double arrow

Лингвистическое толкование источника


Критика толкования или герменевтика имеет целью установить, что именно хотел выразить автор источника.

Прежде всего, историк должен быть в состоянии прочесть письменный источник. Поэтому историк обязан знать язык, на котором написан источник, и, если источник не современный, то и палеографию. Без знания палеографии, т.-е. способа письма и истории письменных знаков, чтение более древних источников совершенно невозможно.

Но каждый язык развивается. Многие слова отмирают, другие принимают другое значение, изменяются и грамматические правила. Поэтому для правильного понимания источника необходимо еще знать историю языка, знать какие слова, в каком смысле и когда употреблялись в данном языке, какие изменения и когда произошли в грамматике языка.

Однако, не всегда историк находит в существующей литературе исчерпывающие указания по истории языка источника. История ряда языков совершенно не исследована, история других языков, включая даже латинский, не исследована еще вполне. Поэтому историку нередко самому приходится произвести нужные для понимания источника изыскания по истории языка.




При определении значения отдельных слов необходимо иметь в виду следующие основные возможные случаи:

1) Слово прекратило свое существование или вследствие отсутствия в настоящее время понятия, выражаемого данным словом, или вследствие замены последнего другим словом. Количество таких „мертвых слов“ весьма значительно во всех более древних актах; существуют и „мертвые“ языки, на которых в обыденной жизни не говорит ни один народ и изучением которых занимаются только отдельные ученые (латынь, санскрит).

Слово употреблялось во время составления источника в более широком смысле, чем в настоящее время, т.-е. вследствие дифференциации понятия, слово, выражавшее общее понятие, потом переносилось на часть последнего. Например, латинское слово templum означало раньше отгороженное место, после — святое место и, наконец храм или церковь.

3) Во время составления источника слово употреблялось в более узком смысле, чем в настоящее время, т.-е. новые понятия обозначались в дальнейшем развитии языка словом, выражающим понятие несколько напоминающее новое понятие. Например, слово „ручка” обозначает в настоящее время не только руку, но и ручку, в которую мы вставляем перо, ручку машины и т. п.; точно так же „перо“ обозначает не только перо птицы, но и стальное перо.

4) Слово употреблялось во время возникновения источника для обозначения различных понятий. Например, слово „государь“ относится не только к императору, но и господину вообще.

5) В дальнейшем развитии языка одно и то же слово стало выражать совершенно другое понятие. Например, слово „император” означало когда то в древнем Риме военачальника или главнокомандующего войсками, в дальнейшем же это слово употребляется для обозначения главы государства. В древне-русских источниках употребляется слово „орати“ — пахать, в русском же языке „орать“ значит „кричать“.



6) В дальнейшем развитии языка слово подвергается сокращению или удлинению, причем оно продолжает выражать то же понятие, что и до сокращения или удлинения. Это явление бросается в глаза во всех языках, и выражается в выбрасывании из слова отдельных слогов или во введении в слово новых слогов. В современном русском языке ряд понятий выражается только начальными буквами отдельных слов. Например, РИК — районный исполнительный комитет, ЦСУ — Центральное статистическое управление и т. д.

7) При заимствованиях из других языков слова подвергаются переделке соответственно характеру заимствовавшего языка; в некоторых же случаях заимствованные слова выражают совершенно другое понятие, чем в языке, из которого они заимствованы. Например, слово Vortuch превратилось в русском языке в слово „фартук“ (понятие же не изменилось), но слова cher ami (дорогой друг) — в „шаромыжник“ (жулик).

8) С изменением социальных условий слова, выражавшие когда-то почетное положение или состояние лиц, могут превратиться в слова ругательные и обратно. Такими ругательными словами в СССР являются, например, слова: граф, барон, князь, буржуй, жандарм, дворянин и т. п., бывшие же ругательные слова: безбожник, каторжанин (политический) и т. п. превратились в почетные.



9) Одно и то же понятие может выражаться различными словами в различных местностях и диалектах, и обратно, в различных местностях и диалектах одного и того же языка одно и то же слово может выражать различные понятия. Например, слово ,,ведра“ в различных диалектах русского языка обозначают и множество ведер, и „ведро”— прекрасную погоду, слово „башмак“ — и обувь, и вола (у донских, казаков) и т. п.

Так же, как смысл слов, с развитием языка подвергаются изменениям грамматические правила. Изменяются, отмирают одни и появляются новые падежи и падежные окончания, приемы образования глагольных форм, наречия, предлоги и т. д., изменяется расположение слов в предложениях и т. д. Поэтому для правильного понимания текста историку необходимо не только знать, какие понятия выражаются каждым словом изучаемого источника, но и каковы грамматические особенности последнего, т.-е. какие грамматические правила и как применяются в изучаемом источнике.

Кроме того, словарный инвентарь и составление предложений отличаются друг от друга и у отдельных авторов одного и того же времени. Например, язык М. Горького отличается значительно от языка В. Маяковского. Еще более различался язык у отдельных авторов в глубокой древности, когда состав слов и грамматические правила были менее разработаны, чем в настоящее время (это, конечно, только в том случае, если один из них не подражал другому, или оба —третьему). Поэтому в целях правильного понимания источника историк должен еще выяснить особенности языка каждого автора источника.

Для выяснения значения встречающихся в источнике слов и оборотов речи применяется сравнительный метод изучения. Историк сравнивает все места данного источника, в которых встречается выясняемое слово или оборот речи,, и устанавливает, какое именно понятие передается в каждом случае этим словом, и в каких именно случаях применяется изучаемый оборот речи. Для проверки своих выводов и для определения понятия слова и смысла оборота речи, если историк не мог определить их по данному источнику, он подвергает такому же сравнительному изучению другие произведения автора источника и его современников, а также выясняет, как понимали эти слова и обороты речи предшественники историка и, в частности, переводчики этого произведения на другие языки. Особенно полезными могут оказаться указания переводчиков, современных автору изучаемого источника, переводивших последний в то время, когда применяемые в нем слова и обороты речи еще не вышли из употребления или еще не получили другого смысла.

При определении смысла слов и оборотов речи, как это ярко доказал Фюстель де-Куланж, никогда не следует изучать слова и отдельные предложения вне их контекста. При изучении их смысла всегда следует иметь в виду источник и его смысл в целом. Изолированное изучение слова и оборота речи только затрудняет понимание их смысла и повлечет за собой самые грубые ошибки.

Такие ошибки мы наблюдаем весьма часто в обыденной жизни, когда журналисты и агитаторы приводят отдельные цитаты (или даже части цитат) из какого-нибудь произведения и придают им совершенно другой смысл, чем придавал им автор произведения. Подобные ошибки еще более опасны при пользовании и изучении источника, смысл слов и оборотов речи которого еще следует определить. Эти же случаи из обыденной жизни показывают, насколько велико значение лингвистического толкования источников, без которого источник или остается непонятным, или же может являться причиной неправильных построений историка.

ЛИТЕРАТУРА:

Ш. Ланглуа и Ш. Сеньобос. Введение в изучение истории, пер. А. Серебряковой 1899 г. Е. Bernheim. Lehrbuch der historischen Methode und der Geschichtsphilosophie. 1908 г. А. Feder. Lehrbuch der geschichtlichen Methode. 1924 r. Fustel de Coulanges. Monarchie franque. Fustel de Coulanges. Recherches sur quelques problиmes dъhistoire.







Сейчас читают про: