double arrow

Происхождение права


Проблема возникновения права не менее дискуссионная, чем вопрос происхождения государства.

Например, сторонники «примирительной» теории утверждают, что причиной возникновения права явились непрекращающиеся войны между племенами. Право, таким образом, возникло как средство регулирования отношений между народами задолго до государства. В «теологической» теории право есть выражение божьей воли, историческая школа права причины его появления объясняет развитием «народного духа» и т. д.

Думается, есть все основания рассматривать причины происхождения государства и права как явления одного порядка, хотя и с некоторой спецификой их проявления для возникновения государства и для возникновения права. Рассмотрим процессы возникновения права более подробно.

Любой человеческий коллектив объективно нуждается в определенном уровне порядка и организованности своей жизни. Достигается это двумя путями: либо сознательным регулированием поведения людей, либо стихийным.

В начале человеческой цивилизации жизнь в первобытных сообществах регулировалась стихийно на основе свойственных людям как биологическим организмам инстинктов — врожденных реакций организма на внешние или внутренние раздражения, сложных безусловных рефлексов (пищевой, оборонительный, половой и т. д.). Инстинкты «вложены» в человеческую природу для того, чтобы человек мог существовать. Стихийная регуляция не требует вмешательства какой-либо внешней управляющей силы; это, по сути, саморегулирование.




Однако, в отличие от животного, которое не управляет, а живет по инстинктам, человек может руководить ими, причем не всегда хорошо и с пользой: разум вторгается в сферу инстинктивного и врожденного, «размывает», ослабляет инстинкты, а зачастую и полностью подавляет их. Например, инстинкт самосохранения помогает выжить человеку в опасных для жизни ситуациях. Но мы знаем, что человеку свойственно рисковать и совершать «безрассудные поступки», что человек слишком часто рискует жизнью. Почему же в данном случае стремление к самосохранению дает сбой? Дело в том, что кроме бессознательного, у человека имеется и сознание, которое позволяет, просчитывая процент удачи, «обманывать» инстинкт самосохранения.

Если бы люди руководствовались только разумом – то его жизнь стала бы напоминать некий идеал, о котором мечтали и мечтают философы – идеалисты всех времен и народов. С другой стороны, очевидно и то, что если бы человек руководствовался только инстинктами, то его жизнь была бы организована примерно на тех же началах, что и у пчелиного роя - ведь пчелам не нужно устанавливать каких-либо внешних дополнительных регуляторов поведения.



Но у человека все обстоит иначе: разум вторгается в область инстинктов и «портит» их, лишая природной чистоты и цельности; в свою очередь, страсти и инстинкты, вторгаясь в сферу разума, «портят» уже его, внося в рациональные замыслы и планы анархичность, сумбур, беспорядок и непредсказуемость. Все это объясняет необходимость установления внешних по отношению к человеку дополнительных принудительных средств социального контроля. Одним из таких средств являются социальные нормы, т. е. правила поведения, которые постепенно начинают формироваться в первобытном обществе.

Этнографы, занимающиеся исследованием жизни людей в условиях первобытного общества, справедливо указывают, что в начале своего появления регулирование поведения людей происходило в форме так называемого табуирования, т.е. установления системы запретов на совершение определенных действий. В процессе развития человеческой цивилизации табу дополняется правилами, в которых закрепляются некоторые права и обязанности членов первобытной общины.

Человечество способно аккумулировать и сохранять полезную социальную информацию, накопленную в результате совместного проживания. Она фиксируется в разнообразных обрядахи ритуалах, закрепляется в религиозных мифах, преданиях и легендах.Приобретенный полезный опыт передается из поколения в поколение как некий образец поведения и постепенно становится привычкой. В обществе постепенно формируются обычаиправила поведения, которые складываются в результате многократного повторения и выполняются добровольно, в силу привычки. Надзор за их выполнением пока еще не требует существования «особого отряда вооруженных людей» — полицейских, прокуроров, судей либо тюремных надзирателей: все общество вставало на защиту обычая в случае его нарушения.



Одним словом, общество постепенно переходит от стихийной саморегуляции человеческого поведения на основе инстинктов - к его рациональному, т. е. сознательному регулированию на основе формирующихся правил поведения. Все эти правила поведения имели общую, конечную цель — консолидировать членов общины в одно целое, укрепить единство родовой общины, ибо только так можно было сохранить жизнь людей в тех нелегких условиях. Первобытные обычаи иногда называют мононормами, поскольку они аккумулировали в себе моральные и религиозные представления членов общины, служили источником информации об общественно полезном, желательном, либо запрещенном поведении, словом, были универсальным регулятором человеческого поведения в тот период.

Однако новое постродовое общество, которое приходит на смену первобытному строю, уже не может руководствоваться только прежними правилами поведения. Нормы, действующие в родовой общине, уже не способны играть роль универсального регулятора поведения людей в столь социально «пестром» обществе: слишком сильны социальные различия между членами этого общества. От обычаев «отпочковываются» моральные и религиозные нормы, превращаясь постепенно в самостоятельные регуляторы человеческого поведения.

Возникают первые корпоративные нормы -правила, действующие в отдельных группах, появившихся внутри соседской общины (ремесленников, скотоводов, торговцев, отдельных семей и т. п.).

Постепенно формируется и принципиально новая нормативная система регулирования общественных отношений — появляются правовые нормы, т. е. правила поведения, которые устанавливаются и охраняются укрепляющейся государственной властью.

И если древние памятники права (Законы 12 таблиц, Русская Правда и др.) представляли собой кодификацию и переработку в основном обычных норм, которые сохранили свою ценность и для постродового общества, то постепенно право превращается в достаточно развитую, отдельную систему нормативного регулирования общественных отношений.

Таким образом, право, в отличие от норм, действовавших в первобытном обществе, выражает волю не всех членов общины, а преимущественно тех лиц, которые обладают политической (государственной) властью. Право устанавливается государством, охраняется им. Если первобытные обычаи основывались на естественных, врожденных свойствах человеческой личности, то правовые нормы становятся государственнымрегулятором общественных отношений, т. е. приобретают политический характер.

***

Тема 3







Сейчас читают про: