об их уникальности? Об их научной, исторической, эстетической ценности, об их особом значении для нас с Вами, для нашего народа? Не будет ли учет этих обстоятельств нарушением требований судейской объективности и беспристрастности? Нет! Мы не можем отрешиться от этих обстоятельств дела!" (Ю.А.Костанов)

Языковые средства связи. Функционально-синтаксические средства связи помогают выразить сложные логические отношения между высказываниями, между композиционными частями. Каждое последующее высказывание, присоединяясь к предыдущему при помощи того или иного средства связи, как бы цепляется за предыдущее, чем поддерживается цельность всего текста речи. Такие специальные средствам связи были рассмотрены в Главе 4 параграф 2.3.

Мы можем проследить как с помощью языковых средств создается логичность в речи И. М. Кисенишского по делу Маркова. «Прежде всего, капитан Марков сам находился на мостике при выходе судна из порта и благополучно довел его до линии акватории порта, проложив для него дальнейший путь. Во-вторых, к моменту ухода с мостика с пунктом регулирования движения и капитаном пересекающегося судна была согласована и достигнута договоренность о том, что „Петр Васев" пропустит „На­химова", уступит ему дорогу. И наконец, самое главное - на мостике стоял на вахте опытный вахтенный помощник капитана - Чудновский, который должен был нести в это время штурманскую вахту и который, согласно ст. 402 „Устава службы на судах Министерства морского флота СССР" персо­нально отвечал за надлежащее несение на судне вахтенной службы, обеспечение безопасности судна и находящихся на нем людей и грузов. Вахтенный помощник капитана, согласно „Устава...", является стар­шим по всей вахтенной службе судна».

Период.Среди сложных синтаксических конструкций особое место занимает период, который чаще всего состоит из главной и нескольких однородных придаточных частей. Период по интонации и по смыслу четко распадается на две части: первая, как правило, перечисляет отдельные явления и произносится все повышающимся тоном с постепенным нарастанием; затем заметная пауза; вторая часть является выводом, следствием и произносится со спадом интонации. Придаточные предложения первой части имеют обычно одинаковый порядок слов и одинаковые видо-временные формы глаголов-сказуемых. Предложения, построенные в виде периода, составляют речь периодическую, в отличие от речи обычной, отрывистой. Периодическая речь характеризуется плавностью, музыкальностью, ритмической стройностью. Со стороны содержания период отличается большой полнотой и законченностью выражения мысли, он развертывает и оформляет сложную аргументацию положения. Из-за этих качеств период особенно широко используется в ораторской речи. Части периода построены по принципу параллелизма: в них, как правило, повторяются союзы, союзные слова, повторяются и порядок слов и формы глаголов-сказуемых. Приведем некоторые примеры использования периода в судебной речи: 1) Кто бы ни сидел на скамье подсудимых, какое бы преступление он ни совершил, какое бы чувство он ни вызывал у вас - суд должен объективно исследовать все материалы дела. 2) Действительно, если бы Андреева имела хоть чуточку женской души, если бы она в самом деле любила Пистолькорса и если бы она сколько-нибудь понимала и ценила сердце своего мужа, она бы весьма легко распутала свое положение. 3) Человек, по своему рождению, воспитанию и образованию чуждый розги; человек, глубоко чувствующий и понимающий ее позорное и унизительное значение; человек, который по своему образу мыслей, по своим убеждениям и чувствам не мог без сердечного содрогания видеть и слышать исполнение позорной экзекуции над другими, - этот человек сам должен был перенести на собственной коже всеподавляющее действие унизительного наказания. 4) Кто бы ни сидел на скамье подсудимых, какое бы преступление он ни совершил, какое бы чувство он ни вызывал у вас - суд должен объективно исследовать все материалы дела.

Период усиливает смысловую сторону ораторской речи, повышает ее эмоциональный накал. Основная задача, которую выполняет период, - логическое аргументирование основной мысли с помощью различных вставных конструкций, уточняющими мысль[101].

Точность словоупотребления. Важным средством речевого воздействия на состав суда является точность словоупотребления, когда выступающий привлекает внимание суда к важным, с его точки зрения, явлениям. Точным использованием слов отличались речи А.Ф. Кони, К.К. Арсеньева, П.А. Александрова, С.А. Андреевского, В.И. Жуковского, Н.П. Карабчевского, Н.И. Холева. С.А Андреевский, например, в речи по делу Мироновича уточняет значение экспертизы, внесшей путаницу в материалы дела: «…Выступил профессор Сорокин. Экспертизу его называли блестящей: прилагательное это я готов принять только в одном смысле - экспертиза эта, как все блестящее, мешала смотреть и видеть. Вернее было бы назвать ее изобретательной». Анализируя материалы предварительного следствия, оратор обращает внимание на допущенные в них ошибки из-за неточного словоупотребления: «Биография Мироновича в обвинительном акте заканчивается следующими словами: он слыл и за человека, делавшего набеги на скопцов, проживающих в его участке, и к тому же за большого любителя женщин. «Большой любитель женщин… делает набеги на скопцов…». Можно подумать, что Миронович, как фанатик сластолюбия, искоренял скопцов за их равнодушие к женскому полу!… Но оказывается, что здесь говорится о взятках». Так адвокат Л. Е. Раппопорт в своей судебной речи поясняет понятие «добросовестный приобретатель»: «Это то лицо, которое не знало и не должно было знать, что оно приобретает имущество от лица, не правомочного совершать эти действия»[102].

Полемизируя с процессуальным противником, судебный оратор довольно часто употребляет риторические вопросы.«Нам говорят ,что для совершения вот этого преступления подсудимые вступили в преступный сговор.Но уважаемый суд, о каком сговоре может идти речь, если подсудимые, как они пояснили, еще и друг друга толком не знали?». С помощью риторического вопроса оратор выражает отрицание противоположной позиции и апеллирует к суду. Кроме риторических вопросов-оценок, в судебных речах нередко используются риторические вопросы, содержащие вывод из сказанного. Их цель - помочь суду сделать правильные выводы, правильно квалифицировать тот или иной факт, например: «На вопрос о том, чем она может ему помочь, Тищенко сказал, что поможет, если умрет, и что Кубань-река большая, смоет все следы. Разве это не угроза убийством?». Риторический вопрос, заканчивающий логическое единство, имеет результативно-следственное значение; вместе с тем он заключает в себе элемент оценки. Это эмоциональная реакция оратора.

Таким образом, уверенное использование различных языковых средств, способствующих логике рассуждения, позволят оратору сделать речь по-настоящему доказательной и убедительной.







Сейчас читают про: