double arrow
Нужно ли тестировать школьников на употребление наркотиков?

Уважаемые коллеги!

Начать мне хотелось бы с весьма поучительной истории, рассказанной когда-то Эзопом. Это история богатого грека по имени Ксанф.

Как вы наверняка помните, однажды во время пира Ксанф заявил, что может сделать все. Когда же у него спросили, сможет ли он выпить море, Ксанф ответил: «Смогу!». На следующий день друзья Ксанфа потребовали, чтобы он выполнил обещание – выпил море.

Как вы понимаете, выпить море – невозможно, бессмысленно даже пытаться это делать. И точно так же бессмысленно пытаться бороться с наркоманией путем тестирования.

Тот, кто считает, что побороть наркоманию можно тестированием, пожалуй, более самонадеян, чем Ксанф. И вот почему.

В списках наркотических, психотропных средств и их перкурсоров, оборот которых на территории Российской Федерации запрещен или ограничен, можно увидеть более пятисот наименований. Пятисот! Это поистине море наркотиков.

Между тем, современные мультитесты, использование которых возможно в условиях школы, позволяют выявлять только до 10 видов наркотических средств. Десять из пятисот!

При этом данные тесты являются довольно дорогими. Я сравнил цены на них в розничных сетях – средняя цена составляет около 300 рублей.

Умножьте 300 рублей на количество учащихся. По данным последней переписи, количество школьников в возрасте от 11 до 17 лет (именно в этом возрасте целесообразно проводить профилактические мероприятия по предотвращению наркозависимости), составляет более 10 миллионов[2]. Умножим 10 миллионов на 300, получим 3 миллиарда.




Нужно, однако, учесть, что тесты на наркотики необходимо проводить регулярно, как минимум, раз в 2 месяца. Дело в том, что после однократного применения наркотические вещества в большинстве случаев довольно быстро выводятся из организма. Если школьник употреблял наркотик летом, а тестируют его зимой, то, конечно, никаких следов наркотических средств обнаружено не будет.

Таким образом, расходы на одни тесты для школьников могут составить18 миллиардов рублей! И это без оплаты работы сотрудников, занимающихся организацией тестирования.

Восемнадцать миллиардов! Для сравнения скажу, что в Федеральном бюджете 2014 года на деятельность всей Федеральной службы по контролю за оборотом наркотиков запланировано всего 37 миллиардов рублей[3].

Только вдумайтесь, можно выявить всего 10 видов наркотиков из 500 и израсходовать половину всего годового бюджета ФСКН!



В недавнем выступлении глава ФСКН Виктор Иванов, можно сказать, умолял о выделении 1,8 миллиарда на финансирование программы реабилитации бывших наркоманов[4]. Но денег так пока и не дали. Не дали денег! Всего 1,8 млрд. не дали! А тут предлагается запросто истратить сумму в 10 раз большую! В десять раз! И на что истратить?

По данным Фонда «Общественное мнение» хотя бы один раз в жизни пробовали наркотики всего 11% россиян, 87% россиян вообще никогда их не употребляли[5]. Вряд ли среди школьников количество тех, кто употреблял наркотики, будет намного большим. Спрашивается: зачем тестировать всех поголовно? Тестировать всех, чтобы выявить одного, – это все равно что стрелять по воробьям из пушек.

Думаю, что проводить тестирование целесообразно в том случае, если возникли какие-то подозрения. А они должны возникнуть в первую очередь у родителей. Родители, которые заботятся о своих детях, сами могут провести тест, если увидят нетипичное для их ребенка поведение. Как я уже говорил, эти тесты продают в аптеках, их легко можно купить и провести в домашних условиях.

Мне скажут: многие родители сейчас заняты зарабатыванием денег, некогда им с детьми заниматься. Отвечу: если родитель не вникает в проблемы своего ребенка, если он не в состоянии установить контакт со своим ребенком, не может поговорить с ним по душам, если родитель совсем не интересуется, чем живет его дитя, то пусть такой родитель вообще не «заводит» детей, пусть такой родитель лучше кота «заведет».

Хватит перекладывать ответственность с родителей на школу и на государство! Довльно патернализма!

Отмечу еще один плюс проведения теста на наркотики родителями. Если результат теста будет положительным, то о нем узнают только родители, а не все учебное заведение, как у нас это часто происходит.

Не будем забывать и том, что всегда существует вероятность ошибки. Известно, что некоторые лекарственные препараты содержат вещества, относящиеся к наркотическим. Выявят такие вещества в ходе теста – и вся школа заговорит, что у нас, оказывается, «наркоман» учится. Заклеймят ребенка, приклеят к нему ярлык, начнут травить. И кто знает, может быть, из-за этой психологической травмы ребенок и вправду станет наркоманом. Если человеку все время говорить, что он свинья, он может в конце концов и захрюкать.

Тестирование не станет фактором, удерживающим от употребления наркотиков. Оно заставит детей быть осмотрительнее и хитрее.

Ребенок сможет придумать множество способов не проходить тест или как-то обмануть его организаторов. Он может просто не приходить в школу в день тестирования или за неделю до тестирования не употреблять наркотики.

В нынешней формулировке закон дает возможность отказаться от тестирования, т.к. для проведения тестирования требуется письменное согласие родителей или самого школьника, если ему меньше пятнадцати лет (Ст. 53.4)[6]. Получается, что тест можно вовсе не проходить. Он не является обязательным.

Эта норма как будто специально направлена на то, чтобы тестирование проводилось среди школьников, о которых заведомо известно, что они точно не употребляют наркотики. Невольно начинаешь думать о том, что на самом деле закон принят в интересах производителей тестов.

Многие эксперты неоднократно отмечали, что тестирование не является эффективной мерой. В связи с этим не могу не привести цитату из выступления руководителя ФСКН Виктора Иванова: «Другим видом отвлекающей и малополезной профилактики является тестирование на наркотики, которое всего за два последних года приобрело характер буквально повальной эпидемии.

Как я уже неоднократно подчеркивал, сплошное тестирование является не только колоссальной тратой денег, но и идеальным способом уйти от реальной деятельности в область производства фиктивно-демонстративного продукта, проще – показухи, или примитивной имитации и симуляции реальной деятельности!»[7] Вот так оценивает норму о тестировании школьников один из самых авторитетных специалистов. Показуха это! И бессмысленная трата денег!

Итак, я выступаю против тестирования школьников на употребление наркотиков. Я считаю, что тестирование школьников на употребление наркотиков не является эффективной мерой борьбы с наркоманией. Таков мой тезис. Напомню, что в защиту этого тезиса я привел следующие доказательства.

Первое. Охват наркотических веществ, которые позволяют выявлять тесты, не очень широк. А если учесть, что наиболее распространенный сейчас тест по слюне способен установить факт приема наркотических средств только в том случае, если они употреблялись за 2–3 дня до тестирования, то вероятность своевременного, подчеркиваю – своевременного, выявления употребления наркотиков вообще едва ли не сводится к нулю.

Второе. Невероятно высокая цена массового тестирования. Вместо того, чтобы тратить миллиарды на проведение ненужных тестов, разумнее было бы их потратить на ту же программу реабилитации бывших наркоманов или на борьбу с наркотрафиком.

Третье. Тестирование не направлено конкретно на тех школьников, которые входят в группу риска, оно направлено на всех, а это неправильно.

Четвертое. Гораздо эффективнее было бы, если бы сами родители, заметив подозрительное поведение своего ребенка, проводили тесты, консультировались с наркологами. При массовом тестировании родители как раз скорее прозевают развитие пагубной привычки у ребенка: они будут полагаться на проводимое в школе тестирование. Тест ничего не выявил – значит, все в порядке. А мысль о том, что накануне тестирования ребенок специально не употреблял наркотики, им в голову вряд ли придет.

Пятое. Тестирование, согласно принятому закону, не является обязательным. Его можно не проходить. Представьте, что точно в таком же необязательном порядке проводили флюорографическое обследование, ставили прививки. Эффективной ли была бы тогда профилактика инфекционных заболеваний?

Шестое. Тестирование может дать ошибочный положительный результат, если ребенок принимает лекарственные средства, содержащие наркотические вещества. И эта ошибка может причинить психологическую травму ребенку. Все будут говорить о нем, что он наркоман. К сожалению, право на врачебную тайну у нас практически нигде не реализуется.

Седьмое. Специалисты против тестирования. Я ссылался на мнение эксперта – директора ФСКН Виктора Иванова, который называет тестирование «имитацией деятельности».

Подводя итог, хочу подчеркнуть, что я отнюдь не отрицаю важность проблемы наркомании. Однако я полагаю, что решать ее необходимо при помощи системы комплексных мер, таких как борьба с наркоторговлей, проведение воспитательных мероприятий в среде молодежи, качественное оказание медицинской и психологической помощи как самому ребенку с зависимостью, так и его семье. Тестированием проблему не решить, можно лишь создать иллюзию решения.

Свое выступление я начал с истории Ксанфа. По совету Эзопа, Ксанф нашел весьма остроумный ответ для тех, кто требовал, чтобы он выпил море. Ксанф сказал: «Я обещал выпить море, но не реки, которые в него впадают. Перекройте все реки, питающие море, и я его выпью». Никто, конечно, ничего перекрывать не стал.

В начале своего выступления я сказал о том, что существует около 500 наркотических средств, из которых выявить с помощью профилактического тестирования в школе можно около 10. Я сказал, что это всего лишь капля в наркотическом море. Но я не сказал, что наркотическое море постоянно пополняется.

Здесь я вынужден сослаться на мнение еще одного эксперта. Ведущий научный сотрудник научно-исследовательского центра ФСКН России Вероника Тихомирова в недавнем интервью от 7 января 2014 г. призналась, что рынок так называемых «дизайнерских» наркотиков, которые в последние годы в России (да и во всем мире) пользуются невероятной популярностью, чрезвычайно быстро пополняется все новыми и новыми модификациями. В течение месяца может появиться новый наркотик. И этот наркотик, конечно, еще не внесен в список наркотических и психотропных средств, оборот которых на территории Российской Федерации запрещен или ограничен. Фактически каждый месяц появляется наркотик, который, строго говоря, и наркотиком не является до тех пор, пока его не включили в список. Другими словами, этот наркотик можно абсолютно легально продавать и приобретать.

Между тем, внесение такого нового наркотика в список наркотических и психотропных средств – долгая бюрократическая процедура. По словам Вероники Тихомировой, она занимает около полугода. Полгода наркотик не считается наркотиком, а после того, как его вносят в список, появляется еще пять таких не внесенных в список наркотических веществ!

Давайте сначала попробуем перекрыть реки, по которым текут наркотики. Будем тратить средства на борьбу с контрабандой. Возможно, тогда и необходимость в тестировании пропадет – море наркотиков постепенно само высохнет.

Спасибо за внимание!

Вариант 1






Сейчас читают про: