double arrow

ДОПОЛНЕНИЯ. планеты, когда науч. мысль объединенного челове­чества становится «геологич





планеты, когда науч. мысль объединенного челове­чества становится «геологич. силой». С ноосферой (термин введен Ле Руа и Тейяром де Шарденом после их знакомства с идеями В.) В. оптимистически свя­зывает триумф жизни и наступление «прекрасного будущего» для человечества. Эта перспектива гаран­тируется у В. тем, что человеч. и социальное бытие включено в качестве звена в эволюц. процесс, пред­определенный природными законами. Рукописное наследие В. хранится в архиве АН СССР.

С оч.: Избр. соч., т. 1—5, М., 1953—60; Очерки и речи, П., 1922; Химич. строение биосферы Земли и ее окружения, М., 1965; Науч. мысль как планетное явление, «Наука и ре­лигия», 1968, Л"» 11.

Лит.: К о з и к о в И. А., Филос. воззрения В. И. В., М., 1И63; М о ч а л о в И. И., В.— человек и мыслитель, М., 1970; Забелин И., Человек и человечество, М., 1970.

Р. Галъцева. Москва. МАКСИМ ИСПОВЕДНИК(Ma|tu.oc, о 'Оцо^оуч^е, Maximus Confessor) (ок. 580—662) — визант. мысли­тель и богослов. В молодости гос. деятель, с 613—14 монах. С 642 выступает как ведущий оппонент покро­вительствуемого правительством монофелитства; 645 победил на диспуте с монофелитами в Карфагене. 653 арестован, 662 подвергнут отсечению языка и правой руки; умер в кавказской ссылке. Филос. взгляды М. И. окрашены сильным влиянием Аристо­теля, неоплатонизма и особенно Ареопагитик, в рас­пространении к-рых М. И. сыграл решающую роль. В центре его интересов стоит проблема человека. История мира делится М. И. на период подготовки вочеловечения бога, истекший с рождением Христа, и период подготовки обожествления человека. Если человек осуществит свою задачу, преодолеет обуслов­ленное грехопадением самоотчуждение, расколотость на мужское и женское, духовное и животное, горнее и дольнее, космос будет спасен и творение воссоеди­нится с творцом. Осн. события жизни Христа суть поэтому не только историч. события в мире людей, но одновременно символы космич. процессов. Эта доктрина М. И. оказала сильное воздействие на Иоанна Скота Эриугену и повлияла на ср.-век. мистич. традицию. Этика М. И. основана на своеоб­разном учении о претворении энергии злых эмоций в благие и содержит тонкие психологич. наблюде­ния. Историко-филос. значение М. И. в полной мере выяснено только в последние десятилетия.




Соч.: Migne, PG, t. 90-91.

Лит.: Епифанов и ч С. Л., Преподобный М. И. и визант. богословие, К., 1915; его же, Материалы к изу­чению жизни и творений преподобного М. И., К., 1917; В а 1-t h a s a r H. U. von, Kosmische Liturgie, Das Weltbild Maxi­mus' desBekenners, 2 Aufl., Einsiedeln, 1961; ThunbergL., Microcosm and Mediator. The theological anthropology of Maximus the Confessor, Lund—[a.o.], 1965. С. Аверинцев. Москва. МАРКУЗЕ(Marcuse), Герберт (p. 19 июля 1898) — нем.-амер. философ и социолог. Вместе с Адорно (доп.) и Хоркхеймером явился одним из основателей Франк­фуртского ин-та социальных исследований. С 1934— в США. В годы войны работал в информац. органах амер. разведки, выступал с антифашистскими статья­ми. В 50-х гг. «эксперт» Рус. ин-та при Колумбий­ском и Рус. центра при Гарвардском ун-тах. Проф. Брандейского (1954—65) и Калнфорн. (с 1965) ун-тов. Формирование взглядов М. происходило под влия­нием идей Хайдеггера и особенно Гегеля и Фрейда. Вместе с тем, проявляя неизменный интерес к учению Маркса, М. широко использует его концептуальный аппарат и нек-рые из его идей, интерпретируя их часто в духе совр. бурж. философии и социологии. В 20-х гг., отталкиваясь от Дильтея и в духе экзи­стенциалистского подхода Хайдеггера, М. стремился выявить онтология, смысл понятия «историчности» в философии Гегеля. В 30—40-х гг. определяющей в творчестве М. становится социально-критическая тенденция; на базе критики Гегеля он разрабатывает идеи «отрицательной диалектики», понимаемой как




тотальное отрицание действительности. В работах 50—60-х гг., опираясь на теорию «единого индустри­ального общества» и идеологию «интеграции», разви­вает т. н. критич. теорию «совр. общества». Согласно М., развитие науки и техники позволяют господст­вующему классу совр. капиталистич. общества сфор­мировать через посредство механизма потребностей новый тип массового «одномерного человека», с атро­фированным соцпально-критич. отношением к обще­ству, и тем самым «сдерживать и предотвращать со­циальные изменения». Включаясь под воздействием навязываемых ему «ложных» потребностей в потре­бительскую гонку, рабочий класс стран развитого капитализма «интегрируется» в социальное целое и утрачивает свою революц. роль. В этих условиях революц. инициатива, по М., переходит в рамках «развитого» общества к «аутсайдерам» (люмпены, преследуемые нац. меньшинства, безработные и т. п.), а также к радикальным слоям студенчества и гумани­тарной интеллигенции. В мировом масштабе носи­телями революц. инициативы выступают «бедные» страны, противостоящие империализму и развитым социалистич. странам, проводящим, по утверждению М., «коллаборационистскую» политику. Рассматривая институты бурж. демократии как инструмент нена-сильств. подавления оппозиции, М. настаивает на «радикальном отказе» от легальных форм борьбы, как «парламентской игры». В связи с этим он, смы­каясь с антикоммунистами, отрицает революц. роль марксистских партий развитых капиталистич. стран и революц. сущность их политич. программ. Считая возможным поставить подсознат. силы влечений, направленные против репрессивной культуры «обще­ства потребления», на службу революции, М. ориен­тирует леворадпкалов на т. н. «Великий Отказ», или «абсолютное отрицание» «совр. общества». В ходе этого «отказа», по М., должны сформироваться «новая чувственность» и сложиться «истинные» потребности, к-рые приведут к спонтанному возникновению «проек­тов» новой обществ, морали и «новых» институтов свободы, создающих условия для восстановления человеч. природы как сферы изначальных влечений. Выступая как разновидность «постиндустриального» романтизма, утопия М. объективно служит разобще­нию и дезориентации антикапиталистпч. сил.



С оч.: Hegels Ontologie und die Grundlegung einer Theorie der Geschichtlichkeit, Fr./M., 1932; Reason and revolution, L., 1941; Eros and civilization. Boston, 1955; The. Soviet mar­xism, a critical analysis, L., 1958; One-dimensional man, Bos­ton, 1964; The critique of pure tolerance, Boston, 1965 (совм. В. Moore, R. Wolff): Das Ende der Utopie, В., 1967; Essay on liberation, Boston, 1969.

Лит.: У л л е Д., Критич. заметки к социальной филосо­фии Г. М., «ВФ», 1968. Л» 9: 3 а м о ш к и н Ю. А., М о т р о-Шилова Н. В.. Критична ли «критич. теория общества» Г. М.. там же, 1968, Лз 10; Быховский В., Философия мелкобурж. бунтарства, «Коммунист», 1969, 8; The Criti­cal Spirit. Essays in honour of H. Marcuse, Boston, 1967;P a 1-mier J.—M., Presentation d'Herbert Marcuse, P., 1969; Steigerwaed R., H. Marcuses «dritter Weg», В., 1969.

Э. Баталов. Москва.

МАТРАИ(Matrai), Ласло (17 янв. 1909) — венг. философ, академик, секретарь отделения филос. и историч. наук Венгерской АН. Гл. директор Универ­ситетской библиотеки в Будапеште, проф. ун-та им. Л. Этвеша. Гл. редактор атеистич. журнала «Свет» («Vilagossag»). Член Международного филос. институ­та (Institut International de Philosophie) в Париже. Область науч. исследований М.— проблемы культуры, ее истории, структуры и методов изучения; психоло­гия и история венг. философии.

С о ч.: Modern Gondolkodas, Bdpst, 1938; Elmeny es mu, Bdpst, 1940; Haladadas -es fejlodes, Bdpst, 1947; Gondolat es szabadsag, Bdpst, 1961; Rege magyar filozofusok 15—17 szazad, Bdpst, 1961; в рус. пер.— «Доктринеры» — первые противники марксизма в Венгрии, в кн.: Проблемы марксистско-ленин­ской философии, М., 1965; Об историч. и этической концеп­циях гуманизма, в кн.: Марксизм и наша эпоха, М., 1968.









Сейчас читают про: