double arrow

Тут ПСАЛТИРЬ РИФМОТВОРНАЯ 114 страница


СКАЗЫВАНО В ПРИСУТСТВИИ

ЕЯ ИМПЕРАТОРСКАГО ВЕЛИЧЕСТВА

И ЕГО ИМПЕРАТОРСКАГО ВЫСОЧЕСТВА

В ПЕТЕРГОФЕ,

1766 года, Июня 29 дня

СЛОВО НА ДЕНЬ СВЯТЫЯ ТРОИЦЫ3

Настоящий праздник сей для истиннаго христианина весьма должен быть вожделением. Мы празднуем пришествие Святаго Духа. Сей Дух Божий, кроме многих наименований, особливо и свойственно нарицается в Евангелии Параклит, или Утешитель. Самое сие именование уже и слуху нашему приятно, и сердцу радостно. Кто не возрадуется, когда услышит, что идет к нему Утешитель?

Скорбели Апостолы, что разлучились с любезным своим Учителем; а притом по разлучении от Него им же от сего неложнаго Учителя сказано: В мире скорби будете (Ин 16, 33). Какое облако печали должно помрачить мысль Апостолов и стеснить их дух, видя и слыша сие? Всю радость и утешение находили они в едином присутствии своего великаго Учителя. Но и Сего лишились, а уже предчувствовали и как бы очами видели, что мир весь противу них всей злобою вооружится; да они и назначены уже быть овцами посреди волков, приготовлены на растерзание. Как не печалиться, как не скорбеть?

Но божественный Учитель ободряет их, воспрещает скорбеть и обещает им, тотчас по разлучении Своем, послать Духа Утешителя, Духа Божия, Духа Его, Который их ободрит, вооружит оружиями непреодолеемыми, соделает их непобедимыми от мира сего, или паче победителями сего мира. Сия ободрительная, из уст Всемогущаго исшедшая сила обещания, не только изгнала из сердца Апостолов всю скорбь и печаль, но и исполнила их утешения и мужества, так что уже они, по свидетельству Евангелия, разлучившись с Господом, возвратишася в Иерусалим с радостию великою (Лк 24, 52).

Исполнилось ли же на них то обещание? Всем христианам известно, с каким безпримерным мужеством они возвещали вселенной Христову проповедь, с каким небоязненным духом взирали на все мирския угрозы, мучения и смерти, и с коликою славою над всем восторжествовали. Посланный к ним и принятый ими Дух Утешитель явил в них Свое действие во всей силе Своей...

А нам нужен сей Дух Утешитель? Если мы всегда совестию спокойны, во всем чисты и непорочны, ничего не опасаемся и не боимся, ни о чем никогда не печалимся и не скорбим, то, может быть, мы в таковом утешении не имели бы нужды. Но где мы живем? - на земле, в юдоли плачевной, в море подвизаемом напастей бурею.

С кем живем? - с родом, по Апостолу, строптивым и развращенным (Флп 2, 15). Какая наша жизнь? - исполнена забот, печалей, болезней, бедствий и страданий, и от собственных страстей, и от внешних нападений. Весь мир во зле лежит (1 Ин 5, 19); и всякому праведному подвижнику глас Божий непрестанно вопиет: Сыне человече, между скорпиев ты живеши (Иез 2, 6).

При таковом нашем несчастном положении, не будем ли мы желать и молить: да пошлет нам Господь Духа Своего, Духа Утешителя?

Но надлежит при сем весьма осторожно различать между печалию и печалию, между утешением и утешением. Апостол одну печаль называет печалию плоти; а другую - печалию по Бозе (2 Кор 7, 10). Печаль плоти есть, когда кто скорбит о чем без всякой для себя пользы, а только с повреждением здравия и с развращением духа. Например, кто, потеряв имение, печалится и сокрушается, - печалию таковою здравие повредит, дух возмутит, а имения не возвратит. Лишился кто родителей, или жены, или детей: печалию об них их не воскресит, а себя сокрушить и по телу и по духу, да и на Божий устав может почесться негодующим; таковая и подобная печаль есть печаль плоти. А печаль по Бозе есть, когда кто чувствует себя быть в некоторых слабостях и грехах, и в них совестию болезнует, сокрушается и раскаевается, - таковая печаль есть спасительна: ибо она болезнь греховную истребляет, а чрез то и дух и тело ободряет. Можем назвать печалию по Бозе и ту печаль, когда кто от других злых людей страждет неповинно, и все сносит не только без отмщения, но и без роптания; а только в скорби своей отзывается молением к Богу, прося от Него единаго врагам укрощения, а себе утешения. Сия печаль также есть по Бозе спасительна: ибо, конечно, Бог в скорби утешит его, и врагов укротит рукою крепкою и мышцею высокою. Сие сказано нами о различии печалей.

Какое же есть различие между утешением? Сие объяснил Сам Спаситель. Он сказал ученикам, разлучаясь с ними: Мир Мой оставляю вам, мир Мой даю вам; не яко же мир дает, Аз даю вам. Из сих слов видите, что иной есть мир Христов, иной есть мир света сего. Ибо мир и утешение есть почти одно и то же: утешение оканчивается миром; где утешение воздействует, там мир последует. Мир света сего есть, когда кто страстями усыплен, ни о чем не заботится ни о настоящем, ни о будущем, грехов своих не чувствует и в них не только не раскаевается, но их и не признает; и хотя по душе, да и по телу, таковый человек беден, нищ и наг, однако, говорит: я сыт и богат, ни в чем нужды не имею, - да еще и хвалится в похотях души своея. Сей есть мир света сего: мир токмо именем, а не вещию; мир пагубный, на время усыпляющий грешника и в несчастие вечное его влекущий. А мир Христов есть чистота душевная, спокойствие совести, вера в Бога просвещенная, надежда в Него непоколебимая, и мужество духа отличное, никаких страхов мира сего не уважающее и на все Его прещения безбоязненно взирающее: внятно слушает гласа Божия, ему в сердце глаголющая: Страха же их не убойтеся, ниже смущайтеся: Господа же сил, Той освятите, и Той будет вам в страх (Ис 8, 12-13). Сей есть мир Христов, который Он обещал даровать ученикам Своим и верующим в Него.

Теперь, узнав различие между печалию и печалию, утешением и утешением, сами вы видеть можете, что не всякая печаль достойна утешения Божия, и не во всякой печали утешает Дух Утешитель. Печаль по Бозе есть любезна Духу Утешителю: ибо блажени плачущий. Блажени есте, егда поносят вас; Блажени изгнани правды ради (Мф 5, 4, 10-11). Когда они чрез сие блаженны, то Дух Утешитель сего не лишает их: поелику оно их ведет к блаженству. Так неужели Дух Утешитель в печальном сем состоянии ничем им не вспомоществует? Утешает их, но тем, что возбуждает их еще более и более слез проливать, но слез очистительных и радостных, - еще более подкрепляет их мужество, чтобы они противу мира и диавола шли безбоязненно, чтобы все сносили великодушно, в полной надежде, что вознаграждены будут за сие безконечно. Радуйтеся, припевает им непрестанно в уши душевныя, радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесех (Мф 5, 12).

Весьма полезно и нужно знать, каким образом Дух Утешитель производит Свое действие в человеке, что Он и успокаивает его и делает его небоязненным против всех страхов мира. В испытание сего взойти было бы для нас дерзновенно: ибо кто ведает, что делается в сердце человека, разве дух живущий в нем? а особливо, когда та работа есть действие Духа Божия. Ибо о Духе Божии говорит Апостол, что Он ходатайствует о нас воздыхании неглаголанными (Рим 8, 26), то есть как чудесно в избранных своих работает, что сию тайну и изглаголать невозможно.

Не посмели бы мы в сие испытание взойти, если бы ход тайной работы Духа Божия не открыл нам Сам Спаситель. Он в Евангелии объявляет, что Дух Утешитель, во-первых, наставит на всяку истину (Ин 16, 13). Мы весьма заблуждаемся в своих понятиях: часто почитаем несчастием то, в чем состоит истинное счастие, - а то почитаем счастием, в чем заключается настоящая погибель; а потому часто печалимся о том, о чем радоваться бы надлежало, - и радуемся о том, о чем надлежало печалиться. Когда Дух Утешитель наставит на всяку истину, то тотчас откроется, что приводить нас должно в настоящую печаль или радость. В сем откровении и смотрит человек, наставляемый Духом Утешителем, что все опасности и бедствия мирския не должны нас оскорблять, когда они ведут к истинному блаженству; также и все блага мира сего не должны прельщать и веселить нас, когда они, наконец, приводят к несчастию вечному. Таковою истиною наставленный, человек будет петь с Давидом: Бог нам прибежище и сила, помощник в скорбех обретших ны зело. Сего ради не убоимся, егда смущается земля, и предлагаются горы в сердца морская (Пс 45, 2-3),

Второе, Дух Утешитель свидетельствует о Мне (Ин 15, 26), сказал Спаситель. То есть, сильно уверить избраннаго своего в душе и совести, что Господь Иисус Христос пришел в мир грешныя спасти, положил душу Свою за него и жертвою плоти и крови Своея исходатайствовал ему прощение грехов и примирение с Богом. Таковое уверение о толикой к нему любви Божией расположит его несумнительно надеяться получить все просимое от Бога. Аще Сына Своего не пощаде, будет он хвалиться с Апостолом, но за меня предал есть Его, как же и вся с Ним Он мне не дарствует? (Рим 8, 32). Сие же привяжет его к Нему такою любовию, что он рад за него умереть. Кто ны разлучит от любве Божия? ни смерть, ни живот; вся препобеждаем за возлюбившаго ны (Рим 8, 35-37).

Третие, Дух Утешитель обличит мир о грехе и о правде и суде (Ин 16, 8), то есть откроет любимцу Своему, что мир развратен, и все человеческия дела исполнены неправды; откроет, в чем состоит истина, и чем мы можем стать праведными пред Богом; откроет, что будет суд, разбирательство всем делам человеческим, и яко весть Господь путь праведных, а путь нечестивых погибнет (Пс 1, 6).

Четвертое, что Дух Утешитель грядущая возвестит (Ин 16, 13). Толико просветит мысль избранных Своих, что они яко в зерцале узрят, какия следствия впредь последуют не только в мире грядущем, но и в сем мире. Судьбы, какия кого постигнут, суть сокровенны и бездна многа; но Дух Утешитель избранных Своих вознесет на такую высоту, что они с высоты как на длани увидят судьбы, какия каждаго постигнут; и, сим исполненные пророческим зрением, будут одних оплакивать, а о других радоваться. Ибо на рабы Моя и на рабыни Моя во дни оны излию от Духа Моего, и прорекут (Иоил 2, 28-29), глаголет Господь. Таковым-то образом утешает избранных Своих Дух Утешитель! Нет нужды объяснять, сколь сильно должно быть таковое утешение, сколь оно должно ободрить и вооружить того счастливаго подвижника, в коем будет тако действовать Дух Утешитель; а нужнее объяснить, все ли будут удостоены таковаго Божия утешения?

Сказали мы, что печальный имеет нужду в утешении, и что иная печаль есть печаль плоти, иная - печаль по Бозе. Конечно, сокрушаемые печалию по Бозе сего утешения сподобятся, яко оно для них и приготовлено. А мучимые печалию плоти сего утешения или не достойны, или его вместить в себе не могут. Дух Утешитель желал бы преподать и им сие утешение, но они его не приемлют и отвергают. Мир, глаголет Господь, не может принять Его, то есть, Духа Утешителя, яко не видит Его, ниже знает Его (Ин 14, 17). Не видит, понеже очи его страстями ослеплены; не знает, понеже он единственно привязал себя к тленным благам мира сего, а вечных благ не ищет и не желает.

Кто же есть сей окаянный мир, который не видит и не знает Духа Утешителя, и не может Его принять? Мир означает всех грешников не кающихся и глубоким сном неверия и жестокосердия отягощенных. Они Духа Утешителя и не видят, и не знают, и не могут Его принять; а потому и утешение Духа Утешителя от них удалено.

Так что же мы? мы - грешники неудержно согрешающие, а истиннаго покаяния во грехах или никакого, или весьма мало имеющие, - мы, несчастливые грешники, ужели осуждены на сию страшную участь, чтобы нам быть совсем лишенными утешения Духа Утешителя? Нет! но Дух Божий иначе поступает с таковыми грешниками: Он их не утешает, ибо они не печалятся печалию по Бозе; а возбуждает их к печали по Бозе, то есть к покаянию, - ударяет их сердца, чтобы разбить их жестокость и из них источить слезы сокрушения. Когда они умягчатся, и потоки слез из них потекут, тогда тотчас предстанет и Дух Утешитель с Своим благодатным утешением.

О, Душе благий и истинный! о, Душе Утешителю! Ты всесилен, Ты Сам сотвори, да мы познаем Тебя, увидим Тебя и возможем Тебя принять. Прииди и вселися в нас. Аминь.

СЛОВО В НЕДЕЛЮ ПЯТИДЕСЯТНИЦЫ

Чаяние Апостолов днесь исполнилось: печаль их по разлучении с дражайшим Учителем пременилась в радость: боязнь, коею поражали их угрожения мира, уступила место великодушию и мужеству: внезапу ученики Христовы, быв не просвещенны, начали богословским языком проповедывать величия Божия: внезапу уразумели силу высоких Евангельских тайн, и оную изъяснять вразумительным для всякаго словом. Витийство человеческое посрамилось пред глаголом Божиим: мирская философия пришла в недоумение, слыша истинны, о коих дотоле никакого не могла иметь понятия. Усилие свирепствующей ярости изумилось, увидя, что никакия мучения не могуть поколебать их твердости, и что она имеет дело, яко с безплотными. Откуду таковая чудесная перемена внезапу воспоследовала? Сия измена десницы Вышняго. Ибо она по естественному порядку быть не могла.

Можем ли и мы грешные участны быть сея великия благодати? Почто же сумнения, вере противныя, колебать нас будут? Мы знаем оное Христово моление: Не о сих же молю токмо, то есть о Апостолах, но и о верующих словесе их ради в мя (Ин 17, 20). Ежели есть в нас сия вера: то сила молитвы Сына Божия и в нас действовать может; и мы можем сподобиться получить низпосланнаго днесь на Апостолы Духа истинны. А для сего потребно изъяснить, по чему Дух Божий, коего Спаситель низпослать обещал, особенно называется дух истинны.

Дух святый различныя, по различным Его действиям, в Священном Писании имеет наименования. Называется Дух Божий (Рим 8, 9), яко в Бозе опочивает, и есть существа с Богом нераздельнаго. Называется Дух утешитель (Ин 14, 26), яко страждущих за истинну действием не зазорныя совести утешает, и болезненной душе подает отраду. Называется Дух сыноположения (Рим 8, 5), яко добродетельныя сердца усыновляет Богу, и чувствие отеческия Его любви вливает в нас. Называется Дух обручения (2 Кор 1, 22) яко души непорочныя соединяет с Богом в един священный нежныя горячности союз, яко невесту с женихом своим. Но особливо называется Дух истинны. Егда приидет он. Дух истинны, сказал Иисус Христос своим ученикам, наставит вы на всяку истинну (Ин 16, 13).

Истинна есть сходство понятия нашего с самою вещью. Например, естьли я понимаю, что солнце не больше велико, как сколько оно очам моим кажется: сие понятие есть не истинное, яко с вещию не сходственное; поелику солнце несравненно есть большее, нежели как оно нам кажется. Когда же солнце понимаем в той его величине, в которой оно существенно есть: тогда таковое понятие есть истинна. По сему и о прочем разсуждать надлежит.

Свет в разуме нашем для того от Зиждителя возжен, дабы в предводительстве сего сияния мы вещь так понимали, как она сама в себе есть. Но может ли слабая мысль человеческая вместить в себе всех вещей точныя понятия? а не паче ли должна погрузиться в безмерной бездне премудрых вечнаго Творца дел? Бог от нас невозможнаго не требует. Многие гордым любопытством возносились до испытания вещей, человеческия силы превосходящих: что же тем приобрели? Едино надмение ложнаго знания. Утверждали мнения не больше другим, как и самим себе непонятныя, между собою противоборствующий и одни другими опровергаемыя: а из того вышла одна не основательная смесь суетнаго мудрования. Бог от нас невозможнаго не требует. Довольно, естьли мы прострем понятие свое до того, что составляет наше прямое благополучие: то есть, без чего и жизни сей в честности и непорочности препроводить, и блаженнаго безсмертия получить не возможно. К сему все внимание, все тщание обратить следует; и Бог, влияв в нас любовь к самим себе, и желая нам всегда быть щастливыми, тем самим к тому обязал нас.

Но есть ли в нас к приобретению сея нужныя и спасительныя истинны столько усердия и тщания, сколько она заслуживает? Прежния древния века печальным для нас суть примером нещастливаго от истинны удаления. Что было нужды сходить Сыну Божию с небес, как чтоб истинну из мира изгнанную паки в оной ввесть? Аз приидох в мир, да свидетельствую истинну (Ин 18, 37). Что было нужды на Апостолов днесь низпосылать Духа истинны; как чтоб его действием разогнать тьму лжи, которая помрачила вселенную? что было нужды Апостолов посылать по лицу земли, как чтоб очистить от заблуждения, которую оное покрывало? Мы здесь празднуем тот великий день, в который истинна с небес сшедшая славное в мир имела вшествие. С каким восторгом радости праздновать оный мы обязуемся! Действие истинны чрез Апостольскую ревность резогнало ложныя, и ввело прямыя о спасительных вещах понятия.

Мир думал, что довольно пещись об одной жизни сей; а далее ни о чем размышления своего не простирать: Дух истинны научил, что сия жизнь есть путь к будущей; и тогда сия щастлива, когда ко оной вечной руководствует. Мир думал, что щастие состоит в одних увеселениях телесных и во угодностях чувственных: а Дух истинны научил, что прямое удовольствие состоит в непорочной совести, и что онаго не нарушают ни слезы, терпением за правду исторгаемые, ни гонения, кои в твердости добродетельнаго подвига более укрепляют, ни страдания, коими чем более разстроивается тело, тем более обновляется Дух. Мир думал, что для Богопочтения довольно наблюдать одни наружные обряды, и тем мнил удоволетворить Божеству: Дух стинны научил, что угодная Богу жертва есть сердце сокрушенно и смиренно, и что истинное благочестие требует добродетельной жизни. Мир думал, что все подвержено случаю, и что всем преобращают хитрости и происки человеческия: но Дух истинны научил, что всем управляет Божий отеческий промысл, и что все тщетно, естьли Его рука не подкрепляет. Мир думал, что довольно ко оправданию пред Богом своих, так почитаемых добрых дел: Дух истинны научил, что все и добрыя наши дела недостаточны и с страстьми смешаны; что оныя тогда действительны, когда им содействует Евангельская благодать. Мир думал, что божеством могут быть вещественныя, суетою человеческою изобретенныя, чтилища: но Дух истинны научил, что Бог есть Дух, и иже кланяется ему, духом и истинною достоит кланятися (Ин 4, 24).

Как таковыя Дух Божий открыл истинны, столь превосходныя и столь нужныя: то потому справедливо он есть и называется дух истинны.

Так мир думал. Мы ныне, по принятии духа истинны, по осиянии уже нас светом Евангельским, можем ли извинительны быть, естьлиб в таковых же мнениях были замечены? О какое должно быть превращение! взойдем мы в самих себя, и изследуем, есть ли в нас действие Духа божия? Никто к сему изследованию приступить не может, как токмо всяк сам о себе. Кто бо весть от человек, яже в человеце, точию дух человека живущий в нем? И духовный востязует убо вся; а сам той ни от единаго востязуется (1 Кор 2, 11, 15), то есть, духом мы испытуем все; но сам он испытанию другаго не подлежит.

Естьлиб мы столь осторожны были, чтоб могли усмотреть некоторым заблуждающаго мира в себе мнения: в сей благословенный день да потщимся приобрести измену онаго. Апостолы да будут нам примером сея благодатныя премены. При следующем совершении жертвы верчения, при воздеянии рук наших и колен преклонении, призовем всею верою Духа Святаго, да вселится Он в нас, да посетит немощи наши, да очистит от всякия скверны, и да наставит нас на всякую истинну. Аминь.

СКАЗЫВАНО В МОСКВЕ,

В УСПЕНСКОМ СОБОРЕ,

1780 года, Июня 7 дня

СЛОВО НА ДЕНЬ

РОЖДЕСТВА ХРИСТОВА4

На сей день праздника нашего, Павлова Апостольская труба велегласно вопиет: Велия благочестия тайна! Бог явися во плоти! (1 Тим 3, 16). Радуйся, земля, яко посетил тебя Сотворивый тя. Веселися, человеческий род, яко явился Он тебе в самом виде человечества твоего, и твое тленное и ничтожное естество столь тесно соединил с Собою, что стал в Божественном и человеческом естестве едино лице, един Богочеловек.

Являлся Он многократно человеку в человеческом виде, яко-то, скоро по падении искал в раю согрешившаго человека и вопиял: Адаме, где если? (Быт 3, 10) И потом являлся в различных видах, как-то в лице или человека, или ангела; или в неодушевленных вещах, как-то в купине, в столпе облачном и огненном, и в прочих подобных многих, - что видно из слова Божия. Но все сии явления были временныя, по случаям, устроенным Его премудростию, и благоволительным промышлениям о нашем спасении. А потому они, по исполнении Его святейшей воли, проходили и с Ним во един неразлучный союз навсегда соединены не были.

По какое в нынешний день празднуем мы явление Божие во плоти, Бог благоволил чрез него столь соединиться с нашим естеством, что присвоил оное Себе навсегда; облекся в него приискренне, как говорит Апостол: облекся в него, яко в ризу, для Него дорогую, облекся, и в сей одежде седит на престоле славы, и будет седети, доколе всех избранных Своих не совокупит с Собою, яко Главою их, и будет с ними царствовати во веки, услаждаясь соединением с Собою членов Своих, а члены веселиться будут о Главе своей, став причастниками Его Божества.

Но сие явление Божие во плоти нашей может причинить некоторое сумнение, неутвержденной истинным просвещением, мысли и подать случай к неосновательному мудрованию. Какая нужда являться Ему во плоти нашей и открываться Ему во внешности, пред телесныя очи наши? Бог есть Дух чистейший и святейший. От сего святейшаго Духа возжег Он дух и в нас: сей дух, оживляющий нашу плоть, который есть преимущественная часть состава нашего, или паче, составляет существо человека; а плоть только есть орудие, оживляемое и движимое сим духом. Все Божие премудрое намерение и преблагое промышление клонится к тому, дабы возродить и освятить дух. Сие и свойственнее Духу Божию, дабы, как во всех тварях, так наипаче в человеке, всю благодатную работу свою обратить на дух. Что нужды до внешней и видимой плоти, когда возродится и освятится дух? Следствие сего излиется и на плоть.

Ужели не возможно было Богу Духом Своим, вездесущим и вседействующим, устроить возрождение и освящение духа нашего, не являясь во плоти нашей? Вся сила - во внутренности: внешность или не столько нужна, или и излишня. Чтобы сие сумнение решить, неутвержденныя мысли утвердить и смелую их вольность удержать, - призвав Духа Святаго, по возможности нашей, взойдем в сие разсуждение.

Бог составил человека из души и тела. Сии суть его части существенныя. Ни душа без тела, ни тело без души в человеке быть не могут; и хотя душа есть превосходнейшая часть человека, нежели тело, однако человек не может состоять из одной души без тела. Тело есть орудие души, - орудие, но столь нужное, что и сама душа никаких почти своих действий открыть и произвести без тела не может. Сие особенно видим мы в младенце: когда укрепляются его члены телесные, тогда и душа более открывает свои разумения и душевныя чувствия. Когда человек придет в возраст, ежели его поразят болезни, особливо в мозгу, яко седалище разума, тогда душа как бы сокрывается и свои разумения как бы теряет, или по крайней мере открыть и изъявить их бывает не в силах.

По таковому тесному союзу между духом и телом, дух распоряжает, или должен распоряжать действиями телесными; однако и тело своими чувствами и своими внешними прелестями может распоряжение духа остановить и разстроить и, свергнув его с высоты престола, привлечь к своей низкости.

Заглянем мы только в рай. Может ли человек быть просвещеннее и духом непорочнее, как были Адам и Ева, когда только что вышли они из рук премудраго и преблагаго Создателя? Но что тотчас воспоследовало? - телесныя чувства преодолели силу разума, и внешность разстроила внутренность. Свет разума помрачился, и непорочность сердца развратилась так, что уже в них дух как бы совсем изчез, - и обратились в одну плоть, по свидетельству Самого Творца их; Он даже раскаялся, яко сотвори человека: не имать, говорит, дух Мой пребывати в человецех сих, зане суть плоть (Быт 6, 7 и 3). Столько-то сильно есть действие плоти над духом! И не дух, как должно было, покорил себе плоть; но плоть взяла верх над духом так, что самого его почти обратила в плоть. Сие видимо нам, ибо всегда и самым опытом видим мы. Не еже хощи, сие творю; но, еже ненавижу злое, то содеваю (Рим 7, 19). Лощу доброе духом, но творю злое плотию; ненавижу духом злое, но плотию злое содеваю.

Сие видимо и ощутительно нам. Но как же то не видел всевидящий и всеведущий Бог? И видел, и видит, и ведает. Чтобы возставить тако падшаго человека, возобновить его и привести в совершенство, Он благоволил явиться в плоти нашей, чтобы не только возродить дух, но и самое тело исправить, дабы оно не столь враждовало против духа, и ослабить пагубную его силу. Не было и быть не может Его святейшей воли, чтобы токмо все Свое промышление обратить на дух, а плоть оставить в прежнем ея состоянии и ее пренебречь. Сие не могло бы врачевать всего человека. Мудрость Его благая простиралась к обеим существенным частям человека. Он освятил их обеих и соединил в создании; Он благоизволил освятить и соединить обеих же и в их возсоздании, или обновлении, дабы одна не была противною другой части, а одна содействовала бы другой во благое. И для того-то Он благоволил явиться нам не единою невидимою силою Духа Своего, но благоволил явиться и во плоти: да и родиться, благоволил от пречистой и неискусобрачной Девы, дабы освятить нашу плоть и оную учинить сообразною духу.

Благое Его промышление падает на всего человека - и на дух и на плоть его. Внутреннее Он соединил нераздельно и с внешним: одно без другаго быть не может. От духа требует Он внутренняго Себе богослужения, но чтобы оно было неразлучно соединено и с внешним, да не будет праздно тело, когда действует дух. Прославлять Бога мы должны, по обязательству Апостольскому, не только в душах, но и в телах наших (1 Кор 6, 20).

Да и невозможно разлучить их. Действие тела имеет влияние на дух, и дух свои действия являет телом. Невозможно, чтобы сокрушенное сердце не излило слез; невозможно, чтобы полное покорение духа воле Божией не опровергло и тела, и не преклонило колен его на землю; невозможно, чтобы могли быть любовь между братиями Христовыми и священный союз между ними, когда к тому не привлекаются телесными, духу сообразными, внешностями; невозможно, чтобы я неохотно бежал в те священные храмы, где братия мои по духу собираются на славословие Божие. Внутреннее богослужение с внешним совокупно. Конечно, одно превосходнее другого; но одно без другого быть не могут, доколе мы - в сем теле: внешнее богослужение тела без внутренняго есть лицемерие, а одно внутреннее с отвержением наружняго есть мечтание.

Иной подумал бы из сего, что суть две церкви - одна "внешняя", другая "внутренняя". Но сего здравый Христов разум не приемлет. Един Бог, едина вера, едино крещение, едина и Церковь (Еф 4, 5), состоящая из двух существенных частей, внутренней и внешней. Невозможно разделить ее; а разделяют ее, или паче уничтожают те, которые разделять ее отваживаются. Все разстроится в Церкви Христовой, ежели допустить таковое разделение. Ибо Апостол предписывает: Вся вам благообразно и по чину да бывают (I Кор 14, 10). Сие, несомненно, относит он до внешности, дабы все по внешности было устроено сообразно служению духа. Хотя Апостол говорит христианам: Вы есте, церкви Бога живаго (2 Кор 6, 16), и Дух Божий живет в вас (Рим 8, 9); но сие писал он к Коринфянам, к видимой Косинфской Церкви, в видимом Коринфе граде состоявшей.

Сие же все Бог утвердил не только Своим во плоти явлением, но и самым учреждением таинств Своих. Первыя и вящшия тайны уставлены Им для отрождения и укрепления нашего: крещение и причащение. В первой отсождение духа соединил Он с водою, во второй ядение Своей плоти и крови - с видами хлеба и вина. Почто - вода? почто - хлеб и вино? Все сие есть внешность: можно бы отродиться духом без воды; можно бы причащаться духом тела и крови Господни без хлеба и вина? Но не так благоугодно было Вышней и Безконечной Премудрости. Она Павловыми устами точно говорит: Христос возлюби Церковь и Себе предаде за ню, да освятит ю; но как? банею водною в глаголе (Еф 5, 25-26). То же и Сам Учредитель утверждает: Аще кто не родится водою и духом, не может внити в царствие небесное (Ин 3, 5). И подавая не тело и кровь Свою невидим единому духу, но подавая хлеб. Спаситель изрек: Приимите, ядите: сие есть тело Мое. То же и о чаше речено.

К чему - сия внешность? Не можно ли было одним духом без воды возродиться, и одним духом Тела и Крови Господни без хлеба и вина причащаться? Я на сие ответствовать не могу, имея все благоговение премудрости Учредителя: не хочу быть мудрее Его, да и не могу. Наблюдая свято Его святейшее учреждение, и не дерзаю мудрствовати паче, нежели подобати мудрствовати (Рим 12, 8). Опасаюсь, дабы и самому не впасть в заблуждение, и других в оное не привлечь. Опасаюсь, ибо я ведаю, что ежели служение Богу утверждать на единой внутренности, на едином духе, то может выйти из того столько мудрований, сколько - у кого духов, или умов, или внутренностей. Человек самолюбив, а притом удобопоползновенен: всякое свое мудрование почтет основательным и с Духом Божиим сообразным, хотя оно будет здание, не на твердом камени, но на песке устроенное. А между тем настоит видимая опасность, что таковый человек, не почитая внешнее богослужение нужным, ослабит и внутреннее. А потому какой истинной Церкви он есть истинный член, - будет трудно отгадать.

Боже, явивыйся во плоти на земли, и сим видимым во плоти явлением устроивый видимую Церковь на земли! Сотвори, молим, да прославляем Тя не только единым сердцем и духом, но едиными усты, - не едиными только душами, но и телами нашими. Аминь.

СЛОВО НА ПАМЯТЬ ПРЕПОДОБНАГО СЕРГИЯ5

Благодать Божия влагала в нас желание и охоту, что мы на самом сем месте, пред самым гробом преподобнаго Сергия, восхваляли многократно святую его жизнь и славные его христианские подвиги. Восхваляли мы по возможности наших сил и дарований; хотя никогда достойно восхвалить его не могли, и никогда в Церкви Божией хвалы его не умолкнут: ибо в память вечную будет праведник (Пс 111, 6). Когда память его есть вечная, то и похвалы его должны быть вечны.


Сейчас читают про: