double arrow

ТЕОРИЯ ПОЗНАНИЯ. анализа). Поэтому термин теория, входящий в наи­менование Т





анализа). Поэтому термин теория, входящий в наи­менование Т. п., имеет не тот смысл, к-рый он приоб­рел в спец. науках, а близок по значению к более широкому термину «учение», что отражено и в греч. этимологии этого слова. Ответы на коренные вопросы Т. п. и сами способы их формулирования приобретали разную форму в разных концепциях и в разное время. При этом проблемы, находившиеся в центре одних гносеологич. систем, оказывались в других на пери­ферии. Напр., для феноменологии как Т. п. одной из основных является проблема «данности», самоочевид­ности в познании; прагматизм выдвигает на первый план проблему проверяемости познават. утверждений, ставя в зависимость от нее решение др. проблем Т. п., в частности вопроса об отношении знания и реаль­ности; аналитич. философия анализирует прежде всего проблему значения, пытаясь доказать, что решение этого вопроса позволяет ответить на все др. вопросы, традиционно фигурировавшие в Т. п. (в этой связи следует подчеркнуть различие между реальным смыс­лом той или иной гносеологич. концепции и осозна­нием этого смысла философом: сознат. выдвижение той или иной проблемы как исходной не отменяет того, что в действительности всякая Т. п. так или иначе не может не исходить из решения основного вопроса философии). Проблемы, обстоятельно обсуж­даемые в одних концепциях, снимаются как бессмыс­ленные, возникшие в результате ложной постановки вопроса, другими. Напр., проблема скачка, «трансцен-зуса» от субъекта к внешнему миру, одна из централь­ных для Декарта и мн. др. философов 17—18 вв., сни­мается нем. классич. философией, на др. основе эли­минируется англо-амер. неореализмом и, наконец, по принципиально иным мотивам отвергается дпалектич. материализмом.




В развитии немарксистской Т. п. можно выделить четыре периода: античность, когда Т. п. появилась в философии и выступала как критич. обсуждение условий получения истинного знания, а центральной была проблема отношения знания и мнения, истины и заблуждения, причем знание понималось в единстве с предметом знания; Т. п. эпохи Просвещения (17—18 вв.), когда в центре стояло обсуждение воп­роса о связи «я» и внешнего мира, «внешнего» и «внутр.» опыта, первичных и вторичных качеств, а Т. п. выступала не только как анализ филос.-метафи-зич. знания и орудие построения онтологич. системы, но и как критич. исследование науч. знания; Т. п. в нем. классич. философии, где проблемы Т. п. свя­зываются с исследованием историч. развития форм практич. и познават. деятельности, ставятся в куль-турно-историч. контекст; Т. п. в совр. бурж. филосо­фии, для к-рой, в частности, характерно появление направлений, отрицающих осмысленность традицион­ной Т. п. со всеми ее проблемами (аналитич. филосо­фия, экзистенциализм.). Что касается марксизма, то он на новой основе продолжает традиции материа­лизма в Т. п. и критически ассимилирует достижения нем. классич. философии.



Т. п. в античной философии.Собственно теоретико-познавательное исследование начинается тогда, когда само знание становится самостоятельным объ­ектом анализа и возникает вопрос: «...что такое знание... в чем оно состоит» (Р 1 a t о, Theaet. 145с—146; рус. пер., М., 1936). Различение знания «по истине» и знания «по мнению» у первых антич. философов выражает еще не столько сознательную гносеологич. постановку вопроса, сколько противо­поставление одной онтологически-космологич. кар­тины мира («истинной» действительности) другой его картине (выражении не-бытия, не-сущего в кар­тине, совпадающей с обыденными представле­ниями). Размышления над всеобщими условиями


производства знания, т. е. условиями, дающими возможность отличить истинные суждения о мире от тех, к-рые выражают лишь мнение, появляются впервые у софистов и Сократа. Софисты указали на роль индивидуальных различий в познании действи­тельности, на роль.условий восприятия и т. д., т. е. впервые выдвинули те доводы, к-рые после них непре­рывно повторяются с разными вариациями скепти­ками и феноменалистами.

Деятельность софистов была исторически и логи­чески необходимой предпосылкой развернутого форму­лирования проблематики Т. п. Эту задачу выполнил Платон, впервые давший вполне четкую и разверну­тую форму постановки всех осн. проблем Т. п., форму, к-рая при всей ее наивности является классической'. Что есть знание? Каковы способы его обоснования? Может ли считаться знанием то, что обычно, в повсед­невном обиходе считается таковым? Обеспечивается ли знание чувственностью или разумом? Каково отно­шение между знанием и мнением, в частности правиль­ным мнением? Негативные аргументы софистов позво­лили обнаружить проблематичность знания, пробудив тем самым интерес к анализу всеобщих условий полу­чения знания (не случайно всякая Т. п. не только исследует проблему истины и ее критерия, но и пы­тается выявить природу иллюзии, заблуждения, лож­ного мнения). Платоновские размышления над при­родой познания возникли как своеобразная попытка дать ответ на негативную аргументацию софистов. Значение Платона в истории Т. п. заключается в чет­ком выявлении того обстоятельства, что знание, по­скольку оно остается таковым, не может не носить общеобязательного, устойчивого, объективного харак­тера, т. е. не может зависеть от индивидуальных, личных характеристик познающего субъекта. Отсюда учение Платона об общеобязат. характере понятий, к-рым соответствует царство идей как реальный объект истинного знания, как инвариант, противо­стоящий всем субъективным изменениям мнений. До­стигнутый в системе Платона прогресс в формиро­вании проблематики Т. п. сопровождается отходом от стихийного материализма досократиков, появлени­ем первой в истории философии крупной системы идеализма; сэтим связана постановка Платоном ряда проблем, к-рые не поддаются решению вследст­вие самой их ложной формулировки: как относятся мир неизменных идей и мир «становящихся» вещей, как совместить постоянное и абсолютно достоверное знание и неустойчивое, проблематичное мнение и т. д.



Специфика постановки проблем Т. п. в античной философии состоит в том, что все мыслители здесь, рассуждая о познании, исходят из положения о том, что знание не может не быть едино с тем, знанием о чем оно является, т. е. не может не быть своеобраз­ной копией предмета. Эта предпосылка принимается как нечто совершенно естественное и даже особенно не обсуждается; гл. интерес дискуссии лежит в выяс­нении того процесса, посредством к-рого предмет пе­реводится в состояние знания. Наиболее развитую форму античная теория образов получает у Платона и Аристотеля. Можно считать, что именно Платон впервые в истории философии выдвигает каузальную теорию восприятия, сравнивая воспринимающего субъекта с воском, а предмет его восприятия — с пе­чатью, к-рая отпечатывается в воске. Аристотель обо­сновывает идею о том, что в процессе познания субъект потенциально является тем, чем актуально является познаваемый им предмет.

Тезис о единстве знания и предмета специфически сочетается в антпч. философии с отсутствием понима­ния активности субъекта в процессе познания, с не­умением разглядеть необходимость творч. деятель-









Сейчас читают про: