double arrow

Что такое Промысел Божий?


- Владыка, очень часто, рассказывая о случаях, когда человек чудесным образом спасся, избежал опасности или исцелился от серьезной болезни, мы говорим: «В этом, наверное, был Промысел Божий». Расскажите нам, что это такое – Промысел Божий?

- В первую очередь Промысел Божий на­правлен на сохранение жизни человека, ведь мы знаем, что Бог смерти не сотворил. Один военный врач рассказывал мне, как во время Великой Отечественной войны он со своей частью попал в окружение, и никто не мог их оттуда вывести. Ситуация была безнадежная, и он мог только молиться. Он и молился. Молился Богородице, и Она явилась и указала им путь. Потом этот военный врач стал свя­щенником, это был митрополит Рижский Леонид. Часто в ситуациях, когда мы, казалось бы, находимся на волоске от гибели, если мы с Богом, если мы просим Его о спасении, Бог отвечает на призыв нашего сердца. Но этот ответ зависит от нас, потому что наша молитва, наш призыв — это не внешнее действие, а внутреннее. И тогда Бог идет навстречу нам, идет на сверхъестественные действия, являя Себя человеку даже вопреки некоторым законам бытия. Описано много случаев, когда в трудные минуты людям являлись святые и спасали их. Все это проявления Промысла Божьего о человеке, о его жизни.




- Часто люди, чудом спасшиеся в экстремальных ситуациях, после тяжелых болезней воспринимают это спасение как повод переос­мыслить свою жизнь, начать жить по-другому.

- Совершенно верно, ведь мы сейчас говорили о спасении физической жизни, но главное — спасти душу.

- А спасение жизни и спасение души не все­гда совпадают?

- Трагический пример из нашей новейшей истории, когда мальчик-воин подвергся в Чечне невероятным истязаниям за то, что носил крестик. Но разве могут быть сомнения, что, приняв мученическую смерть за веру, он спас большее — свою душу? Кстати, мать нашла и опознала его именно по этому крестику...

Наша Церковь не случайно канонизирует все новых и новых святых — это не только образцы того, как можно жить в Боге, это и доказательство того, что Господь с нами ря­дом...

Бог дает нам жизнь, и Он нам ее сохраняет — это первая черта Промысла Божьего. Рождение и смерть — две конечные точки, и линия между ними - наша земная жизнь, она тоже подчинена Промыслу Божьему. Бог не бросает человека, Он направляет его к благим делам, Он пресекает зло и даже пре­вращает его в добро, постоянно являя человеку Свою милость. При этом у человека есть свободный выбор, как поступать, он не марионетка в руках Божьих. Бог дает ему возможность к благоделанию, но человек волен выбирать: жизнь с Богом, благая жизнь или жизнь без Него.

Направленность жизни человека к добру - вторая черта Промысла Божьего о нас. Ведь зло оказывается притягательным для человека, и Промысел Божий заключается в том, что Бог отвращает человека от него.



- Как? Бог не дает человеку возможность его совершить?

- Нет, просто в какой-то момент Бог обнажает ему зло, показывает, ведь мы говорим, что зло соблазнительно, оно «рядится в красивые одежды».

У каждого человека бывают ситуации, когда Господь дает ему возможность остановиться, когда Он показывает, как надо действовать, когда Он даже зло — и в этом тоже Промысел Божий, например, болезнь — обращает во благо нам. Любое исцеление, когда человеку возвращается не только физическое здоровье, но и духовное, когда человек приходит ко Христу — это пример милости Божьей.

В Евангелии рассказывается, как Христа встретили десять прокаженных, которые взмолились к Нему, чтобы Он помиловал их. «Увидев их, Он сказал им: пойдите, покажитесь священникам. И когда они шли, очистились. Один же из них, видя, что исцелен, возвратился, громким голосом прославляя Бога» (Лк. 17. 14-15).

- А что остальные девять?

- Остались в неблагодарности своей, в Евангелии о них больше ничего не сказано. Но ясно, что они выбрали свой путь вне Бога.



- Но раз человеку отводится активная роль, то как мы можем, делая каждодневный выбор между добром и злом, понять, где что? Ведь это не всегда очевидно.

- Когда принимаешь решение, надо иметь возможность отстраниться от ситуации. Как это сделать? Надо начать молиться, ведь молитва — это возможность вырваться из пут обстоятельств, из всего временного, это диалог с Богом. Надо, чтобы голос Божий зазвучал в нас. А голос Божий в нас — это наша совесть. Но у каждого из нас есть наше Ego, складывающееся из привычек, черт ха­рактера, наших обязательств перед людьми, и часто, когда голос совести пробуждается в нас, возникает драматический момент, конфликт между нашим Ego и тем, что нам подсказывает голос Божий. И тут важно распознать, в чем воля Божья.

Существуют разные способы, бывает, люди бросают жребий. Причем перед тем как бросить его, они молятся и говорят: «Господи, благослови!»

- А разве жребий это не воля случая, развеэто не математическая статистика?

- Жребий бросали апостолы, когда выбирали, кто станет двенадцатым вместо Иуды. Они «...помолились и сказали: Ты, Господи, Сердцеведец всех, покажи из сих двоих одного, которого Ты избрал принять жребий сего служения и Апостольства, от которого отпал Иуда, чтобы идти в свое место» (Деян. 1. 24—25). Апостолы приняли жребий как Промысел Божий. Патриарха Исповедника Тихона тоже выбирали жребием на Поместном Соборе 1917 года: отслужили Литургию и выбрали.

- Бросили жребий — значит, выбрали путь. А чем такая жеребьевка отличается от гадания?

- Когда человек пытается узнать о своей жизни гаданием, возникает совершенно другая реальность. В случае с апостолами, с выбором Патриарха Тихона была обращенность к Богу, хранителю нашей жизни. А к кому мы обращаемся, когда идем к гадалке? Безусловно, человеку может что-то открыться, но что именно — вот в чем вопрос. Принципиально здесь то, что в наших примерах люди обращались к Богу: «Господи! Да будет воля Твоя!» Они отдавались на волю Божью, принимали и исполняли ее. А жребий — это только способ.

- А что тогда астрология?

- Это расчет человеческой судьбы по звездам. Но дело в том, что звезды, все небесные тела были сотворены Богом в четвертый день творения, а человек, как известно, в шестой. И когда судьбу высшего творения, человека, ставят в зависимость от более низших, то мне это кажется величайшей несправедливостью по отношению к человеку.

А что касается гадания по снам, приметам и т. д., то это опыт предшествующих поколений. Важно понимать, откуда этот опыт воз­ник. Например, в 30-е годы родилась «примета»: встретил попа — не к добру. Конечно, когда всех священников истребили, сам их облик ассоциировался у людей с обреченностью. А вера в черную кошку? Мол, перебежала дорогу — возьмись за пуговицу и т. д. Весь этот комплекс примет сформирован не на христи­анских, а на стихийно-языческих основах. Православный человек знает, что в этом мире нет ничего сильнее, чем сила крестного знамения. И если у него есть какие-то сомнения, то он перекрестился, благословил дорогу и идет смело, зная, что с ним Бог и крестная сила. А вот неверующий человек несвободен, онпод гнетом каких-то мелких стихий этого мира, каких-то низких сил. Когда перед челове­ком стоит выбор, есть две позиции: искать волю Божью о себе или решать самому.

- А как еще, кроме жребия, определить, в чем она, воля Божья?

- Главное — готовность принять Его волю. Можно пойти к духовнику. Бывает, приходят люди и говорят: «У меня разрывается душа между этим и этим. Я не знаю, как поступать», — и испрашивают благословение Божье.

- А в этом нет перекладывания ответственности?

- Наоборот, это очень сильное решение. Нужно мужество, чтобы принять и исполнить то, что тебе дал Бог. Ведь если ты спра­шиваешь благословение у священника, то значит, ты готов принять то, что тебе скажут, не зная, что это будет. Очень простой пример. Все знают такой закон: если человек решил, что он будет делать по десять поклонов в день и если это он решил сам, то тут ника­ких проблем — берет и делает. Но когда у не­го вдруг появляется сомнение: может, на это стоит взять благословение — дело-то духовное, и он его берет, то тут качество действия совершенно меняется. Человек начинает исполнять волю Божью, которая была явлена через благословение. И если в случае, когда он делал эти поклоны «от себя», все было нормально, то тут сразу начинаются проблемы: то забудет, то лень...

И дело не в поклонах, просто сразу возникает противодействие сил дьявольских тому, как ты выполняешь волю Божью. Так, кстати, человек учится распознавать, какой дух как действует, как духи воплощаются в этом мире. В общем, если начинаешь выполнять какую-то заповедь, а на пути препятствие, то для духовного человека это показатель того, какие силы тут действуют. А раз тебе мешает дьявол, то значит, ты поступаешь по воле Божьей. Старцы говорят: «Делаешь доброе дело — готовься к искушениям».

Воля Божья может явиться человеку через духовника, при чтении Библии или в Богообщении. Бывает, человек зашел в храм в одном состоянии, совершенно разбитый, а вышел — в нем радость и свет. Это признак того, что благодать коснулась его, и если человек чувствует при этом обновленность всего своего существа, осмысленность, то это критерий того, что он с Богом и в Боге.

В ситуации выбора надо обратиться к За­поведям: к Евангельским Заповедям Блаженства или к Десяти Заповедям Моисея — их никто не отменял. Можно просто начинать их читать. И когда человек начинает их чи­тать, он уже начинает смотреть на ситуацию не своими глазами, а Евангельским взглядом. Вот тогда мы говорим, что уже не я жи­ву, а Христос живет во мне.

- Но жизнь становится все сложнее, и выбор бывает делать сложнее.

- Да не сложнее жизнь! Что, человек из­менился за эти тысячелетия? Да, в процессе развития он что-то приобрел, но это все внешнее. Как может быть для человека эта жизнь сложнее, если он сам упростил ее. Чем? Грехом. Он обеднил себя тем, что все время загоняет себя в какие-то условности созданного им мира и живет не по законам Бога, а по законам внешним, им же и созданным. А внутреннее вот это оскудение любви, оно же видно!

Мы свидетели того, как растет обособлен­ность людей, как человек загоняет внутрь свои проблемы, не решая их. И тут Церковь призвана спасти человека, потому что она хранит язык Бога, она распознает его, охраняя человека и не давая сбиться ему с пути.

- На самом деле каждый знает свои грехи, и как бы далеко и глубоко он их в себя ни прятал, он осознает их.

- Конечно. И это тоже дар Божий нам — осознание своей греховности. Это тоже проявление Промысла Божьего о нас. Кстати, когда с нами что-то случается, мы в глубине души точно знаем, почему это так. Хотя, ко­нечно, бывают люди с состоянием окамене­лости души, с такой сожженной совестью, что они не способны увидеть своего греха. Но это крайнее состояние, и мы молимся, чтобы Господь избавил нас от него. И Господь все время возвращает нас к Себе, дела­ет так, чтобы мы прислушались к голосу Божьему.

Помните, как в Евангелии фарисеи привели грешницу к Христу на суд? Они поставили ее в центр и сказали: «Учитель! эта женщина взята в прелюбодеянии; а Моисей в законе заповедал нам побивать таких камнями: Ты что скажешь?» (Ин. 8. 4—5). Конечно, они еще и испытывали Христа, они хотели что-то найти и к Его обвинению. Но Иисус, низко склонившись, что-то писал перстом на земле и не обращал на них внимания. «Когда же продолжали спрашивать Его, Он, восклонившись, сказал им: кто из вас без греха, первый брось на нее камень. И опять, наклонившись низко, писал на земле» (Ин. 8. 7—8).

- А что Он писал?

- Есть версия, что Он писал грехи каждого из обличавших, ведь Христос видит сердце человека. И дальше фарисеи, «услышав то и будучи обличаемы совестью, стали уходить один задругам, начиная от старших до последних; и остался один Иисус и женщина, стоящая посреди. Иисус, восклонившись и не видя никого, кроме женщины, сказал ей: женщина! Где твои обвинители? никто не осудил тебя? Она отвечала: никто, Господи. Иисус сказал ей: и Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши» (Ин. 8. 9-11).







Сейчас читают про: