double arrow

Чему нас может научить архаичное социетальное хозяйство?


Итак, неолитическая революция принесла человечеству изменения, в результате которых оно надолго было вынуждено проститься с социальным и экономическим равенством, с первобытным изобилием, основанным на умеренности разумных потребностей первобытного человека, с органичностью всей его культурно-хозяйственной жизни.

Следует полагать, что далекое прошлое может многому нас научить. Мы начинаем яснее видеть контуры будущей социетальной экономики - экономики, где ценность хозяйственного ресурса определяется не спекулятивными настроениями рынка, а его значением для удовлетворения естественных потребностей, где реализуются естественные принципы разделения труда и распределения благ, обеспечиваются щадящий режим сменяющих друг друга видов деятельности, независимость и защищенность человека труда, культурная легитимация хозяйственного действия. Эти черты экономики еще не могут считаться вполне современными, но могут рассматриваться в качестве целей, приближение к которым сегодня уже не выглядит утопичным.

Во многом достижению этих целей способствуют современные тенденции развития хозяйственной сферы.




Так, повышение роли общественного контроля над экономическим действием становится возможным в условиях постепенного повышения значения групповых интересов в хозяйственной деятельности. Эта тенденция начала проявлять себя уже с середины XX в., когда в ключевых отраслях экономики развитых стран произошло резкое увеличение количества собственников капитала, сопровождающееся их отстранением от формального контроля над производством. Это дало основания Д. Беллу, а вслед за ним и многим другим экономистам и социологам, говорить даже о начале "антикапиталистической" "молчаливой"1 революции в мировой экономике, о возникновении широких возможностей для усиления общественного контроля над хозяйственной сферой.

Размыванию представления о капиталистическом обмене как о разовой "рыночной трансакции", наполнению обмена социальным содержанием может способствовать фиксирующийся современными социологами рост сетевых структур в экономике. Так, "рыночный" рационализм подталкивает хозяйственных агентов формировать "развитые структуры слабых связей-мостов. .., порождая (в сети. - С. Д.) некоторое "чувство единого сообщества"2. Стремясь к получению выгоды, хозяйственный агент при определенных

1 Белл Д. Конец идеологии. Нью-Йорк, 1960 (на англ. языке).

2 Грановеттер М. Сила слабых связей // Экономическая социология. Т. 10. N 4. Сентябрь 2009. С. 43.

стр. 98

условиях вынужден ориентироваться не только на экономические, но уже и на социальные критерии, вынужден выстраивать социально-укорененные отношения со своими контрагентами. По словам Брайана Уци, такая укорененность "смещает хозяйственную мотивацию акторов от узкой направленности на сиюминутную экономическую выгоду в сторону обогащения отношениями доверия и реципрокности (позволяющими - С. Д.) ...снизить трансакционную неопределенность"1. Важно понимать, что наполнение хозяйственного действия социальным смыслом не только способно раскрыть "иные возможности акторов, чем это вытекает из экономической логики рыночного поведения"2, но и придает новое содержание всей системе социально-экономических отношений между ними.



В настоящее время проявляет себя еще одна обнадеживающая тенденция: повышение уровня доступности для широких слоев населения основных ресурсов жизнеобеспечения. Если в XIX в. трудовая деятельность могла гарантировать подавляющему большинству наемных работников Европы лишь "поддержание .. .физического существования"3, то уже в середине XX столетия ситуация заметно изменилась. Борьба рабочих за свои права, рост потребности работодателей инвестировать в человеческий капитал и привлекать работников к управлению, выдвижение новых социальных стандартов привели к тому, что в этот период "тяготы, связанные с самим характером наемного труда, облегчаются... Роль работающего по найму теряет свои болезненно пролетарские черты благодаря непрерывному повышению жизненного уровня..."4. К этому необходимо добавить, что повышение производственных и социальных стандартов происходит на фоне глобализации, которая обеспечивает их диффузию. Все это делает доступность основных жизненных благ достоянием не только жителей Западной Европы и Северной Америки, но и самых широких слоев населения в самых дальних уголках мира.



Известное возрождение принципов социетальной экономики знаменует собой и наблюдающаяся в настоящее время тенденция повышения доступности для наемных работников различных видов деятельности. Конечно, сегодня еще рано говорить, что современная хозяйственная жизнь в полной мере воплощает в себе прогнозы Карла Маркса о победе закона

1 Уци Б. Источники и последствия укорененности для экономической эффективности организаций: влияние сетей // Анализ рынков в современной экономической социологии. М.: Издательский дом ГУВШЭ, 2007. С. 208 - 251. С. 213.

2 Там же, с. 211.

3 Развитие метода политической экономии. М.: Экономика, 1986. С. 239.

4 Habermas Y. Theorie der Kommunikativen Handelns. Zur Kritik der funktionalistischen Vernunft 2. Bde. 3, durch. AufL Frankfurt am Main: Suhrkamp Verlag, 1985, Bd. 2. С 516.

стр. 99

перемены труда, ставящего задачу "частичного рабочего, простого носителя известной частичной общественной функции, заменить всесторонне развитым индивидуумом, для которого различные общественные функции суть сменяющие друг друга способы жизнедеятельности"1. Однако работников многих, в особенности "современных", отраслей экономики сегодня уже едва ли можно назвать "несчастным резервным рабочим населением, которое держится про запас для изменяющихся потребностей капитала в эксплуатации"2. Так, еще в начале XX в. для капиталистов стали очевидными пределы узкой профессиональной специализации, которая отрицательно влияет на здоровье людей и существенно подрывает их мотивацию, снижая производительность труда. С другой стороны, сами работники в современном мире все больше ориентируются не на ригидные социальные конструкции, а на информационные и коммуникативные структуры"3. Это, в свою очередь, объективно приводит "к освобождению от структурной жесткости фордистского процесса труда"4, открывая для наемного работника возможности поиска новой структурной основы жизнедеятельности. Не случайно на протяжении последних десятилетий на рынок труда выходит все больше работников, отличающихся высокой мобильностью, обучаемостью, самостоятельностью - работников, имеющих сильные переговорные позиции при трудоустройстве на достаточно широкий спектр рабочих мест и готовых эти позиции отстаивать. Развитию этой тенденции в немалой мере способствовали целенаправленные усилия, направленные на снижение институциональных ограничений профессиональной мобильности в условиях сегментации рынка труда, на повышение уровня обязательного образования и расширение возможностей получения дополнительного профессионального образования, а также на создание комфортной среды для самозанятости.

Следует полагать, таким образом, что ряд тенденций, наметившихся в процессе развития глобальной экономики и комплекса ее отраслей в XX - начале XXI вв., благоприятствуют новому воплощению ключевых принципов социетального хозяйства древнего общества.

В заключение приведем слова Рональда Дора, посвятившего свою деятельность изучению секретов японского хозяйства и верившего в созидательный потенциал социетальной экономики. Воспроизводя логику японских предпринимателей, он писал: "Возможно, было бы лучше по-

1 Маркс. К. и Энгельс Ф. Соч. Изд. 2. Т. 23. С. 499.

2 Там же, с. 499.

3 С. Лэш, Дж. Урри. "Хозяйства знаков и пространства" (Введение) / Западная экономическая социология: хрестоматия современной классики. М: РОССПЭН, 2004. С. 605.

4 Там же, с. 604.

стр. 100

жертвовать некоторой долей эффективности в распределении ресурсов, достигаемой с помощью рыночного механизма, но поддерживать производственную этику и направлять потоки человеческих талантов в более приемлемое русло. Конечная выгода от этого лишь возрастет, поскольку частично принесенная в жертву рыночная эффективность будет более чем адекватно компенсирована усилением других видов эффективности, проистекающей от более защищенной и стабильной жизни людей, их возможности сотрудничать и верить друг другу"1.

1 Дор Р. Различия японской и англосаксонской моделей капитализма // Анализ рынков в современной экономической социологии. М.: Издательский дом ГУВШЭ, 2007, с. 76.

стр. 101

 
 
Заглавие статьи ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ЧЕЛОВЕК И РОЛЬ ЗАВИСТИ В ЕГО ПОВЕДЕНИИ
Автор(ы) Петр Ореховский
Источник Общество и экономика, № 12, Декабрь 2014, C. 102-119
Место издания Москва, Российская Федерация
Объем 50.8 Kbytes
Количество слов
   

ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ЧЕЛОВЕК И РОЛЬ ЗАВИСТИ В ЕГО ПОВЕДЕНИИ

Автор: Петр Ореховский