double arrow

Познание и измерение

Из предыдущего изложения ясно, что познание может быть отождествлено с получением априорного знания, которое можно назвать невербальной информацией. Когда я бросаю монету, то всегда есть две возможности: орел или решка. Согласно интерпретации Эверетта[12] , мое сознание почему-то оказывается на одном из мировых листов. Например, в том слое, где выпал орел. Другая же моя копия обнаружит себя там, где выпала решка. Иногда можно слышать, что интерпретация Эверетта решает проблему коллапса волновой функции, но это не так. Очевидно, проблема остается, но заметается под ковер малоиследованной еще проблемы сознания. Таким образом, вопрос - почему я осознал себя в этом слое мультиверса, а не в другом,- считается уже вне компетенции физики. Однако это и есть самый важный и интересный вопрос. От него не уйдешь, спрятав голову в песок.

В отличие от модели Эверетта, наш подход дает простой ответ на вопрос – почему Я после измерения редуцировал именно в этот мировой лист, а не в другой. В нашей интерпретации в результате измерения реализуется единственная возможность, определенная детерминированной объективной реальностью. Однако, субъекту кажется, что были и другие возможности.

Этот подход заодно решает загадкунеобратимости. Необратимость не могла бы появиться в мире с обратимым временем. Но она там и не появляется,- мир объективной реальности обратим. Необратимость появляется в субъективном мире физической реальности. Только для субъекта мир необратим. Эта "кажущаяся" субъективная необратимость должна быть онтологизирована, ибо это единственная реальность, доступная субъекту. Этот механизм появления необратимости позволит в будущем построить новую эволюционную парадигму в физике, которая еще не сформулирована.




Представим себе некоторый абстрактнй субъект "Я", который бросает кость с N гранями, каждая грань которой – Я в тех или иных обстоятельствах. Ее бросаю Я – ребенок, выбирающий погремушку поярче, Я - обдумывающий теперь это предложение, Я – школьник, выбирающий профессию, Я - мужчина, выбирающий спутницу жизни. Часто бывает так, что выбор труден. Но это не означает, что для этого нужно бросать монету. Обычно, в этом нет необходимости. Некоторые случайные обстоятельства, как правило, выполняют эту работу за нас. Пусть вы собрались жениться, но обстоятельства сложились так, что имеется более одного кандидата на почетную "должность" вашей будущей супруги. Трудность выбора означает грубость оценочной шкалы. Выход один – жениться и только заплатив эту дорогую цену, узнать, не подвела ли вас интуиция. Важно то, что только проведя измерение (а женитьба, выбор погремушки или профессии - тоже может рассматриваться как измерение), можно получить ответ на вопрос.



Пусть, например, в лототроне шары пронумерованы в соответствии с некоторой системой. Например, пусть там будут только простые числа, только нечетные или как- нибудь еще. Я провожу измерение, вытаскивая всего один шар. Пусть, это окажется число 7. Это уже некоторая информация, которая позволит отбросить ряд гипотез. Например, гипотезу о том, что в лототроне имеются только четные числа. Дальнейшее эспериментирование будет сужать поиск. Точно так же, бросая монету или просто наблюдая за тем, что нас окружает, мы неизбежно получаем новую информацию. В соответствии с вышеизложенным пониманием, во избежание терминологической путаницы лучше говорить о вскрытии уже имеющейся, но не осознаваемой информации. Не задумывались ли вы, что именно получение знания создает ощущение времени точно так же, как энергия от горящего огня создает ощущение тепла. И ощущение не обманывает нас,- перманентный процесс познания создает поток необратимого времени.

Приведенный пример с лототроном неудачен, но благодаря этому и поучителен. На самом деле в мировом "лототроне" не может быть никакого априорного порядка, кторый бы мы могли выявить в процессе экспериментирования. Если бы такой порядок имел место, то была бы в силе гипотеза актуальной истины, от которой мы отказались в самом начале. Отсутсвие порядка в мировой целостности наиболее естественное предположение[13] . Ибо наличие оного должно было бы иметь причину. Связывая нашу онтологическую точку зрения с субъектом, мы сразу же получаем ассимметрию и некоторый относительный субъективный порядок, который и выявляется нами в процессе познания. С этой поправкой пример с лототроном уже почти правильно описывает положение вещей. За исключением того, что ни одна гипотеза, выдвигаемая субъектом, в конечном счете не может оказаться верной. Теории будут сменять друг друга, и по мере получения нового знания становиться все более сложными. В Ω – точке теория станет максимально сложной. Ее сложность будет сравнима со сложностью совершенно случайной последовательности.






Сейчас читают про: