double arrow

Установление генеалогической связи источников


Не все возможные источники самостоятельны или оригинальны. Весьма значительное количество источников сообщает о фактах на основании других источников или подражает другим источникам.

Крепости, церкви, здания, города и т. п. строятся весьма часто по одному плану. Скульпторы и живописцы нередко копируют произведения известных мастеров или подражают им. Ремесленники изготовляют ковры, оружие, орудия и утварь по определенным образцам, соответствующим требованиям хозяйства и быта.

В народном быту обычаи, игры, сказки, песни переходят от одного народа к другому; одно произведение народного творчества может стать образцом для другого.

Большое количество несамостоятельных произведений мы находим и среди письменных источников. Литературные произведения переводятся с одного языка на другой; издаются популярные изложения научных книг; составляются компилятивные произведения; газеты снабжаются телеграммами и статьями из телеграфных агентств, информационных бюро и пресс-бюро; бывают и плагиаты, когда какой-нибудь Степанов печатает под своей фамилией рассказ Короленко; доклады охранных отделений в департамент полиции составлялись на основании донесений провокаторов, жандармов и чинов полиции, показаний обвиняемых и свидетелей, обзоры же департамента полиции — на основании донесений охранных отделений и жандармских управлений; сводки о ходе хлебозаготовок составляются на основании донесений заготовительных пунктов и т. д.




Точность сообщений источников зависит от того, насколько достоверны сообщения тех источников, на основании которых и по которым они составлены. Поэтому возникает необходимость в установлении самостоятельности источника или его генеалогии, если источник не оригинален.

Определение самостоятельности и зависимости вещественных памятников друг от друга производится путем сравнительного изучения. Выясняется сюжет, стиль, оформление памятников и при тождестве сюжета и стиля определяется время возникновения и, по возможности, создатель каждого памятника. Определив время возникновения и создателя каждого из сравниваемых памятников, не встречается особых затруднений при определении, какой памятник является оригиналом и какие — копиями и подражаниями (последние могли появиться только после появления оригинала). Не особенно трудно установить связь между отдельными вещественными памятниками и в том случае, если они являются подражаниями неизвестного или не сохранившегося оригинала (например, ряд икон, церквей и т. п.). Общие черты в этих памятниках указывают на их „родственность“.

Значительно труднее установление генеалогической связи в народном творчестве, так как не все народные произведения достаточно изучены. Фольклор ряда народов — еще не исследованная область. С другой стороны, труднее определить и время возникновения народных сказок, верований, песен и т. п. Но сравнительное изучение народного творчества, выяснение, при каком общественном строе, в каких общественных и географических условиях могли появиться те или другие произведения народной словесности, дает возможность установить позаимствования, переделки и передвижения от одного народа к другому произведений народного творчества. Однако, особенно следует предостеречь исследователя от старых научных предрассудков в этой области: ничто не является более ошибочным, как предположение, что сказки, песни и т. п. могли перейти только от современных культурных народов к малокультурным, но не наоборот. В самом деле, так называемые культурные народы (германцы, славяне и др.) восприняли многочисленные произведения, так назыв. „малокультурных” народов (финно-угров, тюрко-татарских народов и др.). Дальнейшие исследования фольклора более отсталых народов, — мы уверены в этом, — заставят коренным образом пересмотреть многие существующие в науке взгляды на народное творчество так назыв. культурных народов, и установить, что масса сказок, песен, поговорок и т. п. позаимствованы ими от других, более отсталых, народов



Родство между письменными источниками может быть самое различное: 1) один источник может являться основой второго, второй третьего, третий четвертого и т. д.; 2) один источник может являться основой нескольких других источников; 3) источник может быть составлен на основании нескольких родственных источников, т.-е. источников, из которых один является основой других; 4) источник может быть составлен по нескольким самостоятельным источникам; 5) источник может быть составлен на основании нескольких источников, из которых некоторые являются самостоятельными, другие составленными по другим источникам; 6) несколько источников могут быть составлены на основании одного неизвестного источнике. Графически эти случаи могут быть изображены следующим образом, при чем, квадраты изображают самостоятельные источники, а треугольники производные, т.-e. составленные на основании других источников.



Установление генеалогии письменных источников производится путем сравнения их содержания. Выясняется, какие общие сообщения, мысли, а иногда и выражения, приводятся в сравниваемых источниках, какие общие ошибки встречаются в них. При этом исходной точкой является, что два лица никогда не могут совершенно одинаково излагать один факт и даже совершенно одинаково воспринимать один факт. Например, если два корреспондента наблюдают одну демонстрацию, то, даже при общих их политических воззрениях, в их наблюдениях будет различие: одному может казаться, что в демонстрации участвовало 15 тыс. человек, а другому, что 17 тыс. человек. Один улавливает в лозунгах и в выступлениях ораторов одно, другой — некоторые другие черты и моменты. Сравнение газет (даже одного политического направления) может дать в этом отношении поражающие примеры, когда, по одной газете, в демонстрации, якобы, участвовало около 15 тыс. человек, а по другой — более 35 тыс. человек. Если же об одном факте, например о демонстрации, две (или больше) газеты сообщают почти одинаково, то не подлежит сомнению, что источник информации — один (корреспондент нескольких газет, телеграфное агентство, бюро прессы), или сообщение одной газеты использовалось другими газетами.

При этом необходимо иметь в виду, что позаимствования редко бывают дословными. Обычно заимствователь излагает другой источник „своими словами”, т.-е. изменяет слог и порядок изложения, вставляет свои рассуждения и выбрасывает кое-что из использованного источника. Дословное изложение имеет место только при переписаниях, плагиатах и цитировании; в последнем случае оно в последние столетия обычно оговаривается в тексте или в подстрочных примечаниях. Поэтому только сравнительный анализ содержания и текста выявляет родство источников.

Простейший случай при определении связи между двумя источниками мы имеем, когда один источник составлен на основании другого: источник b — по источнику а. Сравнительное изучение их текста и содержания, при одновременном определении времени их возникновения, быстро дает возможность установить, какой из них является первоисточником.

Сложнее установление генеалогии, если мы имеем несколько родственных источников и необходимо выяснить связь между этими источниками.

Возьмем первый возможный случай (см. схему). Мы имеем родственные источники а, b, с, d. Путем сравнительного анализа можно установить, что общим для b, c, d источником является а, Далее следует установить, в какой связи между собой находятся b, с, d. Если, в источнике d приводятся только те сообщения, взгляды и цитаты из a, которые встречаются в c, а в c только те, которые встречаются в b, то это показывает, что b составлен по а, c — по b и d — по с.

Такие случаи часто встречаются в научной литературе, в публицистике, в актах и т. п. Например, мы имеем книгу Карла Маркса „Капитал“ (источник а) и сокращенное изложение „Капитала“ Карла Маркса (источник b); какой-нибудь лектор может составить свою лекцию не по „Капиталу“ К. Маркса, а по сокращенному изложению, и читать его (источник с) студентам; последние по этой лекции делают свои записи (источник d). Приведем еще второй пример: провокатор представляет охранному отделению докладную записку о состоявшейся за городом нелегальной сходке (источник а), по этой записке охранное отделение представляет в департамент полиции свою докладную записку (источник b), департамент полиции – доклад министру внутренних дел (источник c). Во всех последующих позаимствованиях и изложениях могут быть вымыслы, искажения и т. п., но то, что они использовывают из предыдущих источников, дает возможность установить их последовательность. Например, если в каком-либо докладе по крестьянскому вопросу в постановке Ленина приводятся только те цитаты и взгляды, которые приводит тов. Сталин в своей книге „Вопросы ленинизма“, можно уверенно сказать, что доклад составлен не по сочинениям Ленина (источник а), а по „Вопросам ленинизма“ И. Сталина (источник b).

Во втором случае (см. схему), мы имеем несколько рядов источников, составленных на основании одного первоисточника. Установить связь этих источников с первоисточником следует, как в первом случае. Самостоятельность же рядов или ветвей исходящих из одного первоисточника источников устанавливается тем, что те изменения, дополнения, искажения и ошибки, которые были внесены при использовании первоисточника и его производных в одном ряду, не отражались на других рядах (или ветвях) источников. Например, сокращения, изменения, искажения и дополнения, имеющие место в источниках с, е, g, не отражаются на источниках b, d, f; имеющиеся же изменения, сокращения, искажения и т. п. в источнике b не встречаются в источниках с, е, d, f.

Подобные случаи также не являются редкостью, особенно в публицистике. Например, на пленуме ЦК ВКП(б) составляется стенограмма заседаний (источник а), по которой печатается отчет о пленуме в газетах „Правда“ и „Известия ЦИК СССР” (источники с, b) и составляется телеграмма ТАСС (источник d); на основании последнего появляется сообщение в „Rote Fahne“ (источник f), отчет же в „Правде“ помещается с сокращениями в газете „Поволжская Правда” (источник е), сообщение последнего с новыми сокращениями, подзаголовками и изменениями помещается в газете „Степная Правда“ (источник g); что сообщение „Степной Правды“ составлено именно по „Поволжской Правде“, а не по стенограмме пленума, сообщениям ТЯСС, „Rote Fahne“, „Известиям ЦИК СССР“ и „Правде“, устанавливается тем, что других фактов, кроме фактов, о которых сообщается в „Поволжской Правде“, „Степная Правда“ не приводит. Точно так же устанавливаются ряды других письменных произведений, имеющих один общий первоисточник.

В третьем случае (см. схему) источник h составлен на основании первоисточника а и его производных с, f, d, g. Что первоисточник и указанные его производные использованы при составлении источника h, устанавливается тем, что кроме данных, вошедших из первоисточника а в его производные с, d, f, g, в источнике h использованы другие данные (сообщения, взгляды и т. д.) из а. Использование же производных с, f, d, g устанавливается тем, что те дополнения, изменения и искажения, которые встречаются в каждом из этих источников, так или иначе отражены в источнике h. Если же в источнике h не встречается дополнений и пр., имеющихся в источниках b, е, то мы можем заключить, что этот ряд производных от а при составлении h не использован.

На практике указанный нами третий случай, чаще всего встречается в научных исследованиях, хрониках и летописях. В последних случаях хронист или летописец старался дать наиболее полную хронику или летопись и поэтому включал в свое произведение все дополнения и сообщения, имевшиеся в отдельных имевшихся в его распоряжении хрониках, не отдавая себе отчета, что они происходят из одного первоисточника.

В четвертом случае (см. схему) источник е составлен на основании самостоятельных источников а, b, с, d. Связь е с этими источниками устанавливается тем, что в е входят взгляды, сообщения, ошибки; и т. п., имеющиеся в каждом из этих первоисточников.

С четвертым случаем историк встречается на каждом шагу: отчеты и доклады высших учреждений составляются на основании докладов подчиненных им учреждений; каждое научное исследование использовывает так или иначе сообщения предшествовавших ему исследований и т. д., и т. д.. Что источники а, b, с, d, действительно, являются самостоятельными, устанавливается путем сравнительного анализа, т.-е. путем выяснения, насколько сообщаемые ими сведения, взгляды и т. п. действительно являются оригинальными, не составленными на основании других источников.

В пятом случае (см. схему), источник і составлен на основании самостоятельных источников b, с и производных: от а — е, от d—f и h. Связь і с этими источниками устанавливается такими же методами, как в предыдущих случаях, отсутствие же непосредственной связи с первоисточниками а и d и производным от d (через f) g тем, что сообщения, взгляды и т. п., не вошедшие от а в е и самостоятельные дополнения, искажения и т. п., не вошедшие от g в h, — не находят отражения в источнике i.

Пятый случай также часто встречается в научных исследованиях, хрониках и летописях.

В шестом случае (см. схему) мы имеем источники а, b, с, которые не находятся между собой в непосредственной связи и происходят от одного первоисточника х, который не сохранился. В том случае, если от одного несохранившегося первоисточника имеется несколько производных источников, не составленных один на основании другого, мы можем восстановить частично или полностью утерянный или уничтоженный первоисточник. Производится это путем сведения в одно целое сообщений и взглядов, позаимствованных а, b, с от х. Если позаимствования не оговариваются в а, b, с, то нужно считать, что из х взяты сообщения, выражения и взгляды, общие двум независимым друг от друга производным от х. Например, если а и b, или b и c, или а и с или все вместе дают те или другие одинаковые сообщения, приводят некоторые одинаковые выражения и высказывают по отдельным вопросам совершенно одинаковые взгляды, то нужно предполагать, что эти сообщения, выражения и взгляды взяты из первоисточника х. Выделяя их из а, b, с, и собирая их в одно, мы можем восстановить, хотя в неполном виде, первоисточник х.

Но при этом необходимо предварительно точно установить, что а, b, с использовывали х, независимо друг от друга. Если же b является производным от а, с от b, то использовать b и с для восстановления первоисточника х нельзя, потому что b и c в таком случае просто излагают сообщения и взгляды а. Поэтому, путем сравнительного изучения текста и содержания, необходимо предварительно точно установить, не являются ли a, b и с производными друг от друга, как в нашей схеме d является производным от с.

Восстановление текста не сохранившегося источника по его производным производится почти исключительно при изучении истории литературы классической древности, т.-е. Древнего Рима, Греции, и в этой области им достигнуты блестящие результаты. При изучении истории последних столетий, вследствие многочисленности разнообразных письменных источников, находящихся в нашем распоряжении, в восстановлении текста и содержания несохранившихся источников нет настоятельной необходимости. Там же, где это необходимо, восстановление текста источников последних столетий облегчается тем, что цитаты (даже в актах) обычно приводятся в кавычках и оговариваются в тексте или в подстрочных примечаниях. Однако, при использовании таких цитат необходимо предварительно выяснить, насколько точно данный автор обычно цитирует свои источники. Производится это путем проверки цитат, взятых данным автором из тех произведений, которые сохранились до наших дней.

Заканчивается установление генеалогии источника составлением генеалогической таблицы источника по примеру схем, приведенных нами выше. При этом первоисточники (корни) произведения) могут быть приведены сверху, как в наших схемах, или в низу, и в таком случае генеалогическая, таблица получит вид дерева. Так, например, наш случай второй может быть изображен следующим образом (см. схему).

Кроме того, при установлении генеалогии хроник и летописей необходимо иметь в виду, что летописец не только изложил произведения своих предшественников, но и продолжал их дело, дав свое оригинальное, самостоятельное изложение событий, ему современных.

ЛИТЕРАТУРА указана в главе 23-ей.







Сейчас читают про: